Заместитель председателя комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Максим Шингаркин (партия ЛДПР) и его коллега и однопартиец, депутат Госдумы от Воронежской области Сергей Журавлев приняли участие в круглом столе, организованном общественниками Воронежской области.

В повестке «Круглого стола патриотических сил России» значились два довольно общих вопроса: «Промышленное производство и экологическая безопасность в условиях сырьевой экономки», а также «Сельхозпроизводство и продовольственная безопасность в условиях ВТО».

Однако с первых минут дискуссия начала сбиваться на узкую тему добычи никеля в Прихоперье. Это было неизбежно, если учесть состав участников: активисты движения «Зеленая лента», «Комитета 100», «Союза русского народа», славянских центров и т.д. Казаки следили за порядком и одновременно принимали активное участие в полемике. Некоторым места не хватило, они стояли в конференц-зале.

Надо отдать должное Максиму Шингаркину: он сумел вернуть разговор в русло хоть и весьма эмоциональной, но конструктивной полемики вокруг заявленных тем. Тем более, что он и сам в недавнем прошлом – активист экологических организаций, и кухню протестной экоактивности знает не понаслышке.

– Я не против обсуждения проблем никеля. Но посмотрите: за последние годы в Воронежской очереди началось строительство второй атомной станции, нефтеперерабатывающего завода, построен крупнейший цементный завод; есть вопросы к действующим предприятиям нефтехимии, агропромышленного комплекса. И никакие экоактивисты ими не заинтересовались, – отметил Максим Шингаркин.

– Я предлагал обсуждать экологические риски региона в комплексе. Но нет, все внимание общественников сосредоточено на доразведке медно-никелевых месторождений – теме, под которой лежат разные коммерческие интересы. Что ж мы сами себя приковываем к этому никелю? Пока мы будем зацикливаться на одной теме, в нас будут тыкать пальцем и называть маргиналами,

Максим Шингаркин, депутат Госдумы, фракция ЛДПР.

Сергей Журавлев напомнил, что для понимания никелевой темы как раз и нужна доразведка недр. Последует ли за ней разработка руды или нет, подтверждение запасов в любом случае сделает страну богаче: это позволит по-другому строить сырьевую стратегию и вести диалог с экономическими партнерами.

На вопрос корреспондента РИА «Воронеж» о шансах России в мировом разделении труда Максим Шингаркин ответил:

- Сейчас закладываются основы для технологического прорыва в применении высокопрочного металла. Легированная сталь вытесняет обычную – благодаря этому уже сейчас автомобили весят на 30-40 процентов меньше при лучших показателях прочности. В строительстве через несколько лет высокопрочная сталь начнет не просто заменять арматуру в бетонных конструкциях – она начнет заменять сам бетон и кирпич. У России благодаря ее сырьевым запасам есть шанс стать лидером этого процесса. У нас должна быть налажена замкнутая система производства качественных металлоконструкций, которые мы сейчас ввозим отовсюду, даже из Турции. Здания, изготовленные из высокопрочной стали, будут легкими, энергоэффективными и безопасными; появится новый тип производства и урбанизации.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter