Корреспонденты РИА Воронеж вместе с часовщиком Анатолием Струковым взобрались в башню здания областного Совета профсоюзов на площади Ленина и узнали, как работают часы, в чем их отличие от часов на Спасской башне в Москве и что такое морфемы времени.

Часы и маляры

Когда башенные часы на Площади Ленина вот-вот пробьют полдень, часовщик Анатолий Струков включает на своем мобильнике радио «Маяк» и дожидается традиционного «пикания» – отсчета московского времени. Одновременно часы на воронежской башне начинают играть мелодию «Молитва за отечество», а затем раздаются удары электронного колокола.

– Точность у этих часов очень высокая – не каждые так идут, – говорит Анатолий Васильевич. – Они самые точные во всем городе.

Анатолий Струков – потомственный часовщик, который вот уже 30 лет обслуживает городские башенные часы. Куранты на главных городских часах бьют с 8:00 до 20:00. Позже им бить не положено – иначе будут беспокоить жильцов расположенных по соседству домов.

Минуя строгую охрану, поднявшись под крышу и пройдя под деревянными лесенками, мы оказываемся в тесной каморке. Именно здесь находится сердце главных городских часов. Внутри они выглядят не так романтично, как нам представлялось. Здесь нет ни гигантских колёс, ни старинных механизмов в стиле стимпанк. А еще здесь тепло даже зимой.

 
 

– Года четыре назад центральное окно с часами разбили…как их? – пытается подобрать нужное слово Анатолий Струков.

– Вандалы? – уточняю я.

– Маляры! – отвечает он.

Рабочие, красившие часы изнутри, о своей оплошности смолчали, часовщика оставили в неведении. В стекле образовалась трещина, а один из стеклянных сегментов оказался зажат стрелками часов.

– Если бы он оказался за стрелками, то стеклом могло бы убить прохожих, – говорит Струков. – Случись эта трагедия, я бы уже сидел в тюрьме.

Внутри часы состоят из центрального распределительного механизма, который задает количество ударов боя. В нем – моторчик и червячная пара, большое количество колес и шестерёнок. Каждую минуту механизм переводит три оси – приводные валы, на конце каждого – миниатюрные часы, переводящие стрелки на циферблатах.

– Наши часы – электронно-механические. А старинные часы на Спасской башне до сих пор работают, как и сто лет назад, это чисто механические маятниковые часы, в которых есть система колес, привода, боя, бронзовых колоколов. По тому же принципу работают часы на викторианской башне в Лондоне, больше известной как Биг Бэн.

Отец и сын

Главные городские часы были созданы в 1986 году – как раз в это время Воронеж готовился к празднованию своего 400-летия. Это первые и пока единственные музыкальные часы в городе.

– Часы мы задумали и сделали вместе с моим отцом, – говорит Анатолий Струков. – Циферблаты часов диаметром полтора метра были сделаны из дюралюминия с черным покрытием. В 1992 году произошла первая реконструкция часов. Мы решили сделать циферблаты из матового оргстекла, которые бы подсвечивались в темное время суток.

Василий Струков, отец нашего собеседника, с детства проявлял инженерные способности. Будучи пятиклассником, он сам отремонтировал и запустил старинные наручные часы.

– Часы были только у директора школы и моего отца, – вспоминает Струков-младший. – Когда учительница спрашивала: «Васенька, сколько там до конца урока?», он гордо вытаскивал часы и отвечал.

 

В шестом классе Василий Струков увлекся фотографией и соорудил самодельный фотоаппарат с мехами – один в один теперь уже раритетный «Фотокор». Великая Отечественная война помешала Струкову-старшему окончить школу, и он ушел на фронт. Василий Иванович – ветеран Великой Отечественной войны, у него есть награды. Работал электромехаником по ремонту приборов, на протяжении 20 лет работал на заводе «Электроприбор». Он же – автор более 150 рационализаторских предложений, за что получил звание заслуженного рационализатора РФ. А к 60-летнему юбилею Василий Струков решил окончить школу экстерном и получил аттестат.

Струков-младший пошел по следам отца. С детства занимался фотографией. В четвертом классе под руководством отца сконструировал детекторный приемник, в шестом – увлекся авиамоделизмом и уже школьником стал четырехкратным чемпионом Воронежской области по авиамодельному спорту.

Анатолий Струков говорит на английском и немецком языках, вставляя в свою речь иностранные слова. Учился одновременно в двух вузах – ВГУ и политехническом институте. В первом окончил РГФ и получил диплом учителя английского языка, во втором – диплом по специальности «радиоконструирование и технология производства радиоаппаратуры».

Прежде чем стать часовщиком, Анатолий Васильевич успел поработать учителем английского языка, радиоинженером на заводе «Электроника», директором станции юных техников.

Как «украли» городские часы

В коморке часовщика вы не услышите оглушительного звука часов – только звуки динамика – контрольного громкоговорителя. Там, на самом верху башни, стоят четыре 40-ваттные колонки, усиливающие звук. В коморке же слышны лишь отголоски боя.

Шесть лет назад в часах на башне французский механизм заменили электронной начинкой. С тех пор здесь вместо струн и молоточков – микропроцессорная плата с памятью, на которой записано несколько мелодий. Каждые полчаса и каждый час включается электронная запись «Молитвы за отечество». Количество ударов курантов соответствует времени на циферблате. На Новый год часы играют «В лесу родилась елочка», «Колокольчики», на 9 Мая – «День Победы», «Не стареют душой ветераны», «Катюша», «Землянка».

 
 

Мелодию для воронежских часов спрограммировал на колокольчиках и записал на микропроцессор знакомый Анатолия Струкова – композитор Олег Бадерников, который работает на колоколитейном заводе Валерия Анисимова.

– А бывали ли случаи, когда часы останавливались? – интересуюсь я.

– Когда маляры побили стекло, часы пришлось останавливать на двое суток, – говорит часовщик. – А несколько лет назад в здании профсоюзов был пожар – перегорели кабели, «досталось» и часам.

Более года назад в здании совета профсоюзов произошла еще одна авария: вместо 220 вольт обитатели здания ощутили на себе все 380 вольт. Вследствие чего сгорели компьютеры и осветительные лампы, а на башенных часах «сдох» усилитель.

– Когда отключают свет, часы не останавливаются, потому что в них имеется резервный аккумулятор, который способен поддерживать ход часов на протяжении суток, – замечает Струков.


Вспоминает и забавный случай, который называет «сказкой о потерянном времени»:

– Когда мы меняли разбитое малярами стекло на центральном циферблате, который «смотрит» на областную администрацию, на его месте появилось пустое отверстие. Манипуляции с часами заметили чиновники. И, обеспокоенные, начали звонить дежурному и в милицию – подумали, что городские часы украли.

Спускаясь по старой лестнице, Анатолий Струков сочиняет на ходу афоризмы: «Чтобы часы ходили, к ним нужно приходить», «секунды, минуты и часы – это морфемы времени».

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter