Новости

Происшествия

«Нет повреждений – невиновен?» Как оправдали воронежца по делу о насилии над племянницей

, Воронеж, текст — Оксана Грибкова, фото — Андрей Архипов (из архива)
  • 2841
«Нет повреждений – невиновен?» Как оправдали воронежца по делу о насилии над племянницей

Мама 7-летней девочки и защита ее дяди озвучили две версии событий.

Жительница Воронежа обжаловала оправдательный приговор, который суд вынес ее брату по обвинению в насилии над племянницей. Наталья (имя изменено) надеется на справедливое правосудие в облсуде и защиту ее дочери Полины (имя изменено), для которой история с дядей стала серьезной травмой. Женщина недоумевает, почему суд отпустил ее брата Ивана (имя изменено), обвиненного в педофилии. Представитель прокуратуры просил для него 14 лет колонии.

В беседе с журналистом РИА «Воронеж» Наталья рассказала свою версию событий, из-за которых разрушилась семья. Адвокат оправданного мужчины Александр Иванов озвучил версию защиты, с которой согласился суд.

Версия обвинения. «Главное – защитить дочку от брата»

Семейная драма, вылившаяся в уголовное дело о насилии над ребенком, разыгралась в обычной воронежской семье. Жизнь Натальи разделилась на «до» и «после» 4 октября 2015 года. В тот вечер ее 7-летняя дочка Полина вела себя странно. Девочка отказалась купаться в ванной, сказав маме, что ей «плохо». После расспросов Полина призналась, что «дядя Ваня» трогал ее интимные места. По словам Натальи, дочка в красках описала, как дядя на балконе залез к ней в трусы, а позже приставал на кухне.

– У меня случилась истерика. Я пыталась разбудить Ивана, но он был пьян. Ничего не смог объяснить, ответить на вопросы. Я звонила маме, которая была в ночную смену, плакала. Она не поверила, что Иван мог сделать такое, предложила разобраться. Я нашла в интернете телефон и адрес Центра психологической поддержки, куда записалась к детскому психологу, – вспоминает Наталья.

Психолог в Центре после общения с Полиной посоветовала Наталье написать заявление о насилии над дочерью. Специалист сказала, что, вероятнее всего, девочка не врет, и домогательство действительно было. Наталья обратилась в следственный отдел регионального управления СКР. Ивана задержали 6 октября. Показания матери и дочери легли в основу уголовного дела о насильственных действиях сексуального характера (п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ). По ходатайству следствия суд арестовал Ивана и поместил в СИЗО. У мужчины имелись судимости за кражи и грабежи, но в педофилии он до случая с племянницей замечен не был.

Для меня было главным защитить свою девочку от брата. У меня нет денег, нет мужа, нет связей, но я пообещала дочке, что Иван к ней больше не приблизится. Обещание свое, получается, не сдержала. Я была в шоке, что судья встала на сторону Ивана. Уже через месяц после того, как его освободили в зале суда, он встретил меня на конечной остановке маршрутки, был пьян и хотел поговорить. Страшно представить, если бы я тогда была с Полиной,
Наталья

мать девочки

Наталья с Полиной переехала от матери в свою квартиру, которую ранее сдавала. По словам женщины, ее мать отказалась верить внучке и встала на сторону Ивана, дав в суде ложные показания о его невиновности. Наталья назвала ложной версию о квартирном вопросе, которую озвучила в суде защита Ивана и он сам.

– В суде брат заявил, что я написала на него заявление из-за квартиры, которая якобы была мне нужна. Но это не соответствует действительности. У меня есть своя квартира, которая досталась мне от бабушки и дяди. Квартира, где мы все вместе жили, принадлежала маме. Муж погиб, когда Полине был один месяц, и мы жили с мамой, которая помогала мне с дочкой, а ту квартиру сдавали для дополнительного дохода. Чтобы вытащить брата из тюрьмы, мама продала эту квартиру, купив жилье намного дешевле. Предполагаю, разницу она потратила на то, чтобы приговор был оправдательным, – рассказывает Наталья.

Женщина не отрицает, что отношения с братом были напряженными. Они часто ссорились из-за отсутствия помощи по хозяйству и на даче.

– У нас с Иваном были конфликты из-за того, что он пил, употреблял наркотики, толком не работал. Но я бы никогда не стала оговаривать его, чтобы избавиться. Для меня было главным защитить свою девочку от брата. У меня нет денег, нет мужа, нет связей, но я пообещала дочке, что Иван к ней больше не приблизится. Обещание свое, получается, не сдержала. Я была в шоке, что судья встала на сторону Ивана. Уже через месяц после того, как его освободили в зале суда, он встретил меня на конечной остановке маршрутки, был пьян и хотел поговорить. Страшно представить, если бы я тогда была с Полиной, – говорит Наталья.

По ее словам, у дочери психологическая травма: она боится дядю Ваню, имя его произносит только шепотом. Увидев на новогоднем празднике похожего на него актера, девочка очень испугалась.

– Судмедэкспертизу дочке сделали из-за очереди почти через две недели после случившегося. Ничего уже не нашли – ни разрывов, ни частиц с его кожи. Получается, нет повреждений – не виновен? Две психолого-психиатрические экспертизы показали, что Полина не врет, – объясняет Наталья. – Я убеждена, что она не могла выдумать ничего подобного, рассказать такие детали, так как ничего не знает о половых отношениях – просто неоткуда. Однако суд почему-то поверил не мне и дочери, а брату и его адвокату, матери, которая врала в суде в пользу сына.

Версия защиты. «Посадила из-за квадратных метров»

Подсудимый Иван отрицал вину в развращении племянницы и на следствии, и в суде. Согласно его показаниям, сестра утром 5 октября 2015 года обвиняла его, била скалкой, а затем спросила: «Выбирай, за что сядешь – за изнасилование или за кражу?» По мнению мужчины, Наталья его «посадила из-за квадратных метров». Других объяснений, которые заставили бы Наталью настроить против него дочь, Иван не видит. Между родственниками постоянно вспыхивали ссоры. Наталье не нравилось, что брат жил с ней, дочерью и мамой, когда уходил от гражданской жены.

– Если бы я трогал Полину, то у нее были бы травмы, повреждения, а их на экспертизе не нашли. Ей бы было больно, она кричала, бабушка, которая отдыхала в соседней комнате, это бы услышала. Полина никогда не молчит, если ее обижают, всегда жалуется, – говорил Иван в суде. – Я мог раньше украсть, мог дать по морде человеку, но насиловать ребенка никогда бы не стал, и в голову ничего подобного не приходило. Я не раз судим и знаю, что бывает за такое на зоне. Даже если предположить, что я бы позволил себе что-то подобное, то я бы сразу сбежал, уехал бы на Украину. Здесь же я сам пришел в полицию, как только узнал, что меня ищут.

Нельзя обвинять человека только на основании чьих-то слов. Иначе за изнасилования можно оговорить и посадить любого, а статья о насилии над ребенком предусматривает наказание от 12 до 20 лет. С точки зрения закона это уголовное дело не было сложным,
Александр Иванов

адвокат

Адвокат Александр Иванов сразу же увидел в деле, где сестра выступила против брата, несколько слабых мест, отметил защитник.

– Сложно предположить, чтобы ребенок, которого обидели, сделали ему неприятно, снова подошел бы к насильнику. По показаниям девочки, с балкона, где ее трогал дядя, она убежала в свою комнату, но скоро пришла на кухню, где дядя якобы стал приставать к ней вновь. Подобное поведение не поддается логике, – объясняет Александр Иванов. – Эксперты ответили на вопрос, что девочка в своих показаниях не фантазирует. Однако они ушли от ответа на мой вопрос – могла ли Полина оговорить дядю по просьбе матери?

Защитник сослался на результаты психолого-психиатрической экспертизы. Эксперты пришли к выводу, что нарушений, отклонений в сексуальных предпочтениях, в частности, педофилии, у Ивана нет.

У Полины также не нашли повреждений, которые могли появиться после контакта с дядей – на этом факте Александр Иванов акцентировал внимание, назвав в экспертизу в подобных случаях основополагающим доказательством, на котором строятся уголовные дела о педофилии.

– Нельзя обвинять человека только на основании чьих-то слов. Иначе за изнасилования можно оговорить и посадить любого, а статья о насилии над ребенком предусматривает наказание от 12 до 20 лет, – говорит Александр Иванов. – С точки зрения закона это уголовное дело не было сложным. Суду было достаточно оценить доказательства по отдельности и в совокупности. В данном случае представленные доказательства в совокупности противоречили показаниям потерпевшей – якобы жертвы насилия.

Год в СИЗО для Ивана оказался, по сути, вычеркнутым из жизни. Он вышел на свободу, где нашел неофициальную работу, снова живет с мамой. По словам адвоката, мужчина еще несколько лет назад пообещал себе больше не иметь проблем с законом. И слово свое держал до заявления сестры.

Наталья и сотрудники прокуратуры направили в Воронежский облсуд апелляционные жалобы на оправдательный приговор. В чью версию поверит коллегия облсуда, станет известно 11 января. Мать девочки и гособвинитель потребуют вернуть уголовное дело о педофилии на новое рассмотрение, Иван и его защита – утвердить состоявшийся в ноябре приговор. 

ВХОД

Используйте аккаунты соцсетей

РЕГИСТРАЦИЯ

Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA

Не помню пароль :(