«Каждый день – испытание». Как выживают воронежские школьники с неформальной внешностью

, Воронеж, текст — , фото — pixabay.com
  • 14045
«Каждый день – испытание». Как выживают воронежские школьники с неформальной внешностью «Каждый день – испытание». Как выживают воронежские школьники с неформальной внешностью
Детей не пускают на уроки из-за «неправильных» одежды и цвета волос.

В сентябре 2018 года уральскую школьницу, окрасившую волосы в розовый цвет, не пустили в школу из-за «нарушения требований к внешнему виду обучающихся». Ее мать обратилась в прокуратуру – выяснилось, что права ученицы ограничили незаконно. После этого СМИ стали активнее освещать аналогичные ситуации.

Воронежские школьники также регулярно сталкиваются со сложностями из-за неформального внешнего вида. Ученики и их родители поделились своими историями с корреспондентом РИА «Воронеж».

«Иди обратно за гаражи»

В 15 лет девятиклассница воронежской школы №23 Лариса Климова (имя и фамилия изменены) уже свободно говорит на английском и китайском языках. На этом она не останавливается – планирует выучить испанский. В свободное от учебы время Лариса играет на барабанах в рок-группе. Хобби не отвлекает от учебы – девочка одна из лучших учениц в своем классе. Позитивная, веселая и улыбчивая Лариса отличается яркой внешностью: она наполовину брюнетка, наполовину блондинка. На лице есть пирсинг, в ушах тоннели. В тон волосам – черно-белая одежда: Лариса – представитель субкультуры эмо.

Проблемы у Ларисы начались, когда она училась в гимназии №9. В седьмом классе девочка с разрешения мамы покрасила пряди волос в розовый цвет. За неформальный вид девочку начали выгонять с уроков, в дневнике появились тройки.


Фото – из семейного архива Ларисы

– Ученикам и любимым учителям мои волосы понравились. Но классный руководитель и директор были настроены резко против меня. Мне говорили: «В таком виде ты можешь идти на панель, но не в школу», – вспомнила Лариса.

Травля привела к тому, что ребенок попал в больницу с нервным срывом.

– Когда пришла из больницы в школу, классная руководительница спросила меня: «А чего ты пришла? Иди обратно за гаражи», – вспоминает девочка.

Психологическое давление на девочку продолжалось целый год. Главная претензия была в том, что розовые волосы противоречат внутреннему уставу школы. Но, изучив его, Лариса и ее мама нашли по теме лишь одну фразу: «Ученик должен иметь надлежащий вид». Про цвет волос – ни слова.

В школу то и дело вызывали маму. Классная руководительница рассчитывала, что та подключится к учительскому прессингу, но она оставалась на стороне дочери.

После седьмого класса Лариса перешла в другую школу. Сейчас проблем с внешним видом у нее нет. По успеваемости девочка лучшая в своем классе.

– Теперь учителя просто по-доброму подшучивают, – говорит девочка.

Девочка собирается поступать на химический факультет Воронежского университета инженерных технологий. После окончания второго курса хочет уехать учиться в Китай.

«Ты мне не нравишься»

Прессинг из-за цвета волос испытала на себе и выпускница лицея №5 Елена Кравцова (сейчас ей 18 лет). Девочка была примерной ученицей, участвовала в олимпиадах. Но как только покрасила волосы в розовый цвет, тут же превратилась в изгоя.


Фото – предоставлено Еленой

– Меня вызвали к завучу вместе с классной руководительницей. Честно, я не помню, чем мне угрожали, но требовали, чтобы я перекрасилась. На вопросы, почему я это должна делать, если по уставу школы я ничего не нарушаю, мне либо ничего не отвечали, либо говорили, что устав тут ни при чем, – рассказала девушка.

Основным аргументом классного руководителя было то, что девочка отвлекает других учеников от уроков. В итоге за Лену заступился отец – он поговорил с завучем и смог защитить своего ребенка.

А одиннадцатиклассница Нина Горлова (фамилия и имя девочки изменены) была вынуждена сменить место учебы из-за конфликта с преподавателем. В седьмом классе у ученицы школы №22 начались проблемы с учительницей математики, которая постоянно говорила девочке, что она плохо выглядит и плохо одета.

– Если я приходила в школу с распущенными волосами, она не пускала меня на уроки и говорила, что у меня «грязная, сальная, ужасная голова» и запрещала общаться с учениками класса, который был под ее классным руководством, – сообщила Нина.


Фото – pixabay.com

Девочка пыталась мирно поговорить с учительницей, но та отвечала: «Ты мне не нравишься». Негативное отношение отражалось и на оценках.

– Каждый день в школе превратился в испытание, – добавила Нина.

Не выдержав давления, девочка ушла. Сейчас она отличница, учится в школе № 23.

Не тот оттенок блузки

Оказалось, многие дети сталкивались с проблемами в школе даже из-за цвета одежды.

– У нас нельзя было носить розовые блузки – либо голубые, либо белые. Когда девочки приходили в розовых, учительница говорила: «Что вы вырядились? Куда пришли?» – вспомнила Лариса Климова.

Ученицу гимназии №5 Аню тоже отчитывали за оттенок блузки. Мать девочки Наталья Боровкова рассказала, что завуч раз в неделю заходила в класс и заставляла встать детей, которые, по ее мнению, были одеты «не по форме». Их ругали на глазах у одноклассников. Среди «жертв» оказалась и Аня, которая тогда училась в четвертом классе.

Наталья Боровкова, мать школьницы:

– Завуч утверждала, что у дочери «не тот оттенок розовой блузки»: она сказала, что надо бы носить блузку «поприглушеннее». Каждую неделю мой ребенок приходил домой со слезами. Дочка просила купить ей новую блузку.

Жалобы мать писать не стала – к тому моменту уже была настроена на перевод ребенка в другую школу.

Ученица престижной школы Катя столкнулась с самодурством учителей, перейдя в шестой класс. Классный руководитель обязала родителей обеспечить детей школьной формой определенного фасона. Для девочек – юбки и пиджаки. Мать Кати Наталия Ермолова накануне уже купила дочке сарафан и школьные кофточки, стоимость каждой – 2 тыс. рублей.

– Дочь пришла в школу в этой форме, а учительница сказала: «Иди пиджак покупай!». Нас каждый раз отчитывали за сарафан. Это неправильно! Мы что, миллиардеры? Пиджак все же пришлось приобрести – слишком сильное психологическое давление оказывали на меня и на моего ребенка, – посетовала Наталия Ермолова.

Давление со стороны учителей в свое время испытали и наши коллеги. Журналист Василий Тулупов учился в школе №85, завуч которой ранее работала в детском исправительном учреждении.

– Когда я был школьником, среди мальчишек было модно мелировать волосы и прокалывать уши. Двое моих друзей осветлили себе пряди волос. По этому случаю созвали педсовет, туда же вызвали родителей, ребятам сделали внушение по поводу внешнего вида. Одному мальчику пришлось постричься налысо, – рассказал Василий.

«Репрессии» коснулись и сестры Василия, учившейся в той же школе. В то время еще не приняли закон о школьной форме, и дети ходили на уроки в джинсах.

– Сестра была одета в джинсы-клеш и обычную футболку. За это классная руководительница устраивала ей разнос в присутствии всего класса. У сестры был нервный срыв, – говорит Василий.


Фото – pixabay.com

Перегибы на местах

Сейчас требования к внешнему виду учеников устанавливает ряд нормативных документов, в том числе на региональном уровне. В Воронежской области действует примерное положение «Об установлении требований к одежде обучающихся общеобразовательных организаций».

Каждая школа устанавливает свои требования к дресс-коду – они закреплены в локальных (внутренних) актах школ. С ними можно ознакомиться на официальных сайтах школ, либо обратившись в администрацию учебного заведения.

– В локальном акте устанавливаются общие требования к школьной форме: ее цвет, перечень набора одежды, требования к фасону – к примеру, юбка классическая, юбка-карандаш, юбка в клетку, – уточнила руководитель городского управления образования Любовь Кулакова.

А вот требования к цвету волос ребенка не прописаны ни в одном документе.

– Это уже вопрос вкуса и личной ответственности родителей за своих детей. Обучению розовые волосы точно не препятствуют, но в то же время отвлекают – не столько самого ребенка, сколько окружающих учеников, – считает Любовь Кулакова.

Сотрудники управления образования и молодежной политики мэрии города периодически получают от воронежских родителей жалобы на то, что их детей выгоняют с уроков из-за внешности и несоблюдения дресс-кода. Это грубое нарушение закона об образовании.

– Образовательный процесс – обязательная составляющая обучения. Учитель не имеет права не пустить ученика или выгнать его с урока ни при каких обстоятельствах. Законодательством об образовании установлено, что учителя и администрация школы несут ответственность за жизнь, здоровье учеников во время образовательного процесса, – отметили в ведомстве.


Фото – pixabay.com

Недопустимо и требовать от родителей покупать школьную форму в конкретном магазине.

– В соответствии с локальным актом школа может потребовать купить ребенку одежду определенной цветовой гаммы или фасона, но не вправе отправлять родителей в конкретный магазин, так как это противоречит требованиям действующего законодательства, – сообщили в управлении образования.

Случаи, когда учителя отчитывают детей за «не тот оттенок блузки», Любовь Кулакова считает «перегибами на местах».

– Если блузка соответствует канонам классики, не полупрозрачная и не гипюровая, то она имеет право быть, вне зависимости от оттенка. Покупать школьную форму ребенку заранее не совсем правильно. Вначале нужно ознакомиться с требованиями к школьной форме, которые есть в этом образовательном учреждении. Но сарафан вместо юбки – не вопиющее нарушение устава школы. Думаю, такие вещи нужно решать с классным руководителем, – пояснила Любовь Кулакова.

Кризисный возраст

В задачи социального педагога и учителя школы №28 Ольги Подгайной входит контроль за соблюдением школьного дресс-кода учениками. По словам педагога, большинство старшеклассников игнорируют закон о школьной форме. Многие запросто приходят на занятия в драных джинсах.

Ольга Подгайная, социальный педагог:

– Самовыражайся, но школа-то тут при чем? В розовый цвет волосы красит не так много девочек. А вот распущенные, незаплетенные волосы – настоящая проблема. Подростки то и дело показывают неподчинение, и справиться с этим школа не может. Права не пустить ребенка на уроки у нас нет. Но если бы оно было, я думаю, до них и родителей быстрее дошло бы, что в таком виде в школу ходить нельзя. Как говорил Юрий Лотман, «культура начинается с запретов самому себе».

По мнению педагога, чтобы внести ясность в вопрос о «правильном» внешнем виде учеников, нужно изменить уставы школ, которые были написаны до принятия закона о школьной форме: к примеру, добавить в них пункты, касающиеся цвета волос.

– В нашем уставе написано, что стиль одежды школьника должен быть деловым, – отметила Ольга Подгайная.

Психиатр-суицидолог, психотерапевт Светлана Петрова утверждает: ярким внешним видом ребенок пытается привлечь к себе внимание родителей, которые не принимают участия в его жизни, учителей или одноклассников.

– Когда у ребенка меняется гормональный фон, меняется тело, он подсознательно не понимает, что с ним происходит. Идет реакция группирования: дети сбиваются в группы и очень сильно друг друга копируют, – отметила Светлана Петрова.

С ней согласилась психолог Анна Тихонова. Специалист считает, что подавлять подростка нельзя:

– В кризисном возрасте постоянно бушуют гормоны. Подростка «шатает», могут появиться суицидальные мысли. Представьте: мало того, что за внешний вид ему может «влететь» от одноклассников, так еще и достается от учителей. Ребенок может выдержать, а может и нет.


Фото – pixabay.com

Делая замечание, очень важно подобрать правильные слова.

– Родители могут сказать ребенку: «Мне кажется, тебе это не очень идет». Как работать с педагогами, которые давят на детей? Возможно, им стоит показать видеоролики о том, как не довести ребенка до суицида, – добавила Светлана Петрова.

Психиатр вспомнила, как в 1980 году в одной из школ произошла трагедия. Две старшеклассницы начали прогуливать уроки, и учителя стали травить девочек. Мать одной из них в присутствии всего класса ударила дочку по лицу.

– В итоге одна девочка выпила мышьяк, а вторая наглоталась таблеток. Первая умерла, а вторую спасли, но ей пришлось уехать из города. После этого директора школы уволили, а одна из педагогов была вынуждена уйти на пенсию, – рассказала Светлана Петрова.

В одной лодке

Анна Тихонова отметила, что цель подростков, одевающихся неформально, понятна: они проверяют границы дозволенного, и социум принимает или не принимает их такими, какие они есть. Ключевая задача этого периода – поиск себя и ответа на вопрос «Кто я?». Но какова цель учителя?

Анна Тихонова, психолог:

– Если учитель хочет, чтобы ребенок как можно ярче и полнее реализовал свой потенциал, на мой взгляд, он не должен акцентировать внимание на необычном виде ребенка: нужно принять это как особенность его возраста. Если перед учителем стоит задача добиться соответствия требованиям и уставу школы, можно призывать к чувству общности и ответственности. Учителя должны донести до детей, что они не по разные стороны баррикад, а в одной лодке. Понятно, что диалог с детьми в этом возрасте строить сложно. Но попытаться это сделать нужно. Надо делать ставку на личные отношения «ученик-учитель». Если эти отношения построены на уважении, сотрудничестве, то проблем не будет – будет взаимопонимание и стремление помочь друг другу.

Большинство конфликтных вопросов можно решить на месте, не жалуясь в высокие инстанции, утверждает руководитель городского управления образования Любовь Кулакова.

– В первую очередь, обратитесь к руководителю либо замруководителя школы, – посоветовала она. – Плюс в каждой школе есть служба медиации, которая призвана разрешить конфликтную ситуацию как между детьми, так и между педагогом и ребенком или педагогом и родителем.

Если на школьном уровне конфликт все же не решился, есть смысл обратиться в управление образования.

По мнению Анны Тихоновой, разрешение конфликтов внутри школы – прямая задача школьного психолога. Именно он должен поддержать детей в трудной ситуации и разобраться в ней – порой даже без привлечения родителей.


Фото – pixabay.com

– Я была очень сложным подростком, ходила в драных штанах и курила трубку. К психологу я сбегала буквально со всех уроков, – вспомнила Анна Тихонова. – Но все это происходит от сильной душевной неустроенности, боли. Поэтому для ребенка крайне важно, чтобы у него было место, где он смог бы побыть собой настоящим и знать, что ему за это ничего не будет. Если в вашей школе хороший психолог – смело бегите к нему. Ребенку нужен человек, с которым ему будет безопасно, комфортно и тепло. Дети часто убегают из дома, потому что родители предъявляют к ним слишком много требований, за которыми не видят живого человека.

Телефоны горячей линии для детей и подростков: 8 800 200 01 22, 8 (4732) 39 70 00.

Телефон доверия Воронежского психоневрологического диспансера 271 53 50.

Все телефоны работают круглосуточно, анонимно и бесплатно.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: