28 ноября 2020

суббота, 19:29

$

75.86

90.46

Легенды Воронежа. Богоявленская церковь, спрятанная под горой

, Воронеж, текст — , фото — Михаил Кирьянов
  • 7379
Легенды Воронежа. Богоявленская церковь, спрятанная под горой Легенды Воронежа. Богоявленская церковь, спрятанная под горой
Спецпроект о городских достопримечательностях

Очередной выпуск спецпроекта – о Богоявленской церкви, которая находится по адресу: улица 25 Октября, 17а. Это одна из старинных воронежских церквей – она ведет свою историю с XVII века. Большая часть здания не оштукатурена, и открытая старинная кирпичная кладка дает возможность проследить этапы его строительства. Воронежский историк Павел Попов называет Богоявленский храм наглядным учебником по истории строительства храмов. В нем сохранились старинная колокольня, высокие подвалы, древние ступени и двери.

Пушкари и беломестные

История Воронежа началась с 1586 года, когда на месте нынешнего главного корпуса ВГУ построили военную крепость, призванную защитить Русское государство от набегов татар и черкасов.

– Воронеж на тот момент представлял собой два кольца крепостных стен: город (внутреннее) и острог (внешнее). За внешними стенами начали формироваться слободы. На месте нынешнего Богоявленского храма в XVII веке располагалась Пушкарская слобода. Здесь поселились пушкари, которые несли военную службу в воронежской крепости, обслуживали артиллерийские орудия. В каждой слободе в то время строили церковь. Свой храм в 1648 году построили и пушкари. Изначально он был деревянным, – рассказала краевед Ольга Рудева.

По соседству с пушкарями, на холме, где сейчас Покровская церковь, была так называемая Беломестная слобода, где жило особое сословие казаков. В социальной иерархии они занимали более высокую ступень, чем простые пушкари.

– Беломестные казаки имели больше преимуществ. Название «беломестный» пошло от «белого места», то есть освобожденного от налогов. Кроме того, беломестные казаки жили выше и на более высоком холме построили свой храм, Покровский, – отметил Павел Попов.

Андрей Архипов (из архива)
Андрей Архипов (из архива)

По его словам, Богоявленский храм был построен вторым ярусом после Покровской церкви. В этом проявляется интересный принцип градостроительства, который применялся в старых русских городах:

– Ярусами строили и другие воронежские церкви. Так, главный храм – Благовещенский собор – построили на самой высокой точке города, а остальные церкви – Ильинскую, Спасскую, Никольскую – ярусом ниже.

Загадки строительства

В 1703 году деревянный Богоявленский храм уничтожил пожар. В 1705-м его восстановили и вновь освятили. А в 1733-м начали строительство каменной трапезной (помещение между колокольней и четвериком) с престолом во имя Сергия Радонежского. Но в ночь на 10 мая 1748 года в Пушкарской слободе вновь был пожар, церковь сгорела. Историки-краеведы прошлых лет считали, что уцелел только придельный храм в трапезной.

Постепенно храм стали отстраивать, уже полностью в камне. Строительство шло десять лет. В июле 1763 года восстановленная церковь была освящена. Ее построили в стиле барокко. В последующие годы здание несколько раз перестраивалось.

Павел Попов вместе со своими студентами, будущими архитекторами-реставраторами, много лет исследует этапы строительства храма.

– Хорошо видно, что каждая его часть была построена в разное время. Менялись и стили – сначала храм был выстроен в стиле барокко, затем его фасады оформили элементами классицизма. Мои коллеги – преподаватели и реставраторы – приходят к мысли, что храм было бы хорошо и оставить с частично открытой кладкой. Если его покроют штукатуркой и краской, то кирпичной кладки разных эпох видно не будет. Люди устали от новодела и хотят видеть подлинную старину, – заметил историк.

Но и для профессионалов Богоявленский храм таит множество загадок. Например, долгое время было неизвестно, какая часть современной церкви самая древняя.

– Храм стали строить до пожара. Известно, что каменная церковь не могла полностью сгореть. Осталась ли в современном здании самая старинная часть храма, нам было непонятно. Мы провели исследования и выяснили, что наиболее ранняя часть церкви – трапезная. Это заметно по кирпичной кладке, – добавил Павел Попов.

Еще один архитектурный ребус связан с проектом перестройки храма в XIX веке. К тому времени церковь обветшала, в кирпичной кладке появились трещины. Здание требовало восстановления. В 1854 году в Воронеже утвердили проект перестройки Богоявленской церкви, который выполнил городской архитектор Михаил Клейнер. Но был ли реализован этот проект, историки не знали.

Эту загадку вместе со студентами разгадал Павел Попов. Им удалось установить, что по проекту Клейнера перестроили основную часть храма – четверик, – причем в тех же размерах, что и раньше. Апсида же – более ранняя часть церкви, алтарная, – перестроена не была.

– Четверик – исконно русский тип постройки со времен Древней Руси, это деревянный сруб – четыре стены. По этой же технологии строили и храмы. Традиции были продолжены и при возведении каменных храмов. В XVII веке патриарх Никон призывал строить простые храмы с четырьмя стенами и отказаться от сложных шатровых. В Воронеже консервативных настроений придерживался и святитель Митрофан, призывая строить четвериковые храмы, – пояснил Павел Попов.

Оставалась неизвестной и дата строительства колокольни – свидетельств не оставили ни первый историк Воронежа Евгений Болховитинов, ни церковный историк, архимандрит Димитрий Самбикин.

– Недавно Российский государственный исторический архив опубликовал документ, который свидетельствует, что колокольня Богоявленского храма была построена в 70-е годы XVIII века. Кирпичная кладка на колокольне разная: ее нижний ярус мы предварительно датировали серединой XVIII века, то есть тем же временем, что и трапезную, но два верхних – концом XVIII – началом XIX века. Почему так – еще одна загадка, которую нам предстоит разгадать. Не исключено, однако, что все ярусы колокольни построили одновременно, но кирпичи сортировали и укладывали по-разному, – сообщил Павел Попов.

В конце XIX века храм переоформили во второй раз: штукатурку сбили, барочный и классицистический декор заменили новым оформлением в формах эклектики.

Зачем храмы засыпали солью?

В начале 1930-х годов Богоявленский храм закрыли. В здании разместился швейный цех Городского промышленного комбината. Во время Великой Отечественной оно не пострадало. После войны там снова разместилась текстильная фабрика со швейным производством.

– Здесь работала мама моей подруги. Как-то раз она сказала: «Пойдем к маме на работу – надо ключи забрать». Когда зашли внутрь, я увидела, что в здании бывшей церкви стоят рабочие столы и лежат стопки бюстгальтеров, которые здесь шили, – вспомнила Ольга Рудева.

Настоятель церкви, отец Евгений, рассказал, что позже на фабрике стали изготавливать пальто. На чердаке здания он до сих пор находит много пуговиц и оверлочных отходов производства.

– Вообще, церкви в советские годы часто использовали под склады и амбары, хранилища соли. Это делали неспроста: соль притягивает влагу, в результате здание быстрее разрушается. Некоторые храмы специально засыпали слоем соли высотой полметра-метр. После этого использовать здание было очень тяжело – появлялась сырость, влага скапливалась в стенах и фундаменте. И эта влага до сих пор остается проблемой для многих настоятелей. В нашем храме, чтобы отвести влагу, мы делали гидроизоляцию, – отметил отец Евгений.

В советские годы в здании ремонта и реставрации не было.

Завершение храма – маленький восьмерик, который возвышался над четвериком и был покрыт луковичной главой (разновидность купольного покрытия в форме луковицы), – утрачено. Как и верхний восьмерик на колокольне.

В 2000-е здание церкви передали епархии. Порядок в нем навели ребята из молодежного отдела Воронежской епархии, они же стали восстанавливать храм. С января 2009 года здесь проходят регулярные богослужения.

Отец Евгений поделился забавной историей: когда храм вернули в ведение епархии, на фасадной стене церкви была дыра диаметром 1,5 м. Как оказалось, ее выклевали голодные воробьи. Дело в том, что в древности в раствор для скрепления кирпичей добавляли яичный желток, и для птиц он не потерял вкуса даже спустя сотни лет.

Отец Евгений пришел настоятелем в Богоявленский храм в апреле 2013 года. Для богослужения в то время уже все было готово:

– В трапезной и храмовой части только пришлось оштукатурить стены. Перед тем как укладывать плитку, мы решили посмотреть культурный слой – выкопали землю на глубину 1,5 м. Обнаружили там два слоя гари – оплавленное стекло. Думаю, это отголоски пожара, который произошел в XVIII веке.

Возле церкви находилось заросшее болото. Раньше дождевая вода уходила по ливневым стокам, но, когда на территории храма построили одноэтажные службы, воде стало некуда уходить. Настоятель принялся за осушение болота.

Отец Евгений признается: оштукатурить храм мешают финансовые сложности. Когда в церкви необходим ремонт, приходится экономить: например, в старинные проемы пришлось вставить не дорогие дубовые окна, а пластиковые.

– Когда есть пожертвования, передо мной всегда встает выбор: заменить окна или потратить деньги на организацию горячего питания для бездомных людей. Мы исходим из того, что, если Богу будет угодно, он пошлет человека, который поможет реставрировать храм, – добавил отец Евгений.

Следы барокко и колокольня

В трапезной части храма можно увидеть красивые очертания старинных наличников, – кирпич окаймляет окна красивой волнистой линией. Этот декор в XIX веке был сбит – именно тогда храм переоформили и сделали новые наличники в стиле классицизма. Первоначальные восстановили пока на одном окошке и, как говорит Павел Попов, не совсем точно.

– Наличники очень интересные – волнообразные, в стиле воронежского барокко, – это наша местная архитектурная школа. Такие же сохранились на Ильинской церкви. Со стороны улицы Первомайской их восстановили в формах классицизма XIX века. Хочется, чтобы следы хотя бы одного срубленного наличника в стиле барокко оставили в таком виде, как сейчас, и стены не штукатурили, – подчеркнул историк.

На окнах храма сохранились старинные чугунные решетки.

При входе в храм – древние ступени, старинные металлические двери, которые вместе образуют арку. Отец Евгений пояснил: в советские годы двери использовали в качестве пола.

Пожалуй, самая интересная часть храма – частично восстановленная миниатюрная колокольня. Несколько лет назад для нее изготовили купол, но при демонтаже старого металлического купола обвалился свод. Пришлось заново реставрировать свод и купол. Его укрепили, армировали, карниз выложили специальным каленым кирпичом. Реставрация колокольни обошлась в 1,5 млн рублей и больно ударила по бюджету церкви.

На колокольню, как и 200 лет назад, ведет узенькая темная лестница, по которой сможет взобраться только худой человек – полный просто не втиснется.  

В церкви есть звонарь, но играть на колоколах может и отец Евгений. Дергает за веревочки, и пространство наполняется перезвоном.

– Сейчас здесь пять колоколов. Не хватает самого большого – благовеста, который крепится наверху, – рассказал священник.

С колокольни открывается вид на старинный холм, с которого в XVI веке началось зарождение крепости Воронеж.  

– Раньше при въезде в город были видны купола храмов. А сейчас храмы полностью закрыты высотками, – констатировал отец Евгений.

На территории церкви сохранились высокие старинные подвалы, в которых вполне можно жить. Внутри виден древний фундамент, который делали из каменных глыб, не скрепляя их раствором.

Раньше сюда можно было попасть с двух улиц – 25 Октября (в старину – Большая Богоявленская) и Первомайской (Малой Богоявленской). Ольга Рудева отметила, что во дворе храма сохранилась часть разрушенной арки, которая вела на территорию храма с улицы Большой Богоявленской:

– К сожалению, разрушенные церковные ограды мы видим даже в наше время, когда, казалось бы, научились беречь такие вещи. Совсем недавно исчезла ограда возле Никольского и Тихвино-Онуфриевского храмов. А здесь, на радость нам, она жива.

Кирпичная калитка, через которую входили прихожане, замурована в стене одноэтажных кирпичных служебных помещений, тянущихся вокруг храма. Их построили в советские годы.

Сердечное отношение

С самого начала среди прихожан Богоявленского храма были воронежцы, которые хотели избавиться от зависимости, освободившиеся из тюрем и бездомные. Постепенно в церкви сложился свой приход.

– Редко бывает, чтобы кого-то из пришедших на воскресное богослужение я не знал по имени и в лицо. Очень хорошо, когда в церкви есть общинность, чувствуется домашняя обстановка. Люди знают друг друга. Наш приход – живой. На службе всегда отмечаешь, что к священнику здесь всегда сердечное отношение, – поделился настоятель.

При Богоявленской церкви действует социальное бюро для людей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Здесь же базируется некоммерческая организация «Адаптспорт», которая помогает адаптации детей-инвалидов с ментальными расстройствами. А для бездомных в трапезной каждый день готовят обеды.

Отец Евгений руководит несколькими направлениями реабилитации при Воронежской епархии: помогает вернуться в нормальную жизнь наркозависимым, служит в тюрьмах и занимается реабилитацией бывших заключенных. В Центре ресоциализации при Богоявленском храме уже победившие наркозависимость мужчины проходят последний этап возвращения в социум. Живут в кельях при храме. На территории церкви настоятель планирует создать и площадку для женской реабилитации – швейный цех, подобный тому, который был здесь в советское время.

При храме есть даже своя видеостудия, где записываются видеобеседы с пастырем, которые затем по внутрикабельному телевидению транслируются во все тюрьмы Воронежской области.

– В тюрьме люди ожесточаются и зачастую не понимают своей вины. Сейчас в следственном изоляторе №1 у нас, священников, появилась возможность общаться с заключенными в режиме реального времени. Это как радио: сидишь в радиорубке, слушаешь вопросы, которые тебе задают люди, отвечаешь на них, – добавил отец Евгений.

По его словам, после реабилитации освободившихся из тюрем учат, как найти работу, правильно проходить собеседования:

– У тех, кто проходит реабилитацию, всегда большие амбиции. Они хотят зарабатывать серьезные деньги, но это невозможно. Мы объясняем, что им никто ничем не обязан. Настраиваем, что нужно опираться на свои силы, самому отвечать за свою жизнь. Когда человек осознает это, у него все получается.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: