12 Июля 2020

воскресенье, 19:48

$

71.23

80.27

«Молодежь хочет осознанного брака». Воронежские эксперты – о трансформации института семьи

, Воронеж, текст — , фото — из архива
  • 5449
«Молодежь хочет осознанного брака». Воронежские эксперты – о трансформации института семьи «Молодежь хочет осознанного брака». Воронежские эксперты – о трансформации института семьи Мнения психолога и руководителя областного управления ЗАГС.

Мнения психолога и руководителя областного управления ЗАГС.

В Воронежской области, как и по всей России, растет количество разводов и увеличивается возраст вступления в брак. Меняются и причины, по которым люди создают семью. Как трансформируется институт брака, во сколько лет жительницы региона предпочитают рожать, уходят ли в прошлое стереотипы о роли мужчины и женщины, есть ли рецепты преодоления семейных кризисов – в материале РИА «Воронеж». Экспертами выступили семейный психолог Михаил Щербаков и руководитель областного управления ЗАГС Марина Севергина.

Михаил Щербаков, семейный психолог


Фото – Михаил Кирьянов

О шансах на удачное знакомство

– Многим людям сегодня трудно даже не создать семью, а просто познакомиться. С одной стороны, масса возможностей для сближения: сайты знакомств, соцсети, мессенджеры. В любой момент достаешь из кармана телефон и связываешься с кем хочешь. В то же время у людей все меньше точек соприкосновения в реальной жизни. В общественном транспорте, в публичных местах все сидят в телефоне, погруженные в свой мир.

Но проблема не только в гаджетах. Кому-то сложно вступить в новые отношения после болезненного разрыва. Или родители ругались, и в детстве закрепилось, что отношения – это немного про боль. Мешают и низкая самооценка, стеснительность, скованность, неуверенность в себе, страх отказа. Особенно это характерно для парней. Конечно, на начальном этапе отношения создает женщина: на невербальном уровне она посылает сигнал, мужчина как бы сканирует пространство и улавливает, что к ней можно подойти. Но если он боится отказа или не считывает сигнал, знакомство может не состояться.

Конечно, отказ – это всегда удар по самооценке. Кто-то может легко с этим справиться, а для кого-то это переживания надолго. Но отказ вовсе не свидетельствует о том, что с тобой что-то не так. Нужно увеличить количество попыток – тем самым увеличивается и вероятность, что они будут удачными. К тому же подойти познакомиться – это не значит сразу создать пару, пригласить на свидание: можно просто общаться.

Увеличивает шансы на удачное знакомство и расширение зоны интересов. Если у нас только работа и дом, мы можем познакомиться только на работе или по дороге домой. А если у человека много увлечений, то в какой-то из компаний он обязательно встретит родственную душу.

О «росте осознанности» и гражданском браке

– Мы провели опрос среди людей трех поколений: это молодежь около 30 лет, их родители и бабушки-дедушки. Спрашивали, сколько времени у них прошло от знакомства до брака и от заключения брака до рождения ребенка. Выяснилось, что представители старшего поколения во многих случаях вступали в брак менее чем через год после знакомства, а ребенок часто появлялся через девять-десять месяцев после женитьбы. Прослеживалась четкая связь: брак – дети.

Сегодня молодые люди отодвигают вступление в брак и рождение первенца ближе к 30 годам – как мужчины, так и женщины. На такое решение влияют как экономическая составляющая – желание встать на ноги, – так и рост осознанности при заключении семейного союза. Очень популярен так называемый гражданский брак, и, хотя его часто демонизируют, возможность предварительно пожить вместе способна уберечь от многих ошибок.


Фото – из архива

О стереотипе «муж – добытчик, жена – хозяйка»

– Общество в России всегда было патриархальным: мужчина работал и обеспечивал семью, женщина вела хозяйство и занималась детьми. Сознание людей меняется медленно. Совсем недавно, года три назад, мы проводили исследование, из которого сделали вывод: воронежцы считают, что мужчина успешен за счет материальных атрибутов – квартиры, машины, зарплаты. А успех женщины воспринимается через семью: налаженный быт, уют, накормленные и воспитанные дети.

Но если пространство женщины – это семья, то значит, она в ней управляет всем? Нет! Общественные стереотипы все еще транслируют доминирующую роль мужчины, даже в семейных отношениях. Хотя положение женщины в обществе давно изменилось, и сегодня как женщина, так и мужчина могут независимо друг от друга получать все, что нужно для жизни, содержать себя и воспитывать детей. Поэтому им приходится переосмысливать, для чего нужен брак. Люди уже не хотят создавать отношения только потому, что общество давит, или «часики тикают», или чтобы экономически стало полегче, или чтобы в быту иметь поддержку.


Фото – Михаил Кирьянов

О семейных кризисах и «неграмотных» конфликтах

– Семейная пара проходит через несколько кризисных точек, и их можно предвидеть. Первый кризис наступает в первый же год семейной жизни. Вновь созданная пара – это два непохожих человека с двумя разными сценариями, которым нужно снимать один фильм. Элементы своих сценариев они позаимствовали каждый из своей семьи и окружения и теперь должны выработать новую, свою модель совместной жизни.

К сожалению, не всегда получается. Часто кто-то начинает тянуть одеяло на себя, считая собственную модель единственно правильной, и эта битва бывает разрушительна. В первый кризисный год многие молодожены разводятся, не выдержав жесткой притирки. К тому же проходит острое состояние влюбленности, эйфория, и без этих розовых очков становятся заметны многие недостатки партнера. Некоторые пары расстаются, просто поняв, что они друг другу не подходят. Тут все очень индивидуально: кто-то меня возненавидит за мои привычки, другой за них же будет обожать.


Фото – pixabay.com

Но если бы пара понимала, как обходить конфликты, во многих случаях все могло быть иначе. Во время ссоры в кровь выбрасываются гормоны, наступает гормональный дисбаланс. Когда частота сердцебиения превышает 100 ударов в минуту, адреналин не позволяет адекватно оценить ситуацию. Говорить о рациональном, взвешенном решении тут не приходится. Нужно не менее 20 минут, чтобы успокоиться. Но люди, вместо того чтобы устроить «перекур», начинают эскалацию ссоры, вспоминают старые обиды и углубляют конфликт. Многие не понимают, как их поведение выглядит со стороны, им даже может казаться, что они не орут, а просто объясняют, стараются донести свою точку зрения. И только если показать им сценарий конфликта, разобрать все их шаги, они видят свои ошибки. Можно научить их справляться с эмоциями, в моменты эмоциональных взрывов брать тайм-аут и только после этого продолжать разговор.

Пять-девять лет – еще один порог кризиса. В браке наступает период застоя, снижается уровень эмоциональности, взаимной значимости, накапливаются обиды. Но и таким парам можно помочь.

О причинах разводов

– Причины чаще всего психологические, и они могут быть разными на разных этапах брака. Еще буквально два поколения назад разводов было меньше. Разводиться было не принято: сначала этому препятствовала Церковь, затем идеология советского государства, всячески укреплявшая ячейку общества, да и на бытовом уровне развод осуждался. Но это не значит, что отношения были лучше или люди в браке были счастливее. У них просто было намного меньше возможностей покончить с неудачным браком.


Фото – Михаил Кирьянов

О помощи семьям на грани и после развода

– Ко мне на прием часто приходят пары на грани развода. Как правило, перед этим они уже пробовали много вариантов примирения: пытались договариваться друг с другом и с собой, читали соответствующую литературу, участвовали в вебинарах, слушали советы родственников и друзей. Но непонятно, как всю эту информацию применить на практике. Нужны службы, которые бы помогали семьям, и не только психологи, но и семейные консультанты, советники.

У нас мало говорят о примерах счастливых браков. Всюду мусолят скандалы, разводы. А нужно рассказывать о том, как пара преодолевала трудности, строила быт, распоряжалась семейным бюджетом, как создавались отношения, в которых каждый чувствует себя комфортно.

При загсе очень полезным был бы кабинет психологической помощи. Когда люди подают заявление на развод, у них есть месяц на раздумья. За это время семейная терапия может им помочь сохранить брак. А если его уже не спасти – таких случаев тоже много, – нужно помочь супругам легче пережить развод. Ведь по уровню переживаний развод занимает второе место после смерти близкого человека. Этот разрыв бьет по обоим, даже если они этого не показывают. Поэтому необходимо дать им ресурсы, навыки и инструменты, помогающие справляться с этим стрессом.

Важно также, чтобы негативный опыт не был перенесен в следующий брак. Это не редкость, когда новый брак оказывается неудачным, потому что люди наступают на те же грабли, копируют те же ошибки. Их можно предотвратить, если проанализировать.

О домашнем насилии

– У нас жертвы домашнего насилия никак не были защищены, в полиции их обращения часто игнорируют. Даже статья о побоях предусматривает всего лишь штраф, как за какое-нибудь хулиганство. Закон о домашнем насилии назрел, потому что насилие в семьях очень распространено, просто оно часто скрывается и имеет разные формы. Это далеко не всегда только сексуальное или физическое насилие. Кого-то притесняют психологически – оскорблениями, унижениями, насмешкой. Нередко встречается финансовое давление: жена в декрете и должна отчитываться за каждый рубль, который дает ей муж. Если квартира принадлежит мужу, он может сказать: «Куда ты пойдешь? Кому ты нужна?». Может внушать жертве чувство вины, собственной никчемности, незащищенности. Часто это длится годами и всплывает, лишь когда происходит какой-то вопиющий случай. Более того, виноватой у нас часто выставляют жертву, начинают анализировать, не спровоцировала ли она насильника. Хотя если кто-то украл кошелек, торчащий из кармана, то никто не задается вопросом, насколько его легкодоступность смягчает вину вора.

Нужен не просто закон о защите от домашнего насилия, а целый комплекс мер в поддержку пострадавших. Должен быть изучен опыт других стран, привлечены общественные организации, психологи, органы опеки. Жертва насилия должна четко знать, куда обращаться и какую помощь она может получить: укрытие, средства к существованию, психологическую и юридическую поддержку. Закон не должен стать очередной гайкой, которая ввинчивается в сознание человека, его не принимающего. Нам пора уже выйти из детской позиции, когда кто-то стоит над нами и указывает, как делать нельзя. Почему мы сами не можем осознать, что нельзя бить детей, например?

Часто спрашивают, почему жертва не уходит от агрессора. Во многих случаях женщина считает, что может перевоспитать мужчину, переделать его. Или думает: стерпится – слюбится. И ждет, терпит, живет в этой искаженной реальности. На самом деле нет неразрешимых ситуаций: можно найти работу, снять жилье, отдать ребенка в детский сад. Возможностей много, но женщина, страдающая от насилия, их часто не видит. Она подавлена, у нее занижена самооценка, поэтому сужено сознание. Задача психологов, волонтеров, социальных служб – помочь ей увидеть свои возможности.

На агрессора можно воздействовать разными способами, вплоть до запрета приближаться к жертве, жить с ней в одной квартире, звонить ей. В то же время нужно предусмотреть, чтобы человека невозможно было подставить, оклеветать, выгнать из дому на основе домыслов. Иначе вслед за законом о домашнем насилии надо будет принимать закон в защиту тех, кто пострадал от него.

Марина Севергина, руководитель управления ЗАГС Воронежской области


Фото – Михаил Кирьянов

О регистрации брака и матерях-одиночках

– Отсутствие разводов в дореволюционное время вовсе не было показателем благополучия семьи. И совсем не плохо, что сегодня процедура расторжения брака не контролируется ни общественным мнением, ни партийными органами, как было раньше. Развод – это просто результат того, что семья не сложилась. В то же время точно нельзя сказать, сколько пар вообще не регистрируют брак. Такой анализ мы пытались сделать, ориентируясь на количество рожденных вне брака детей, но эта цифра не показательна: из года в год она сохраняется примерно на одном уровне. Это означает, что женщин, готовых в одиночку родить и воспитывать ребенка, в процентном соотношении всегда равное количество. И зависит это в первую очередь от психологического состояния женщины. 

В целом же число регистраций браков напрямую зависит от количества молодежи в брачном возрасте. Сейчас поколение таких молодых людей немногочисленно, поэтому показатель падает: в загс идет меньше пар. Эта цифра будет снижаться до 2025 года, а потом вырастут дети, которые появились уже во время подъема рождаемости.

О рождаемости и минусах позднего появления первенца

– Когда в 2007 году государство начало выплачивать материнский капитал, произошел всплеск рождаемости. Как только включается финансовая поддержка, всегда следует подъем, затем небольшой спад. Когда вводятся новые меры поддержки, мы видим новый подъем.

Так, в 2007 году было 21 тыс. рождений, в 2008-м – 22 тыс., в 2009-м – 23 тыс. Когда в 2012 году добавился региональный материнский капитал – более 100 тыс. рублей, – то рождаемость выросла до 24-26 тыс. детей в год. Но стимулировать таким образом можно лишь семьи, которые готовы воспитывать двух, максимум трех детей. Семей же, готовых растить пять-десять детей, всегда определенный процент: такое подвижничество характерно лишь для людей с особым психологическим складом, имеющих большое расположение к материнству. Главное, чтобы у женщин был выбор: воспитывать шестерых детей или стать второй Софьей Ковалевской.

С 2020 года федеральный материнский капитал будут выплачивать уже и на первого ребенка – 466 тыс. рублей. Это достойная поддержка, практически взнос ипотеки. Многие женщины откладывают рождение первенца именно из-за недостатка средств. А это не слишком хорошо как по физиологическим причинам, так и в плане демографии: ведь чем позже рождается первый ребенок, тем меньше надежды на появление последующих.

О студенческих семьях

– Сегодня первого ребенка жительницы Воронежской области рожают в среднем в 26,5 года. Выпускниц вузов работодатели принимают в штат неохотно: знают, что такой специалист может уйти в декрет. Или ставят незаконное, но тем не менее распространенное условие: не планировать материнство в течение трех лет. Так мы и получаем отсроченные роды почти в 27 лет. Чем дальше, тем позже: в 2004 году в возрасте от 18 до 24 лет родили 3,7 тыс. женщин, в 2018 году – в два раза меньше – 1,6 тыс.

Поскольку я вхожу в состав координационного совета по демографии при губернаторе Воронежской области, меня беспокоит ситуация с детьми в студенческих семьях. Учитывая, что Воронеж – вузовский город, таких семей у нас может быть немало. И молодая женщина, окончившая вуз уже мамой, имеет больше шансов на трудоустройство. Одной из актуальных мер поддержки таких семей, на мой взгляд, может стать организация групп дневного пребывания детей, можно прямо в студенческих общежитиях. Студентка с появлением ребенка может перейти на индивидуальное обучение, но все же ей необходимо отлучаться для сдачи экзаменов, зачетов, и, если у нее будет возможность оставить малыша даже на два-три часа, это существенная поддержка. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: