1 Июня 2020

понедельник, 19:32

$

70.75

78.55

Как освободить Воронеж. Хроника начинающего реконструктора

, Воронеж, текст — , фото — Роман Демьяненко
  • 5522
Как освободить Воронеж. Хроника начинающего реконструктора Как освободить Воронеж. Хроника начинающего реконструктора Корреспондент РИА «Воронеж» «сразилась» на стороне РККА в воссозданной битве за город 1943 года.

Корреспондент РИА «Воронеж» «сразилась» на стороне РККА в воссозданной битве за город 1943 года.

Накануне 73-й годовщины со дня освобождения Воронежа от немецко-фашистских захватчиков в воскресенье, 24 января, прошла традиционная военно-историческая реконструкция боев за Воронеж. В ней приняли участие 215 человек из 23 военно-исторических клубов Воронежа, Орла, Волгограда, Липецка, Курска, Тамбова, Самары, Москвы, Московской и Белгородской областей. Вместе с опытными реконструкторами весь путь – от подготовки «поля боя» до Победы – прошла корреспондент РИА «Воронеж».

8:00 – прибытие

Традиционно реконструкция боя за Воронеж проходит на берегу водохранилища напротив «Музея-диорамы». Место для будущих боевых действий участники воронежского военно-исторического клуба «Набат», выступающего организатором реконструкции, подготовили с самого утра: вырыли окопы, заложили пиротехнику, определили места расположения немецких и советских позиций. 

OI000409.jpg

Фото — Виталий Грасс

Тем временем в здание музея начали съезжаться участники военно-исторических клубов Воронежа и других городов. Те, кто ехали издалека, прибыли на место сбора еще вечером, чтобы после дороги выспаться и набраться сил перед «боем». Начало «боя» назначено на 14:00, до этого времени все бойцы должны быть полностью экипированы и ознакомлены со сценарием.

Специально отведенных гримерок в музее нет, поэтому «солдаты» приводят себя в состояние боевой готовности прямо там, куда удалось пристроить вещмешок. 

1601240400_1.JPG

Фото — Виталий Грасс

Здесь нет разделения на «наших» и «фрицев». Как правило, участники одного и того же клуба сражаются за обе стороны и уживаются друг с другом мирно, но, когда входят в образ, по-дружески друг над другом подтрунивают.

– Смотрите, стоит руководитель нашего клуба. Нормальный русский человек был, а сегодня мадьярам продался, – смеясь, кивает в сторону «венгра» участник военно-исторического клуба «Поиск» из Старого Оскола Сергей Тарасов. – А вон наш штатный повар, тоже продажная шкура, мадьярская морда. Позор ему!

OI000469.jpg
Сергей Тарасов
Фото — Виталий Грасс

10:00 – переодевание

По численности солдаты Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) явно превосходят армию противника, но в этом и задумка сценария реконструкции: во время боев за освобождение Воронежа в январе 1943 года советских солдат было в два раза больше, чем солдат Вермахта. Отчасти такое превосходство «наших» продиктовано еще и вопросами финансирования. Одеть солдата РККА в два раза дешевле, чем солдата Вермахта. По примерным оценкам, полное зимнее обмундирование советского солдата, начиная от сапог и заканчивая ремнем, стоит около 30 тыс. рублей. Еще в 10-12 тыс. обойдется оружие. Для тех, кто занимается реконструкцией индивидуально, вещи обходятся дороже. У членов военно-исторических клубов есть возможность приобретать некоторые элементы обмундирования оптом, пользоваться вещами из фонда клуба или брать у товарищей на время. Большинство реконструкторов – мастера на все руки. Кто-то шьет, кто-то точит, кто-то варит, поэтому получается сэкономить.

– Форму, которая на мне, я заказал в Белоруссии. Там есть фирма, которая шьет по лекалам формы тех лет из очень похожей на оригинальную ткани. На ребятах форма, которую шили по заказу Прохоровского музея к 70-летия прохоровского сражения, мы до сих пор ей пользуемся. Валенки покупаем в «Военторгах». Многое приобретаем в воронежском магазине для реконструкторов – эмблемы, нашивки, пуговицы... Шапки я сам перешиваю из солдатских. Несколько лет назад наткнулся на искусственный мех, очень похожий на тот, из которого шили шапки для солдат в 40-е годы, спорол мех из современных шапок и заменил его на этот. Много бойцов «Поиска» сейчас бегают в моих шапках. Маскхалаты почти не изменились, найти их несложно. Шьются тоже элементарно. Оружие – это уже «эхо войны», копаное, – пояснил «боец» РККА Сергей Тарасов.

Реконструкторы уверяют, что собрать зимнюю форму легче, чем летнюю. Достаточно найти ватные штаны, ватник и шапку-ушанку. В крайних случаях используют белые маскхалаты, это самый простой и незатратный вариант одежды. Обуться можно как в кирзовые сапоги, так и в валенки из ближайшего «Военторга». Летнюю форму подбирать сложнее из-за большого количества аксессуаров.

На «немце» Леониде Соколкине из орловского военно-исторического клуба «Орел» немало оригинальных атрибутов, сделанных в 40-е годы: подсумок, ремень, фляга, выкопанные на поле боя каска и пряжка. Среднестатистический «немец» в зимней форме стоит от 60 до 80 тыс. рублей.

– Собраться на немецкую сторону не сложнее, чем на советскую. Вопрос в стоимости. Правда, если искать какие-то необычные для пехотных подразделений атрибуты, то найти их очень сложно, либо вообще нужно делать их самому, потому что реплики практически не производят, – рассказал Сергей.

Оружие, которое используется во время реконструкций, в основном клубное, с документами, подтверждающими, что оно не является боевым. Многие реконструкторы покупают или изготавливают для себя оружие сами, восстанавливая его из выкопанного с полей сражений.

OI000474.jpg

Фото — Виталий Грасс

– Хорошую «Мосинку» купить очень дорого. Еще года три назад я смотрел для себя «Мосинку» СХП, она стоила 17 тыс. рублей. В итоге взял себе дезактивированный страйкбольный ППШ за 8 тыс. Хотя немецкое оружие в то время стоило немного дешевле, чем советское. Товарищ брал себе страйкбольный немецкий карабин «Маузер 98к» тоже за 8 тыс. Сколько они сейчас стоят, к сожалению, не знаю, – рассказал член тамбовского клуба «Сорокопятка» Дмитрий Миронов.

OI000476.jpg
Дмитрий Миронов
Фото — Виталий Грасс

11:00 – построение и инструктаж

К назначенному часу переодетые бойцы собираются на площадке позади музея. Здесь для них на полевой кухне уже готовится гречневая каша с тушенкой и горячий чай. Но перед обедом – построение, осмотр формы, инструктаж, знакомство со сценарием и выдача патронов. 

OI000457.jpg
Выдача патронов
Фото — Виталий Грасс

На каждого бойца по 10 патронов, поэтому в «бою» придется экономить. Некоторые реконструкторы привезли немного патронов с собой, сэкономив их на предыдущих реконструкциях или купив на собственные деньги.

На поле боя нужно соблюдать предельную осторожность и обходить места, присыпанные опилками. Именно под ними заложена пиротехника, которая должна будет разорваться строго по сценарию. Руководитель воронежского клуба «Набат» Евгений Ишутин в громкоговоритель рассказывает сценарий.

– Сначала выезжает подвода с гражданскими. Кто у нас мадьяры? Выходите вперед! Ваша задача - остановить повозку и начать обыскивать мирных жителей. И обращайтесь с ними достаточно грубо. Кого-то давайте застрелим, – предложил он.

– Давайте! – бодро откликаются «мадьяры».

После недолгого обсуждения «убить» решили мужчин. Задача женщин – громко голосить и плакать. На шум должны выйти «немцы» и устроить словесную перепалку с «мадьярами». После эпизода с мирными жителями первый отряд РККА должен пойти в атаку.

– Кто у нас из РККА первыми хочет героически погибнуть? – спрашивает Ишутин.

OI000450.jpg
Евгений Ишутин знакомит участников со сценарием
Фото — Виталий Грасс

На призыв откликаются несколько человек. Их задача – упасть в снег и дождаться, когда санитары вытащат их с поля боя. Далее по сценарию советские войска должны отступить и снова броситься в атаку. Во время финального боя должны подняться все – живые, «убитые» и «раненые».

– Сегодня сценарий очень интересный, но предсказать, что будет на «поле боя» невозможно. Сценарий – это набросок, а в процессе все очень непредсказуемо, как в настоящем бою. Бывало, что по сценарию мы вроде должны отступить, но все входят в такой раж, что буквально упираются рогом и дальше рвутся в атаку. Сценаристы машут руками, ругаются, кричат, а мы бежим дальше. Много в реконструкции импровизаций. В 2015 году в Воронеже на меня мой товарищ «немец» накинулся сзади и шепчет «У тебя в нагане патроны есть?», я его через плечо перекинул и говорю: "Есть". Он мне: «Я сейчас побегу, а ты мне в спину стреляй». Он вскочил, побежал, а я ему: «Хальт! Хальт! Хенде хох!». Стреляю, он падает, зрители охают, свистят, аплодируют, – рассказывает опытный «солдат» Сергей Тарасов.

OI000438.jpg

Фото — Виталий Грасс

13:00 – выход на позиции

После солдатского обеда с традиционной гречневой кашей и горячим чаем снова построение, уже финальное. Сначала в колонну по два выстраиваются воины РККА, позади них выстраивается армия Вермахта. Дружным строем солдаты направляются на берег водохранилища.

Один из «фрицев» на ходу насвистывает на губной гармошке незатейливую мелодию.

OI000486.jpg

Фото — Виталий Грасс

«Красноармейцы» подбадривают друг друга выкриками «За Родину!», «Победа будет наша!», некоторые пытаются затянуть песню. Случайные прохожие приветствуют бойцов радостными криками. Разделившись, красноармейцы отправляются на свои позиции ближе к администрации Левобережного района, вражеская армия – ближе к остановке «Ильича».

На поле будущего сражения командиры еще раз более детально обсуждают план боя со сценаристами и дают последние указания своим бойцам.

– Подползаете и спрашиваете: «Ранен?», - а он тебе так лениво: «Я устал, я убит». Ну, и в добрый путь, дорогой товарищ! А если говорит, что ранен, спрашиваете куда, перебинтовываете и оттаскиваете, – наставляет группу санитарок Андрей Штоколов из клуба «Варяг».

У санитарки на всем протяжении «боя» нет возможности полежать «убитой» и отдохнуть. Девушки собирают «раненых» и на собственных хрупких плечах выносят из-под пуль врага, чтобы в следующую атаку бойцы пошли с новыми силами. Правда, «раненые» и сами помогают хрупким девушкам, отталкиваясь ногами от земли.

Опытная санитарка из воронежского военно-исторического клуба «Отечество» Лариса Лапина специально училась делать перевязку и правильно вести себя во время «боя».

– Самое сложное – это, конечно, мороз. Но мы, санитарки, во время боя не сидим без движения. Постоянно перемещаемся, ищем раненых, тащим их на себе, поэтому замерзнуть не успеваем, – рассказала Лариса.

Оставшиеся до начала сражения минуты «бойцы» коротают за разговорами. Некоторые греют замерзшие в кирзовых сапогах ноги прямо над огнем разведенного заранее костра. Многие из реконструкторов из разных городов страны уже давно стали добрыми приятелями, поэтому с радостью используют возможность пообщаться друг с другом на «фронте».

14:00 – бой

DEM_9903.jpg

Фото — Роман Демьяненко

Ровно в 14:00 включаются динамики, и диктор объявляет о начале военно-исторической реконструкции боев за освобождение Воронежа. Он сообщает зрителям, что в разгар Сталинградской битвы, с 13 января по 3 марта 1943 года, войска Воронежского фронта, 13-й армии Брянского и 6-й армии Юго-Западного фронтов провели стратегическую Воронежско-Харьковскую наступательную операцию, в ходе которой они нанесли тяжелое поражение вражеской группе армий «Б». Входившие в ее состав 2-я венгерская армия и 29-й альпийский корпус 8-й итальянской армии были наголову разгромлены.

Как и было оговорено заранее, к месту основных действий выезжает телега с беженцами.

DEM_9734.jpg

Фото — Роман Демьяненко

«Бойцам», занявшим дальние позиции, слышны только крики и одиночные выстрелы. Внезапно начинается атака советских войск. Под шум стрельбы и грохот разрывающихся снарядов красноармейцы бросаются вперед. Одним из последних свою группу в бой ведет младший лейтенант Штоколов.

– За наш родной Воронеж! За Родину! За Сталина! – командует он, поднимает вверх руку с револьвером и бежит в бой, прикрывая правый фланг. Параллельно с ним по левому флангу выступает группа снайперов под командованием сержанта Сергея Тарасова.

– Надо же, в каком я цветнике, – довольно подмигивает он. Под его командованием оказались три девушки – снайперы Жанна и Наталья, а также корреспондент РИА «Воронеж».

Фото: 1 из 27

Фото — Роман Демьяненко

Реконструкция длится около 30-40 минут, но для «солдат» они пролетают, как миг. Бежать приходится короткими перебежками, низко пригибаясь к земле, а иногда, по команде командира, падать лицом в снег, чтобы не угодить под вражеские «пули». С такой осторожностью сержанту Тарасову удается на протяжении всей атаки сохранить своих «бойцов» целыми и невредимыми. Когда на немецких позициях появляется красный флаг, группа снайперов вместе со всеми забывает об осторожности и с криками «Ура! Победа!» бросается вслед за последними оставшимися в живых «фрицами».

DEM_9820.jpg

Фото — Роман Демьяненко

Опытные реконструкторы уверяют, что принять в свои ряды готовы каждого, кому это интересно. Для стороннего наблюдателя реконструкция выглядит как веселая игра с переодеванием. Сами реконструкторы каждый свой «бой» воспринимают как настоящую войну.

– Нужно хорошо знать историю своей страны, особенно Великой Отечественной войны, и понимать, какое горе пережил наш народ, – говорит Сергей Тарасов. – Да, для нас реконструкции – это возможность встретиться, пообщаться. Но в первую очередь мы работаем на зрителя, чтобы заинтересовать его, подтолкнуть. Чтобы он после увиденного «боя» пришел домой и захотел почитать о каком-то сражении, о людях, которые погибли. Чтобы он узнал больше о своих родных, которых он, может быть, и не видел, но которые тоже были на фронте.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: