21 Мая 2018

понедельник, 17:53

$

61.94

73.18

Московский стилист Паша Павлов рассказал воронежцам, почему в России нет моды

, Воронеж, текст — Софья Успенская, фото — Софья Успенская
  • 4388
Московский стилист Паша Павлов рассказал воронежцам, почему в России нет моды

И на сколько модных сезонов столица Черноземья отстает от Лондона.

В рамках проекта «Новый стиль», организованного РИА «Воронеж» совместно с Сити-парком «ГРАД» в нашем городе побывал известный московский стилист Паша Павлов. В послужном списке Паши Павлова работа со многими звездами российского шоу-бизнеса (Виктория Боня, Равшана Куркова, Валерия, Алёна Водонаева), а также с известными мировыми брендами (Dolce&Gabbana, Mexx, Petr Aksenoff, Wild Orchid, Lamoda, Feru, Climona) и ведущими глянцевыми журналами (Vogue, Cosmopolitan, Wedding, L’Officiel). А в Воронеже он составил новый образ для победительницы проекта и прочел лекцию «Все, то вы хотели знать о fashion-индустрии».

Лекция задержалась почти на час, а желающих оказалось гораздо меньше, чем планировали организаторы, но тех, кто все же попал на мастер-класс – а среди них были люди самых разных профессий, от пиарщика и бухгалтера до инженера-физика, – можно считать настоящими счастливчиками – в течение часа в камерной обстановке Паша Павлов рассказывал о секретах fashion-индустрии. Можно было задать любые вопросы о моде и получить на них подробные ответы и рекомендации.

О том, что такое мода

– Мода затрагивает все, - начал лектор. – Обычно мы говорим о моде только по отношению к одежде, но на самом деле мода влияет на все: мы выбираем конкретный автомобиль, светильник, кресло и даже страницы своих аккаунтов в соцсети оформляем тем или иным образом. И те люди, которые знают механизмы, по которым мы так действуем, владеют модной индустрией.

Я коллекционирую разные определения слова «мода», но у меня есть и свое. Я обычно говорю, что мода – это проекция, проекция определенных свойств вещи на ситуации и типажи. 

Понятие моды со временем меняется. Те определения, которые были актуальны когда-то, уже не работают. Вот, например, есть очень известное высказывание Коко Шанель, что мода проходит, остается стиль. Сейчас я с ним уже не могу согласиться. Потому что свой есть не у каждого. А мода так или иначе касается всех. Каждый человек использует образ того или иного десятилетия. Сейчас сложно ошибиться, сложно сказать, что что-то не модно (ну если только обувь с длинными носами, как в 90-е). Кто-то одевается в стиле 60-х, кто-то – в стиле 50-х, кто-то – 90-х, и все это сейчас модно. Я работаю со многими имиджмейкерами, которые долго работали с классикой, и они подбирают клиентам базовый гардероб по типу фигуры и цветотипу, то, что им идет. А люди не хотят того, что им идет. Они хотят моды.

О трендах

– Модные тренды не берутся ниоткуда, никто их не выдумывает и не навязывает. Они витают в воздухе, и есть специальные люди и специальные бюро, которые их вылавливают, анализируют и прогнозируют, что публике будет интересно, а что не понравится. Какие цвета, какие формы, стили. Именно поэтому нельзя сказать, что один дизайнер ворует идеи у другого – то, что на подиумах и в магазинах появляются похожие вещи, означает лишь то, что дизайнеры используют результаты одних и тех же аналитических прогнозов. Мы говорим о моде, как об игре какой-то но на самом деле это индустрия с огромными бюджетами, и никто не поставит эти бюджеты на прогноз, который может не оправдаться. Художников здесь нет, только жесткая аналитика. «Я так вижу» в моде не работает. Если кто-то ставит свое художественное видение выше анализа, он вылетает. Помните скандал с Джоном Гальяно, которого уволили из Дома Dior якобы за расистские высказывания? На самом деле скандал – это был просто повод, а причина в том, что в моду стал входить минимализм. А Гальяно – любитель пышного декора, гротеска. Он сделал коллекцию, «как он видел», и просчитался. В результате его уволили якобы за расизм, но сразу же после него дизайнером бренда Dior стал Раф Симонс, известный минималист.

О модниках и модных поневоле

– Людей совсем вне моды не существует. Человек, который говорит, что ему плевать на моду, он все равно надевает какие-то вещи – и вот эти вещи, у них тоже есть свои признаки. Скажем, джинсы были обычные, были с отстрочкой, с потертостями, с дырками – в разные годы модные тренды сменяли друг друга. И сейчас человек, который считает, что он вне моды и надевает самые обычные джинсы, на самом деле надевает джинсы, скажем, с потертостями, которые вошли в моду 8 лет назад.

Мода так или иначе затрагивает всех. Даже бабушки у подъезда носят модные вещи – только модные 8, 10 или 20 лет назад, к ним тоже все это приходит, спускается со временем.
Паша Павлов

Есть такая модель распространения всего нового, разработанная человеком по фамилии Роджерс. Она показывает, как разные группы людей воспринимают новации, к которым относится и мода. Если мысленно выстроить всех людей в ряд по тому, насколько охотно они принимают все новое, то первые 2,5% - это будут новаторы. Это те люди, которые придумывают все новое и первыми это применяют: стилисты из крутых журналов, авангардные художники, люди искусства. Они рискованны и не боятся провалов, а в жизни они выглядят, как правило, странно. Дальше идут их ранние последователи — таких людей 13,5%. Они сами не изобретают нового, но охотно это применяют. В моде это популярные фэшн-блогеры и прочие модные персонажи – как раз те, на кого мы смотрим в журналах и восхищаемся. Потом идет большая группа, 34%, так называемое ранее большинство, эти люди стараются поступать, как все, как сейчас носят. Затем позднее большинство, тоже 34%, традиционные, осторожные, чувствительные к цене, они принимают инновации под давлением большинства. И оставшаяся группа - отстающие — 16%. Это те самые люди, которым мода совсем неинтересна.

И вот в этой цепочке очень важно понять, где ты, в каком вагончике этого поезда. И стараться продвинуться чуть-чуть вперед. Даже в модной индустрии не обязательно быть самым модным, важно понимать механизм. Многие крупные магазины, например Lamoda,  ориентируются как раз на позднее большинство и отстающих – это тоже огромный сегмент, и в нем вертятся огромные деньги. Весь масс-маркет ориентируется по сути на позднее большинство. Да, в витринах манекены одеты в то, что модно, но на самом деле вещи с витрины мало кто покупает. 

Если хотите быть модным в своем городе, просто смотрите, что модно, что носят у вас и проходите на пару вагонов вперед.
Паша Павлов

О Лондоне и Воронеже

– Раньше моду диктовали Франция и Италия, сейчас – Англия во главе трендов. Все альтернативные течения, будь то панк или гранж, весь бунт, модный сейчас, мода на сочетание несочетаемого – все это оттуда, это бунтарский дух Лондона. И этот тренд будет держаться в ближайшее время, до 2016 года точно.

В России моды нет, потому что нет своего производства. Мы не производим одежду, у нас почти нет легкой промышленности, мы не производим дизайнеров – им не с чем работать, так откуда у нас возьмется мода?
Паша Павлов
Да, Ульяна Сергеенко и Мирослава Дума быстро реагировали на модные тренды, но все, что они предлагают – вторично. Ничего принципиально нового у них нет. Да и сама мода на русскость уже уходит. У Дениса Симачева и Алены Ахмадуллиной темпы производства падают. Россия сильно отстает от моды. Скажем, воротнички, расшитые бусинками, которые в Москве появились в прошлом году, в Воронеже, вы говорите, только сейчас появляются, в Лондоне вошли в моду в 2010 году – уже 6 модных сезонов назад!

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: