РИА «Воронеж» продолжает экскурсию в прошлое. С помощью газеты «Воронежский курьер», которая в 2015 году отметила 25-летие выхода первого номера, мы вспоминаем, что волновало воронежцев в 1990-е. Возможно, кому-то темы журналистских материалов того времени покажутся смешными, что-то вызовет ностальгию, а отдельные тексты заставят задуматься, что теория развития истории по спирали – не пустые слова.

1992

О народном «умельце», который, трудясь оператором станков на Воронежском механическом заводе, умудрился изготавливать на рабочем месте пистолеты, в феврале 1992 года рассказала журналист Алла Холденко. Сначала мужчина смастерил три штуки и продал их в Москву. Клиенты тогда оказались недовольны, и «мастеру» пришлось думать над усовершенствованием модели.

 
 

«На новый экземпляр поставил свой фирменный знак и дальше все свои пистолеты отмечал этим же значком. Для производства оружия Игорь (имя изменено) привлек фрезеровщика высокого разряда. Тот изготавливал отдельные детали, и, возможно, не догадывался, какую «халтурку» подсунул ему коллега. На квартире народного «умельца» сотрудники регионального управления по борьбе с организованной преступностью нашли не одну сотню патронов, заготовки и даже оборудованную небольшую мастерскую, предназначенную для завершающей стадии работ».

«Умелец» свой промысел объяснил тем, что раньше на заводе можно было заработать. Были заказы, а потом понизили зарплату. Да так, что на нее семью не прокормить. А спрос на оружие в начале 90-х был большой, вот и решился мужчина на рискованный шаг.

 
Фото — Андрей Архипов (из архива)

«Как произошло, что на государственном предприятии, буквально под носом у многочисленного начальства, стало возможным серийное производство огнестрельного оружия, да еще с глушителями (то есть пистолеты явно предназначались не для самообороны)? Видимо, начальство не очень-то обращает внимание на то, чем занимаются люди на заводе. Не так давно, кстати, охрана завода задержала на выходе рабочего, выносившего подводное ружье, обладающее большой убойной силой. И вокруг никто не заметил, как рабочий произвел его на заводе в рабочее время».

 
 

В том же году 15 февраля на первой полосе «Воронежского курьера» вышел фоторепортаж об открытии мемориальной доски известной воронежской сказительнице, автору более 50 книг и статей Анне Корольковой. Табличку повесили на доме №12 на Ленинском проспекте, где Королькова прожила 29 лет. Событие посвятили 100-летию со дня рождения писательницы.

«Людям всех возрастов известны ее сказки, былины, потешки и байки. Через всю свою долгую жизнь Анна Николаевна пронесла богатство народной поэзии, сохранила вековые традиции, привнеся в них что-то свое, присущее только ей. Сказки, облеченные в традиционную форму, были пронизаны ее умом и талантом. При ее участии в городе был создан русский народный хор, который известен теперь не только в России, но и за рубежом. Сказки Анны Корольковой переведены на японский, немецкий, английский и другие языки».

Анну Королькову можно назвать уникумом. Ведь малограмотную женщину в 1957 году приняли в Союз писателей СССР.

 
 

С 9 лет Анна работала нянькой, батрачкой, прислугой. В 20 лет ее выдали замуж в большую семью, где она стала 10-й по счету снохой. Жили трудно и бедно, особенно тяжело пришлось во время голода в начале 1920-х. Анна занималась крестьянским трудом и воспитывала шестерых детей. В 1933 году семья Корольковой переехала в Воронеж. Муж устроился на завод, а Анна начала писать удивительные по доброте и красоте сказки.

1994

В феврале 1994 года журналист «Воронежского курьера» Герман Полтаев писал о массовом закрытии подпольных публичных домов Воронежа. В один из рейдов правоохранители задержали 52 проституток, множество охранников и водителей эскорт-услуг. Они работали в четырех борделях: «Лиза», «Вис-Менуэт», «Версаль» и «Визит». Самым взрослым труженицам любовного фронта было по 25-27 лет. Были среди них и семейные, имеющие детей и в обычной жизни занимающиеся приличной работой.

 
 

«Деятельность своднических фирм ни для кого не была секретом: объявления об интимных услугах для состоятельных мужчин публиковались в газетах «Провинциальная ярмарка», «Инфа2, «Бизнес-экспресс», «Берег». Клиенту достаточно было набрать номер телефона, указать свой адрес и требуемое количество девушек. Жрицы любви приезжали с охраной и приступали к исполнению своих обязанностей. Обслуживание проходило в квартирах, саунах, гостиницах, среди которых первые места по числу вызовов занимают «Брно» и «Дон».

 
Фото — Михаил Кирьянов (из архива)

За час «работы» проститутки брали по 40 тыс. рублей. Из общей суммы женщинам выделяли по 10 тыс. рублей. Остальное делили между собой хозяева борделя, водители и охранники. Больше всего общественность тогда удивила «хозяйка» «Визита». На нее работали 16-летние девушки, а сама «бизнес-леди» имела троих детей и была беременна четвертым ребенком.

1995

В середине 90-х на страницах «Курьера» вышло интервью с одним из ведущих модельеров Воронежа 1970-х годов Галиной Сошниковой. Ее карьера началась, когда в СССР к моде перестали относиться как к буржуазному пережитку и стали считать ее важным элементом эстетического воспитания советского народа.

«Все началось с того, что в 60-х годах появилось всесоюзное распоряжение организовать массовую учебу советских модельеров. На призыв правительства откликнулись тысячи девушек, среди которых была и 18-летняя Галя Сошникова из псковского городка со смешным названием Опочка. Профессию девушка получила в Ленинградском техникуме легкой промышленности. Диплом модельера-конструктора Галина получила в мае 1969 года и по распределению отправилась в Воронеж»

 
 

В Воронеже молодого специалиста встретили тепло. В местном доме моделей не хватало дипломированных кадров, поэтому всех приезжих модельеров встречали как дорогих гостей. По воспоминаниям Галины Сошниковой, запретов и установок на моду с «коммунистическим» лицом тогда не было. С коллегами они создавали красивую, элегантную одежду.

«1 апреля 1970 года я проводила свой первый показ в лесотехническом институте. Нас славно принимали, и не удивительно: костюмы и платья само собой, но какие манекенщицы их демонстрировали! Столько лет прошло, а я и сейчас встречая их, восхищенно думаю, какие они красавицы! Манекенщиц я сама набирала по объявлениям на свой вкус и риск. Критерий строгих не было. Идеал 70-х был более женственным, чем идеал 90-х. Не было ужасной худобы, как ныне. Манекенщицами могли стать высокие, стройные девушки, но, как бы это сказать, с «объемами» груди и бедер. Наши модели не были профессиональными. Работали по совместительству, в свободное от основной работы время. Модные показы в 70-х проводили в различных вузах, предприятиях, заказывали на праздник. Все эти показы были бесплатны. Существовала такая городская служба. Воронежу тогда было необходимо, чтобы у его населения воспитывался вкус».

 
 

Галина Сошникова рассказала, что за все время, что она находилась в мире моды, никогда не сталкивалась с хамством и непристойными предложениями по отношению к моделям.

«Молодежь была воспитанная. Более того, манекенщицы могли после показа спуститься в зал, чтобы зрители могли рассмотреть одежду, пощупать ткани. Сейчас такое уже трудно представить».

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter