Очередной объект спецпроекта «Легенды Воронежа» – здание воронежского архитектора Михаила Замятнина, более известное как «дом с совой». Достопримечательность находится в тихом центре Воронежа, по адресу улица Алексеевского, 12. На фасаде дома изображены несколько масонских символов и сова на еловой ветке, что в глазах воронежцев придает зданию таинственность. У дома есть свои «мифы». Считается, что если влюбленные поцелуются под балконом с совой – их брак будет долгим и счастливым.

После революции в доме жили немецкая красавица-баронесса и основатель воронежского сельхозинститута, профессор Константин Глинка.

фото1.jpg

«Дом с совой» расположен на улице Алексеевского – бывшем Глухом Покровском переулке. Это трехэтажный жилой особняк в стиле неоклассицизм с элементами модерна.

фото18.jpg

Архитектор построил его для своей семьи в 1912 году. Отличительные черты здания – богатый декор с фигурами мифических героев и «цветочным» орнаментом, симметричное расположение балконов.

фото4.jpg

«Спрятавшаяся» под балконом второго этажа сова на еловой ветке – символ семейного благополучия. Некоторые считают сову мистическим символом.

фото3.jpg

– Сова – символ многозначный: это одно из воплощений богини мудрости Афины. Символ был популярен в основном на севере, в Петербурге, где как раз и учился Замятнин, – рассказал старший по дому и краевед «по совместительству» Олег Казаневский.

фото7.jpg

У дома есть свои «легенды». Считается, что если влюбленные поцелуются под балконом с совой, их брак непременно будет счастливым. В советское время жильцы дома пугали своих детей страшилкой: будто в 12 часов ночи сова покидает привычное место под балконом и похищает непослушных детей.

– Однажды перед наступлением полуночи все дети выбежали на улицу, чтобы посмотреть – действительно ли сова взлетает в полночь, – вспомнил Казаневский.

Звезды, украшающие головы муз на фасаде, расценивают как намек на принадлежность Замятнина к масонскому ордену.

фото5.jpg

Семья архитектора занимала в доме один этаж – два других сдавала внаем. Дом Замятнина – пример небольшого доходного дома, какие возводились в Воронеже в начале XX века.

– Изначально краснокирпичные доходные дома строились в Петербурге и Москве, но со второй половины XIX века они появляются и в Воронеже. С 1915-го здесь вырастают великолепные доходные дома в стиле модерн. Первая мировая война резко изменила планы владельцев. Сохранились два неоштукатуренных дома. Видимо, когда началась война, хозяева приостановили строительство – думали переждать трудные времена, а потом возобновить работы. С началом войны крупные доходные дома были реквизированы под госпитали, – отметила краевед Ольга Рудева.

фото6.jpg

Замятнины прожили в доме недолго. После Октябрьской революции здание отошло к новой власти.

– Никто не знает, как дом выглядел до революции. Замятнин, как главный архитектор, имел полное право не сдавать проект. Чертежей дома не осталось и в архивах, – отметил Казаневский.

Причем свой дом архитектор отдал добровольно, понимая, что сопротивление выйдет ему боком. Бывшим хозяевам пришлось искать себе другое жилье – на нынешней улице Орджоникидзе. Второй дом Замятнина не сохранился – на его месте сегодня находится здание гордумы.

С 1918 года в «доме с совой» расположились губкомы компартии и комсомола, а с балкона на втором этаже перед воронежцами выступали политические лидеры. Как вспоминали бывшие жильцы дома, здесь снимала квартиру невероятной красоты женщина – немецкая баронесса, которой даже приписывали роман с Замятниным. В «Доме с совой» также жил профессор Воронежского сельскохозяйственного института Константин Глинка.

Просторный вестибюль на первом этаже разделен красивой аркой на две части.

фото8.jpg

Первая – маленькая лестница при входе – поднимает площадку на 0,9 м от уровня тротуара. Вторая часть – вход на лестничный пролет и в подвал. На полу сохранилась плитка 1913 года.

фото9.jpg

– Это очень дорогая плитка – скорее всего, производства немецкой фирмы Villeroy & Boch. Такой же плиткой вымощен пол в старинном особняке камергера Митрофана Сомова (проспект Революции, 39), где размещались редакции газет «Воронежский Телеграф» и «Воронежская коммуна», – рассказала Ольга Рудева.

До наших дней сохранился вход с парадной лестницей. Раньше параллельно ей располагалась черная лестница – для прислуги, соединявшаяся с черным входом. Лестницы отделял цветной витраж. Сейчас вместо витража – глухая стена.

фото10.jpg

О том, что за лестницей пространство дома продолжалось, напоминает арка с расположенными по бокам масками сатиров.

фото11.jpg

– Вся красота на черной лестнице – здесь, по словам старожилов, в стенных нишах стояли вазы с цветами, – заметил Казаневский.

Примечательно, что черная лестница по декору и убранству могла сравниться с парадными лестницами в петербуржских домах.

– Модерн весьма просто и элегантно решал сочетание в доме полезного и красивого. Утилитарные, полезные вещи выглядели красиво, иногда нарочито красиво. Именно поэтому парадная лестница здесь самая обычная, а черная – подчеркнуто красивая, – пояснила Рудева.

По словам эксперта, в старинных домах Воронежа черные лестницы почти не сохранились. После войны их выкидывали, а вместо них делали перекрытия, чтобы получить дополнительное жилое пространство – комнаты и квартиры. Хотя в подвале «дома с совой» сохранился «остаток» черной лестницы.

фото12.jpg

Здесь и плитка на полу более дешевая: скорее всего, произведенная на заводе харьковского промышленника Бергенгейма.

– Обычно в доходных домах парадный и черный входы не пересекались. Это было необходимо для того, чтобы белое батистовое платье хозяйки не запачкалось от угля и помоев, которые выносила прислуга. Зайдя в дом с парадного входа, человек попадал в прихожую, потом – в гостиную. С черного входа – сразу на кухню. Комнаты были построены по принципу анфилады. На каждую семью приходилось больше ста квадратных метров, – подчеркнула Рудева.

До недавнего времени на перилах парадной лестницы замятнинского дома можно было увидеть голову русалки. Но в 1990-х пустотелую скульптуру разрушили вандалы, заходившие в подъезд распить алкоголь.

фото13.jpg

Прислуга жила в отдельно стоящем двухэтажном флигеле с подвалом во дворе хозяйского дома. Флигель разрушили летом 1959-го. Уцелело дореволюционное здание конюшни, которое сегодня как гараж использует один из собственников дома.

В годы Великой Отечественной войны дом Замятнина сильно пострадал.

– Мама, пережившая оккупацию в Воронеже, рассказывала мне, что здесь от снарядов был настоящий огненный смерч. Пострадали многие исторические здания, – заметил Казаневский.

Городские власти долго не решались браться за восстановление некогда красивого особняка. Восстановили в начале 1950-х.

– Перекрытия дореволюционного дома были в виде тонких железобетонных оболочек, а восстановили дом с применением металлических и деревянных балок, – отметил Олег Казаневский.

После восстановления «дом с совой» стал 12-квартирным жилым домом и поменял цвет – с темно-серого на голубой. Планировку поменяли. На просторном этаже, некогда принадлежавшем одной семье, устроили сразу несколько квартир, каждую – с кухней. Сначала удобства были во дворе, чуть позже провели канализацию. Послевоенные жильцы обустраивались как могли – делали печки, пробивали проемы и окна.

фото14.jpg

– Не удивительно, что квартиры в таких домах зачастую имеют нелепую планировку. Например, – ванна в конце коридора, – заметила Ольга Рудева.

В доме Замятнина было инновационное для того времени отопление: внутри стен проходили трубы, соединявшиеся с теплообменником в котельной. После войны в доме сохранились и необычные радиаторы – фарфоровые, с блестящей глазурью. По словам Олега Казаневского, на потолке, внутри лепнины и декоративных элементов, прятались светильники – комната освещена, а лампочек не было видно.

– Замятнин сделал потолки более плоскими за счет прорезной лепнины, но все это рухнуло, когда дом горел, – пояснил Казаневский.

Сегодня в доме – 12 квартир. Квартира, под балконом которой «спряталась» сова, долго время была коммунальной.

фото15.jpg

В конце 1980-х один из жильцов квартиры ее выкупил. Впоследствии он съехал, разменяв свою квартиру на три других. Но и он съехал, признавшись, что в квартире столько проблем, что проще купить новую. Еще несколько лет назад в «доме с совой» стремились жить воронежские политики и бизнесмены, теперь – творческие люди, представители богемы.

фото16.jpg

«Дом с совой» – памятник регионального значения. Жить в нем престижно, но есть и свои проблемы. Каждую зиму с крыши свисают огромные сосульки.

фото17.jpg

По словам Олега Казаневского (проектировщика по профессии), проблема в том, что при проектировке и строительстве кровли была допущена ошибка, из-за чего вода затекает на лепнину и декоративные элементы фасада, разрушая их.

фото19.jpg

Еще один изъян дома-памятника – отсутствие в отопительной системе цивилизованного слива воды, поэтому она выливается на пол в подвале. Год от года дом оседает – причем неравномерно. Из-за этого пол в просторном холле покрылся трещинами.

– Глубина закладки фундамента дома небольшая. Замятнин на нем явно сэкономил. Есть и проблемы с грунтом, который разрушается под воздействием влаги – и падает несущая способность сооружения, – отметил Казаневский.

Справка РИА «Воронеж»

Зодчий Михаил Замятнин (1877-1929) – автор около 20 зданий в Воронеже. В их числе – здание глазной больницы (улица Революции 1905 года, 22), здание Дворянского земельного и Крестьянского поземельного банка (Орджоникидзе, 41), музыкальное училище (проспект Революции, 41). Также Замятнину приписывают авторство краснокирпичного трамвайного парка (улица 9 Января, 54) и городской паротурбинной электростанции для обеспечения трамвайного движения (Софьи Перовской, 7).

Михаил Замятнин закончил институт гражданских проектов в Санкт-Петербурге. Его первым местом работы стало Воронежское уездное земство. За короткий срок молодой архитектор организовал технический отдел в уездной управе, построил по своим проектам в селах несколько больниц, школ и одно ремесленное училище. С 1906 по 1910 годы Замятнин служил в строительном отделении губернского правления на должности младшего инженера. С 1911 по 1918 годы был главным архитектором Воронежа.

До революции на пересечении улиц Большой Дворянской и Садовой по проекту Замятнина построили кинотеатр «Увечный воин», принадлежавший купцам Шуклиным.

В годы Первой мировой войны Михаил Замятнин построил бараки для заразных больных, бани и городскую прачечную. До наших дней сохранилось перестроенное архитектором здание городского инфекционного лазарета для солдат (улица Выборгская, 17).

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter