Ирина Ряскина, мама погибших в аварии женщин, ходатайствовала о примирении с виновником ДТП в Левобережном районном суде в понедельник, 16 января. У сестер осталось пятеро детей, троих из которых воспитывает бабушка.

Женщина объяснила свою просьбу прекратить дело водителя Виталия Черепкова нежеланием «наказывать» его жену и четверых детей, которые «ни в чем не виноваты».

– Мне очень больно, но легче от того, что он сядет, не станет. Дочек мне это не вернет. Я же тогда принесу новое горе – лишу отца, средств к существованию четверых детей. Я одна растила пятерых детей без мужа, и знаю, что это такое, поэтому не могу по-другому, – рассказала Ирина Ряскина.

Гособвинитель Валентина Петрова назвала компенсацию для потерпевшей в 500 тыс. рублей «недостаточной» и попросила отказать в удовлетворении ходатайства Ирины Ряскиной – что суд и сделал. Судить Виталия Черепкова за пьяное ДТП на неисправной машине будут в особом порядке.

В ночь на Рождество

Дочери Ирины Ряскиной погибли в ночь на 7 января 2016 года. Лиля и Маша поехали со знакомыми на рождественскую службу и домой уже не вернулись. Страшная авария случилась неподалеку от Вогрэссовского моста в 02:10. На улице Лебедева в «ВАЗ-21104», в котором ехали сестры, врезалась иномарка. За рулем Honda Accord был 24-летний Виталий Черепков. Как позже выяснили следователи, парень сел за руль в состоянии алкогольного опьянения. К тому же Honda оказалась технически неисправна. Черепков выехал на встречную полосу, где допустил столкновение с автомобилем «ВАЗ-21104». Сестры, 30-летняя Маша и 32-летняя Лиля, скончались на месте ДТП. Спасателям пришлось разрезать смятый «ВАЗ», чтобы достать водителя.

По итогам расследования Виталия Черепкова обвинили в нарушении правил дорожного движения лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшем по неосторожности смерть двух человек (ч. 6 ст. 264 УК РФ). Статья предусматривает наказание до 9 лет колонии-поселения.

«Недостаточная» компенсация

На первом заседании в декабре 2016 года потерпевшая Ирина Ряскина сообщила суду о намерении примириться с виновником аварии, унесшей жизни дочерей. Процесс отложили, чтобы запросить в банке выписку со счета о компенсации женщине морального вреда. В самом начале заседания 16 января адвокат Черепкова Гарик Аветисов попросил суд приобщить к материалам дела выписку о перечислении 500 тыс. рублей на счет Ирины Ряскиной. Кроме того, защитник передал судье документы, подтверждающие, что у Черепкова в январе родился еще один ребенок.

Сам Виталий Черепков отвечал на вопросы суда односложно, стоял, опустив голову.

Судья Виктор Сторчаков огласил ходатайство Ирины Ряскиной, в котором та попросила прекратить уголовное преследование Черепкова. Ряскина сообщила, что моральный вред ей возместили в полном объеме, и привлекать Черепкова к ответственности она не намерена. Гособвинитель Валентина Петрова возразила, заявив, что 500 тыс. рублей за двух погибших – сумма, которую вряд ли можно считать достаточной для компенсации ущерба.

– Достаточного ничего не бывает, – вздохнула Ирина Ряскина. – Я все написала в заявлении. От того, что я его посажу, мне моих детей никто не вернет. А у него четверо детей, он детям своим нужен. Черепков обязался еще выплатить мне для детей погибших дочек 480 тыс. рублей – отдавать по 20 тыс. рублей ежемесячно в течение двух лет, о чем дал расписку.

Гособвинитель возражала против удовлетворения ходатайства потерпевшей. Петрова подчеркнула, что прекращать дела в связи с примирением сторон – право суда, но не обязанность. Прокурор напомнила, что Черепков был пьян, его автомобиль – неисправен, что водитель не только лишил жизни потерпевших, но и посягал на нарушение общественного порядка, безопасность других людей. У погибших осталось пятеро детей, и сумма компенсации в 500 тыс. рублей – даже с обещанием выплатить еще 480 тыс. рублей в течение двух лет – «не является достаточной для возмещения компенсации ущерба». Петрова попросила отказать в удовлетворении ходатайства о прекращении дела «за примирением сторон».

– Гособвинитель выходит за пределы своих полномочий, говоря о праве суда, но не его обязанности, – возразил защитник Гарик Аветисов. – Данная категория преступлений относится к средней тяжести, несмотря на превышение предполагаемого наказания свыше 5 лет. Хотел бы не согласиться с гособвинителем, что не в полной мере возмещен ущерб. Потерпевшая указала в своем заявлении, что он возмещен полностью. Согласие о прекращении уголовного дела вполне обоснованно и состоятельно.

Для вынесения решения по ходатайству судья Виктор Сторчаков удалился в совещательную комнату.

Судьба матери

Пока судья принимал решение, Ирина Ряскина в беседе с корреспондентом РИА «Воронеж» объяснила свое тяжелое, но по-христиански великодушное решение.

– Я не простила его, но мне как матери жалко его жену и детей, они ни в чем не виноваты. Я сама одна растила и поднимала пятерых детей, знаю, каково это, никому не пожелаю ничего подобного – очень тяжело было, жили в нищете. Я не знаю, как тут правильно поступить – и так плохо, и так нехорошо. Посажу я его, но мне от этого легче не станет, дочек мне это не вернет, но принесет горе его семье. Знаю, что многие меня осудят, но не могу по-другому, такой я человек, – отметила Ирина Ряскина.

Женщина рассказала, как за день до похорон дочерей у нее пришла просить прощения жена Виталия Черепкова.

– Упала передо мной на коленки. Я рыдаю, и она тоже, – вспомнила потерпевшая. – Она ни в чем не виновата, как и дети. Черепков сейчас работает на двух работах, чтобы выплачивать компенсацию. Не совсем он пропащий человек, и колония вряд ли принесет ему пользу, что-то исправит.

Женщина после смерти дочерей растит троих внуков 4, 10 и 15 лет. Еще двоих детей 8 и 10 лет на воспитание взяла бабушка по отцу.

– Боль не утихает. Маленький внук все маму ждет. Мы ему сказали, что мама уехала далеко работать и не вернется. Вырастет – поймет. У внучки переходный возраст, ей еще больше мама нужна, чем малышу. Нужна поддержка и опора, а ее нет, – заплакала Ирина Ряскина. – За полгода до дочек, в июле 2015 года, я похоронила сына. Он умер у меня на руках из-за оторвавшегося тромба, не дожив несколько месяцев до 34-летия. Так за год я потеряла троих детей. У меня многие спрашивают, как я выдерживаю. Я сама не знаю. Отвлекаюсь в заботах о внуках, много работаю, хоть и пенсионерка. Я нужна им, и раскисать, умирать не имею права, пока не подниму их на ноги. А так тяжело – сил нет. Ночами не сплю – все мне кажется, что дети мои живы и дома.

Вернувшись из совещательной комнаты, судья Виктор Сторчаков отказал потерпевшей в прекращении дела за примирением сторон. Судья назначил дату очередного заседания. Дело Виталия Черепкова будет слушаться в особом порядке – без исследования доказательств и допроса свидетелей. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter