, Терновский р-н
  • 5054

«Они должны вернуться». Нашлись родные погибшего в годы ВОВ терновского солдата

Племянники и внуки погибшего Алексея Полякова живут в Терновке и Липецке
«Они должны вернуться». Нашлись родные погибшего в годы ВОВ терновского солдата «Они должны вернуться». Нашлись родные погибшего в годы ВОВ терновского солдата
РИА Воронеж Текст — , фото — Жанна Асанова, из архива

Нашлись родственники фронтовика, уроженца Терновского района Алексея Полякова. Его останки обнаружил поисковый отряд «Август» в Молдавии. Об этом сообщила краевед, педагог Терновской школы №2 Татьяна Якунина во вторник, 19 апреля.

Поиски увенчались успехом

Когда объявили поиск родственников Алексея Михайловича, Татьяна Якунина обратилась к бывшему библиотекарю села Галине Никульшиной, которая хорошо знала население деревни Чубровка.

– Галина Ивановна посоветовала поговорить с местной жительницей Еленой Николаевной Уксусовой, в девичестве Поляковой. Она родилась и выросла в Чубровке. Ее мама Тамара Ивановна умерла три года назад. Очень хорошо знала мать погибшего солдата. Выясняя все подробности, с мужем три дня подряд ездили к разным людям, которые могли пролить свет на поиски родственников, – рассказала Татьяна Якунина.

Учитель Татьяна Якунина
Учитель Татьяна Якунина

Татьяне Якуниной удалось выяснить, что в семье Поляковых, кроме Алексея, на войне погибли Александр и Владимир. Всего у родителей было шесть детей: Мария, Анна, Николай, Александр, Алексей, Владимир.

Сейчас в Терновке живут внуки Марии Михайловны – Владимир и Сергей Дмитриевы, внучка Анны Михайловны Галина Уксусова. Дочь Александра Михайловича – Нина Панова – живет в Липецке.

– Моя свекровь жила рядом с Поляковыми, они приходились дальними родственниками, – рассказала жительница райцентра Валентина Федорова. – У нас в семейном архиве хранились фотографии братьев Поляковых. Последний снимок был от Владимира, там написана дата «20 января 1941 года». В Терновке много их дальних родственников.

Мать ждала сыновей до самой смерти

Семья Поляковых жила в деревне Чубровка. Пелагея Ивановна рано потеряла мужа. Михаил умер от брюшного тифа, как и многие люди в то предвоенное время, а она чудом выжила.

Она осталась одна с шестью детьми. Самой старшей – Анне, 1910 года рождения, в то время было девять лет. Следующие дети были погодки – сын 1911 года рождения и дочь 1914-го, а следующие трое сыновей родились в 1917, 1918 и 1919 годах.

Пелагея Ивановна рассказывала внучке Нине Пановой о нелегких годах своей молодости.

– Она часто вспоминала о гражданской войне, НЭПе, коллективизации, – рассказала Нина Александровна. – Говорила про «черного ворона» – машина ездила ночью и забирала людей, которые уже домой не возвращались, а канули в неизвестность. И даже бабушка, женщина с шестью малышами на руках, боялась визитов непрошеных гостей. Поэтому она с детства приучала меня лишнего не говорить на людях, или думать, что говорить.

Школа, где учились братья Поляковы
Школа, где учились братья Поляковы

Старший сын Николай пошел работать в райсобес. Отец Нины Александр Поляков устроился бухгалтером в районную газету.

– Соседи часто говорили бабушке, что она очень счастливая, какие у нее умные и красивые дети, – вспоминает Нина Панова. – Она тихо радовалась своим кровиночкам. Дочери вышли замуж, а младший Володя жил еще с ней, работал в колхозе, сильный, грудь колесом, как дубок.

Трое сыновей пошли служить в армию, попали на Кавказ. Там сфотографировались вместе, прислали снимки матери и родственникам. Это была последняя фотография, которую получила Пелагея Ивановна. Началась война, и все трое погибли. Александр ушел из жизни первым в 1942 году, через полтора года погиб Владимир.

До недавнего времени считалось, что Алексей погиб в Германии. В общей базе данных сказано, что стрелок Алексей Поляков получил ранение в живот 30 января 1945 года, а на следующий день скончался от ран. Похоронен в Саксонии, городе Дрезден, 7 км, Найаншкач, южная окраина, могила № 1, нижний ряд, с юга 5-й.

– Бабушка часто говорила, что у нее в груди все черно от горя, – продолжила Нина Александровна. – Вспоминала, как она смогла выходить детей в таких неимоверно тяжелых условиях. Недоумевала, что из-за вероломства фашистов ей пришлось подарить своих красавцев войне. Только у одного Александра остались дети – дочь и сын. А остальные сыновья даже, наверное, полюбить не успели. Только старший сын Николай остался в живых, он работал в Воронеже на военном заводе.

Позже старший сын вернулся в Терновку, где жил с супругой-педагогом Зинаидой Григорьевной и дочерью Ритой.

Во время войны к осиротевшей матери часто просились переночевать беженцы, она их всегда пускала в дом. Внучка с внуком спали на койке, а гостей клали спать на печке, чтобы они согрелись.

– Бабушка Пелагея, прожив тяжелую жизнь, повидав много горя, не дождавшись детей с войны, не утратила чувства юмора, не израсходовала любви к ближним, радовалась жизни, как могла, – вспоминает Нина Панова. –  Она за всех переживала, волновалась, «лечила» души людей участием и отзывчивостью.

Одна беженка с Украины Даша с сыном Валиком долго жила у Пелагеи, которая делилась с ними последним куском хлеба, хотя у самой ничего лишнего не было. Потом Дарья вышла замуж за терновского парня.

До самой смерти Пелагея Ивановна не верила, что сыновья погибли. Нина Александровна помнит, как она часто говорила ей и ее младшему брату:

– Вы сядьте на пригорок и смотрите, смотрите на дорогу! Они пошли по этой дороге, они по ней и должны вернуться.

Внуки ее утешали, садились и ждали, но молодые солдаты так и не прошли по дороге домой. Последние годы соседи часто видели ее сидящей на насыпи и ждущей детей обратно, но сыновей она так и не дождалась.

Нина Александровна ездила в Нижегородскую область, где похоронен ее погибший в бою отец. Сейчас ей 83 года.

Похоронят в родной земле

В феврале поисковый отряд «Август» проводил плановые раскопки на высоте 79.4 у села Шерпены Новоаненского района Молдавии, во время которых обнаружили братскую могилу с останками трех человек. В кармане галифе одного из солдат нашли личный опознавательный знак на имя Алексея Михайловича Полякова с указанием места рождения и призыва.

– Не мог другой человек носить чужой смертный жетон, это нонсенс, – говорит руководитель поискового отряда Василий Сеньковский. – Кроме того, есть документ о направлении в штрафную часть, время и место совпадают, часть вела бои именно в том месте, где найдены останки. Те документы, что говорят о гибели солдата у Дрездена 31 января 1945 года, составлены только 6 мая.

Экспертиза путем осмотра останков и определения возраста подтвердила, что они принадлежат 26-летнему мужчине.

– Конечно, можно сделать экспертизу ДНК, но родственники, взвесив все доводы, признали его своим. Сейчас готовим документы для отправки останков и личных вещей для захоронения на малой родине. Пока идет согласование, пройдет от одного до трех месяцев, когда солдат вернется домой, – пояснил Василий Сеньковский.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: