Дни платоновского фестиваля всегда чудесные, потому что ты получаешь подарки: встречаешь друзей, которых уже забыл в суматохе будней, и говоришь с ними не о том, «как дела», а о том, какие чувства вызвал тот или иной фестивальный эвент; можешь неожиданно затусить с главным редактором журнала Театр или эпатажными заграничными артистами. Кстати, в 2012-м на книжной ярмарке я познакомилась с петербургским драматургом и театроведом Анастасией Мордвиновой, и это была роковая встреча, невообразимая без Платоновского фестиваля. Настя, привет, помнишь, как приставали к внуку Платонова? Фестиваль объединяет разных людей. Жалею, что не вышло пойти на встречу с Андреем Битовым, друзья рассказывали, как удалось после официальной части рассмотреть любимого писателя вблизи, поговорить, как всегда, о вечном и, как водится, на кухне.

Хотя главные подарки для меня — это спектакли. На сегодняшний день я посмотрела казахскую интерпретацию «Коровы» Платонова, очень живую постановку, в которой все взрослые могут вдруг стать детьми. Там так исступленно ели мороженое, что я сама потом вгрызалась в эскимо, будто оно последнее на планете. Сила вживания, драматический театр, да.

Потом был Vertigo. И закружилась голова. От жизни, от танца, от сумасшедших фестивальных дней. Название спектакля и танцевальной группы — воистину идеальная метафора счастья. Потому что, когда ты счастлив, ты так по-настоящему живешь, что у тебя вертиго, у тебя кружится голова. Vertigo — чистая поэзия, искусство, рожденное из эмоции. Я сохранила ее и мое сердце, кажется, даже во сне продолжало пульсировать в такт естественным ритуальным движениям израильских богов танца.

На Кабаре Брехт я шла с совершенно другим настроем. Ну, наверное, Юрий Бутусов сейчас будет грузить и давить на мозг идеями реформатора театра Бертольда Брехта. Ничего подобного. Брехт любил музыку, а Бутусов любит Брехта, и спектакль получился о любви и с любовью. Это была скорее музыка, чем живопись, скорее ритм, динамика, скорость, хаос, чем гармония. Это был крик и стилистически китч, как его понимали авангардисты.

Post Scriptum. Я убеждена, что человек свою жизнь базирует на эстетике. В июне мы утопаем в эстетике, и она такая разная, что уже рождается вкус и учишься выбирать. Спасибо за это Платоновскому фестивалю.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter