4 декабря 2020

пятница, 14:39

$

74.25

90.26

Мама воронежского кадета: «Директор корпуса 1,5 года знал о насилии над ребенком»

, Воронеж, текст — , фото — Роман Демьяненко
  • 14205
Мама воронежского кадета: «Директор корпуса 1,5 года знал о насилии над ребенком» Мама воронежского кадета: «Директор корпуса 1,5 года знал о насилии над ребенком»
Пятеро кадет насиловали мальчика на глазах у одноклассников.

Мама воспитанника Михайловского кадетского корпуса Елена Оробинская уверена, что его бывший директор Александр Голомедов 1,5 года знал о насилии над одним из воспитанников в стенах заведения. Негласный обет молчания вокруг сексуального скандала сумели переломить библиотекарь корпуса Екатерина Соседова, которой доверились подростки, и офицер-воспитатель Сергей Троянский. Екатерина Соседова и Елена Оробинская рассказали корреспонденту РИА «Воронеж» о насилии над ребенком в корпусе и попытке скрыть его.

На протяжении долгого времени 13-летнего мальчика насиловали пятеро сверстников на глазах других подростков. Мальчики, некоторые воспитатели и, судя по всему, сам директор знали, но молчали. Дело о халатности, повлекшее увольнение Александра Голомедова, возбуждено заслуженно, предположили женщины. Они опасаются, что после начавшейся кампании в поддержку бывшего директора виновные в беспределе в корпусе уйдут от наказания. Поэтому откровенно озвучили подробности кошмара, сломавшего детские и взрослые судьбы.

Молчали все

Сейчас Екатерина Соседова уверена, что многие дети из младшей роты и некоторые сотрудники, которые отвечают за их воспитание, давно знали о насилии над 13-летним мальчиком. Но не промолчала почему-то она одна.

– Четверо кадет были у меня в библиотеке 13 мая и сказали про своего одноклассника: «А Дима-то – петушок!» (имена всех детей изменены – РИА «Воронеж».) Я стала расспрашивать. А они смеются, мол, сами понимаете, в каком смысле. Вытягивала из них каждое слово. И они рассказали, что Дима не раз вступал в сексуальную связь с Артуром «и так, и так», – говорит Екатерина Соседова.

Когда она спросила, зачем мальчики открыли ей этот секрет, один из них, Женя, сказал: «Мы пришли к вам за помощью». Как позже выяснилось, он сам был в этой истории и насильником, и жертвой.

Екатерина Соседова позвала Диму для разговора. Но тот лишь покраснел, как помидор, и сказал, что мальчишки так шутят. Однако по поведению кадет она видела, врать или придумывать такое невозможно. После беседы с Димой Соседова позвонила офицеру-воспитателю Сергею Троянскому и попросила разобраться, что творится в казарме у мальчишек. Тот сказал 18 мальчишкам писать объяснительные об отношениях между Артуром и Димой. Всего пятеро из них написали правду.

– Сергей Владимирович долгое время был на больничном из-за инсульта. А когда вернулся, он поинтересовался у сотрудников (на тот момент, старшины роты и командира младшей роты ), почему у Димы на кровати оскорбительные надписи с сексуальным подтекстом. Те рассказали, что ходят слухи, что мальчика «опустил» Артур, поэтому Диму и перевели в другой класс. Когда вскрылась правда, с мальчиком побеседовала психолог. Разговор с Димой ничего не дал. Он доверился воспитателю на лагерных сборах, когда рядом не было его насильников, 
библиотекарь Михайловского кадетского корпуса Екатерина Соседова.

С самого начала Троянский и Соседова понимали, чем грозит такое ЧП репутации корпуса, но нужно было что-то делать для защиты ребенка. До признания Димы они обсуждали открывшуюся правду с двумя заместителями директора.

– Мы понимали, что идти к Голомедову бесполезно. Знали, что он пообещает принять меры, но по-тихому все замнет. Он сделал бы все, чтобы правда не ушла за пределы корпуса.Так уже было не раз в других случаях. К примеру, когда один кадет засунул другому в запеканку иголку, а потом избил до сотрясения мозга. Он уговорил маму мальчика сказать в больнице, что ребенок упал, а сам перевел провинившегося кадета в другой взвод. На этом и закончилось, – продолжает Екатерина Соседова.

Ужасы кадетского корпуса

Сын Елены Оробинской решил поговорить с мамой после лагерных сборов. Он сначала спросил, знает ли мама «историю о Диме и Артуре». Елена Оробинская подумала, что Артур опять избил Диму. И тут сын в самых пристойных из возможных выражениях шокировал ее рассказом о сексуальной связи между мальчиками в его взводе.

О том, какой ужас происходил на глазах у сына, Елена Оробинская узнала потом, в кабинете у следователя, когда тот попросил мальчика описать все своими словами, дословно передать слова Артура во время насилия над Димой. К тому времени было уже известно, что парень втянул в свои сексуальные оргии еще четырех кадет. Каждый из них хотя бы единожды насиловал Диму, а один из насильников сам несколько раз становился жертвой Артура.

– Сын сказал, что Сергей Владимирович знает о Диме и Артуре, и я немного успокоилась – знала, что сам позвонит. Когда нового офицера-воспитателя назначили в наш взвод, я понаблюдала за его работой и поняла, что ему можно доверить сына. После звонка Троянского мы встретились и пришли к выводу, что директор сделает все возможное, чтобы история нигде не всплыла. Договорились дать Голомедову неделю и самим заявить, если директор не поговорит с родителями Димы, – рассказывает Елена Оробинская.

Чуть позже Елена Оробинская встретилась с Александром Голомедовым. Он сначала делал вид, что не знал о ситуации во взводе тринадцатилеток. Задавался вопросом, что же тогда молчит сам Дима. Но потом сделал невероятное признание.

– Александр Иванович сказал, что знает о насилии над Димой полтора года. Я тогда услышала, но не сразу осознала. Он пообещал поговорить с родителями Димы и к новому учебному году исключить участников этой истории из корпуса. Знал о насилии над мальчиком и его старший брат Андрей, который учился в выпускном классе. Но ему заткнули рот, пригрозив, что он не получит аттестат. Еще зимой 2013 года он дрался с Кириллом из взвода Димы. Судя по всему, тот не просто обижал или бил Диму, а насиловал. Андрей же узнал, - вспоминает события 2013 года Елена Оробинская. – Потом Кириллу сломал ногу офицер-воспитатель. Всегда абсолютно адекватный мужчина прибежал в самый конец казармы, и со всей силы палкой из шкафа ударил спящего кадета.Удар был такой силы, что у мальчика была сломана нога. Тогда мама Кирилла везде сказала, что он упал с лестницы, добилась, чтобы Голомедов уволил воспитателя. После нескольких месяцев в больнице Кирилл в корпус не вернулся. Воспитатель не извинился и ушел с полным сознанием своей правоты. После разговора с мамой Артура я уверена – воспитатель узнал в тот вечер, что Кирилл насиловал Диму. По ее словам, когда сын признался ей в насилии над ровесником, он долго плакал и сказал, что Диму ему «передал по наследству» Кирилл.

Мама сильного не по годам Артура не раз говорила, что сама боится сына. После гибели мужа она осталась с двумя детьми одна. В определенный момент мальчик стал неуправляемым. Женщина надеялась, что поможет военная дисциплина, и отправила сына в соседний регион в Михайловский кадетский корпус. Однако и там с ним справиться не смогли. Другие кадеты дико боялись Артура, который бил их, отбирал еду из дома, заставлял прислуживать, мог написать на кровать. В кадетской казарме установились тюремные порядки в самых худших их проявлениях.

Сотрудники корпуса и родители не могли не заметить странное поведение кадет из взвода Артура после новогодних каникул 2014 года. Подростки вели себя нервно, плакали, просили их забрать из корпуса. Дима и вовсе стал безучастным ко всему, мог внезапно вскочить на уроке с места и упасть на пол. Но тогда настроения кадет списали на новости от Александра Голомедова о том, что корпус возьмет под свое крыло Минобороны, и увольнения будут не каждые выходные, а раз в месяц. Поведение Димы объяснили обстановкой в семье, где развелись родители.

«Вашего сына изнасиловали»

В июне Александр Голомедов после долгих разговоров с воспитателями и своими замами вызвал папу Димы и осторожно рассказал, что произошло с его сыном. После чего отец сказал, что «надо подумать». Он появился в корпусе только через две недели, забрал у директора аттестат старшего сына, пожелал ему всего хорошего и ушел. Через 40 минут мужчина вернулся со следователями.

– Когда в корпусе начали работать следователи, Александр Иванович вызвал меня с сыном и попросил не рассказывать подробностей. Я сказала, что, если следователи вызовут, то будем говорить только правду, – поясняет Елена Оробинская. – С другими родителями он тоже разговаривал, и нашел аргументы, чтобы они промолчали.

По словам Екатерины Соседовой, с подобной просьбой директор обращался и к ней.

– Когда мы приехали в Следственный комитет, он просил меня не говорить ничего. Но я должна была защитить детей, и рассказала все, что знаю. Я удивляюсь всем этим версиям о заказном и политическом деле, чтобы убрать Голомедова. Лично мне Александр Иванович ничего плохого за полтора года работы здесь не сделал. Я пошла на все это, потому что должна была защитить детей как педагог, как мать, как человек. Мне стало страшно, когда я представила на минуту, что вдруг нечто подобное, не дай бог, произошло бы с моим ребенком, и все бы молчали, – объясняет свою позицию Екатерина Соседова. – Я знаю, что некоторые сотрудники делают вид, что якобы ничего не знали, по сей день. Знаю, что многие недовольны мной. Я могу потерять работу, но не боюсь этого. Опасаюсь за жизни и здоровье своих близких. События развиваются так, что уже не знаешь, чего ждать.

Перевернутые судьбы

Уголовное дело по статье «Халатность» в отношении Александра Голомедова было возбуждено в конце июля. Он потерял должность директора после обыска в кабинете, где следователи нашли объяснительную записку, датированную январем 2014 года. Ее автор сообщал директору о сексуальном насилии над Димой. Получается, тот ничего за полгода так и не предпринял.

Дело по статье «Насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста»(п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ), где Дима стал потерпевшим, сейчас расследуется. Все пятеро участников сексуального скандала пока находятся в статусе свидетелей. Во время насилия над Димой только один из них – Женя, который сам был изнасилован, достиг возраста уголовной ответственности, 14 лет. Остальным подросткам было по 13 лет. Поэтому даже по тяжкой «насильственной» статье, им может грозить разве что специализированная школа.

– Насильники должны понести заслуженное наказание, и мы втроем – я, Соседова и Троянский будем этого добиваться. Добиваться, чтобы дело не прекратили, 
мама воспитанника Михайловского кадетского корпуса Елена Оробинская.

Ее полностью поддерживает Екатерина Соседова, которая считает, что поступила как любой нормальный человек. Потому что только огласка и наказания может снизить количество подобных случаев.

– Страшно представить, кто вырастет из этих мальчиков-насильников, из жертвы, из ребят, которые были вынуждены смотреть на весь этот кошмар, – переживает Екатерина Соседова о поломанных судьбах. – Артур втянул в свои дела положительного мальчика, отличника. Он попробовал ради интереса, а потом его совесть замучила. Как-то встал на обеде, сказал, что больше так не может, и пошел собирать вещи. Теперь он пытается вычеркнуть корпус из жизни и забыть все, что с ним связано.

Осознавший ужас случившегося подросток и еще двое «свидетелей» по делу в корпусе больше не учатся, еще двоих забрать отказались. Сейчас родители кадет добиваются, чтобы их отчислили. Мама Димы тоже долго не хотела его забирать, но отец настоял. С начала учебного года родители определили мальчика в другое закрытое военное учреждение.

Елена Оробинская забрала сына из корпуса после намеков сотрудников, что после их показаний на следствии не стоит продолжать там учиться. Сергей Троянский уволился из корпуса по собственному желанию. Не столько из-за истории с детьми-насильниками, сколько по личным обстоятельствам. К сожалению, поговорить с бывшим офицером-воспитателем не удалось, так как он уехал на лечение в подмосковную больницу. Его телефон недоступен.

Уволенный директор кадетского корпуса Александр Голомедов будет доступен для комментариев на следующей неделе, пояснила журналисту РИА «Воронеж» выступающая в его поддержку мама одного из кадет. Она утверждает, что директор не знал о насилии над ребенком, а когда узнал, сразу же начал действовать. По ее словам, за 20 лет управления корпусом Александр Голомедов, который очень любит детей, спас немало сирот, а теперь стал жертвой борьбы за земельный участок. Его якобы подставили, воспользовавшись скандалом с насилием. Родительница обещала прислать подробный комментарий на электронную почту, отказавшись, чтобы ее точку зрения изложила «предвзятый» журналист. Однако к оговоренному времени и через несколько часов комментария не было, и собеседница перестала отвечать на звонки.

Корреспондент РИА «Воронеж» готов встретиться с Александром Голомедовым и его сторонниками, чтобы полностью изложить их видение событий, разделивший кадетский корпус на две враждующие группы. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: