В 2018 году из воронежских семей изъяли 144 ребенка, а вернули родителям только одного. Данные представила руководитель горуправления образования и молодежной политики Любовь Кулакова на планерке в мэрии в понедельник, 18 марта. Мэр Воронежа Вадим Кстенин поручил проанализировать, что может стать препятствием для возвращения детей в семьи, и разработать механизмы помощи воссоединению детей и родителей.

– Предполагаю, дело в том, что на изъятие ребенка из семьи работает целая правовая машина: участвуют и государство, и юристы, а когда семья хочет вернуть ребенка, ей не приходится рассчитывать ни на чью поддержку, она вынуждена действовать практически самостоятельно, – сказал глава города.

Согласно ст. 77 Семейного кодекса, забрать ребенка у родителей можно, если его жизни или здоровью что-то угрожает. После этого органы местного самоуправления могут обратиться в суд с иском о лишении или ограничении родительских прав.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter