Воронеж попал в число 12 европейских городов, наиболее пострадавших во Второй мировой войне. Горожане восстановили город, но некоторые здания до сих пор хранят следы войны – как напоминание о страшных 212 днях и ночах, которые пережил город.

Корреспонденты «РИА «Воронеж» вместе с историками, археологами и местными жителями побывали на объектах, которые напоминают о страшном времени.

 
 

Где: Улица Фридриха Энгельса, д. 1 и 3

Эти два жилых дома построили в 1920-х годах. Спустя пару десятилетий крепкие здания, возведенные из красного кирпича и английских шпал, подверглись серьезным испытаниям.

– Этот район особенно сильно бомбили 4 и 5 июля 1942 года, когда немцы входили в город, а советские войска и жители эвакуировались через Чернавский мост. Во дворе этих домов укрывались от бомбежек. Много жителей погибло в эти дни. Немало снарядов упало прямо во двор, – рассказал историк Владимир Размустов.

До сих пор на фасадах домов видны следы бомбежек. Особенно много дыр от осколков снарядов – на фасаде дома №1. Некоторые отверстия достигают ширины кирпича. На доме №3 есть черные разводы – последствия пожара. Здесь же сохранилась надпись синей краской «автограф» сапера из прошлого: «Проверено. Мин не обнаружено. 1 – 43. Козорезов». Но все эти повреждения не делают здания непригодными для жилья, наверное, поэтому их до сих пор и не убрали.

 
 

Где: переулок Индустриальный, д. 1 и 2

На фасадах домов сохранились надписи синей краской: «Проверено. Мин не обнаружено.1 – 43. Козодеров».

– Таких надписей в Воронеже почти не сохранилось. Известна надпись «Проверено. Мин не обнаружено. 29-1-43г. Козорезов» на Большой Манежной улице, дом 13. Там же установили мемориальную доску памяти юных минеров. Только это и показывают обычно экскурсоводы по теме войны. Получается, об этих надписях знают только местные жители? Они же может исчезнуть! В других городах такие свидетельства войны становятся историческим наследием, охраняются, их показывают туристам, – считает Владимир Размустов.

 
 

Где: улица Целинная, д. 5

Дом, расположенный на спуске от главной улицы города (нынешний пр. Революции – РИА «Воронеж») к реке Воронеж, в 1903 году построил крестьянин Пушкин, открыл в нем мукомольню и хлебный магазин. На старинном двухэтажном здании отчетливо видны следы пулеметных очередей. В июле 1942 года на улице Целинной проходили ожесточенные бои.

 
 

Где: улица Большая Манежная, д. 13

Старинное здание, построенное знаменитым архитектором Михаилом Замятниным в 1911-1914 годах, стало известно горожанам после Великой Отечественной войны благодаря небольшой надписи белой краской «Проверено. Мин не обнаружено. 29-01-43. Козорезов». Скорее всего, это тот же человек, что проверял дома на улице Фридриха Энгельса. Вероятно, со временем краска стирлась, и кто-то, подправлявший ее, неправильно прочел фамилию. Это здание стало своеобразным памятникам военным, которые разминировали Воронеж зимой 1942 года. На фасаде рядом с надписью висит «официальная» табличка «Памяти юных минеров, разминировавших наш город в годы Великой Отечественной войны».

 
 

Где: улица Театральная

В сад за Дворцом пионеров 13 июня 1942 года упала бомба – погибли около 300 детей. Здание самого Дворца было разрушено. Старый дуб, которому сейчас около 100 лет, устоял. Его ветви посекло осколками, а верхушка раздвоилась. Второй дуб – тот, у которого поставили памятный камень, – во время страшной бомбежки почти не пострадал.

 
 

Где: окраина Подклетного

Через узкую тропинку от Лесного кладбища находится памятник двух эпох – курганы бронзового века и остатки оборонительных укреплений времен Великой Отечественной. В 1942 году в Подклетном шли тяжелые бои, позиции немецких и советских войск располагались близко друг к другу. Хорошо сохранились индивидуальные укрытия (окоп для одного человека), длинные траншеи с боевыми ячейками. Часто такие укрепления опоясывали курганы.

– Полтора года назад во время экскурсии мы наткнулись здесь на остатки от минометной мины, – рассказывает Президент научной общественной организации «Центр сохранения культурного наследия Центрального Черноземья» Александр Никитин. – До нас ее, видимо, нашли черные копатели – откопали до половины, торчала верхняя неразорвавшаяся часть. Мы позвонили спасателям. Приехавший участковый определил, что мина не боевая: верхняя часть не разорвалась, а нижней части не было. Но те, кто нашел эту мину до нас, ее окопали и никуда не обращались. Это довольно безответственно и небезопасно! Думаю, что где-то здесь, в этих траншеях, могли остаться павшие бойцы. Насколько мне известно, поисковики тут не рыли. Но им и нельзя тут работать без разрешения: каждый курганный могильник имеет свою охранную зону, и любые работы надо согласовать.

 
 

Где: Район СХИ

Бои в районе СХИ стали одними из самых тяжелых. Позиции тут не раз переходили из рук в руки, но, в конце концов, фашисты так и не смогли выбить закрепившихся здесь советских солдат.

Прогуливаясь в районе областной детской больницы, можно обнаружить множество сохранившихся оборонительных укреплений. Извилистые траншеи идут параллельно друг другу в три ряда – на случай, если противник прорвет первую линию обороны. Между собой они также соединялись. В ответвлениях хорошо угадываются очертания блиндажей (прямоугольные, с небольшим «предбанником»), индивидуальных ячеек для ведения огня и аппарелей (площадок-углублений для пушек и танков). Эти укрепления развернуты в сторону центра Воронежа, где тогда закрепился враг. Есть много следов от воронок авиабомб – они круглые и довольно глубокие.

– В детстве я занимался на здешней спортивной базе «Буревестник», мы часто бывали в этих лесах. Раньше эти траншеи были глубже. Знаю, что тут находили снаряды. А приятель как-то рассказывал, что видел в лесу немецкий дот: немцы привозили его в разобранном виде, а тут собирали как конструктор. Но грунт в этих местах мягкий, его засыпало, и сейчас следов не найти. Сохранившиеся линии обороны я встречал еще на участках от лесотехнической академии до остановки Морозова, вдоль «Динамо» и в самом парке, на спуске к санаторию им. Горького, – рассказывает местных житель Павел Кулинич.

 
 

Где: пересечение улиц Транспортная и Бурденко

Ротонда – самый узнаваемый символ Великой Отечественной войны в Воронеже. Полуразрушенное здание из комплекса Воронежской областной клинической больницы, построили в 1930-х годах. В июле 1942 года бои велись практически за каждый этаж этих зданий, в итоге практически все строения разрушили. Уцелел лишь остов ротонды с куполом.

После окончания войны средств на восстановление ротонды не нашлось. А 11 ноября 1965 года Воронежский горсовет решил сохранить развалины областной больницы в существующем виде – как памятник Великой Отечественной войны. Они должны были стать частью мемориального комплекса на месте боев у больницы, однако проект до сих пор не реализовали.


×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter