Жительница Новоусманского района Татьяна Мешкова оформила опеку над своей двухлетней племянницей Олей, которая чуть не погибла во время пожара в доме 9 марта 2015 года. Девочку и ее четырехлетнего брата из огня на руках вынесли соседи. Мальчик не выжил, а Олю после сложнейшего лечения и пересадки кожи врачам удалось спасти. Идея забрать малышку к себе домой появилась у Татьяны сразу же, как она увидела на больничной койке перебинтованного человечка. Не помешало ответственному решению и тот факт, что несколько месяцев назад у Татьяны умер муж, и она осталась без средств к существованию с полугодовалым сынишкой и 12-летней дочкой. Родная мать Оли против переезда дочери к тете не возражала. Она и до несчастного случая не особо заботилась о ребенке, а после пожара, в котором получила сильные ожоги, о дочке стала думать еще меньше.

Корреспонденты РИА «Воронеж» побывали в гостях у сильной женщины и заботливой матери Татьяны Мешковой.

В небольшой уютной «однушке» на стенах много фотографий. Все они детские, и ни на одной нет мужа Татьяны. Все напоминания о любимом человеке она убрала сразу же после его смерти. Говорит, боялась не переживет его уход. Держаться на плаву помогали только дети.

После смерти мужа Татьяна убрала все фотографии любимого человека

– Мужу всего 28 лет было. Готовились к новому году. И 30 декабря его не стало. Врачи сказали, что тромб оторвался. Смерть мгновенной была. Я несколько месяцев не могла в себя прийти. В голове было только одно – как теперь жить? Как поднимать детей? Ведь Ванечке на тот момент всего четыре месяца было, в садик его не скоро возьмут, а на одни декретные не проживешь. Мы только за съемную квартиру по 7 тыс. в месяц платили, не считая комуналки,– держа на руках улыбчивого карапуза, говорит Татьяна.

«Держалась из последних сил ради детей»

В трудную минуту Татьяну выручила свекровь – она платила за съем квартиры. Не остались в стороне друзья и коллеги – каждый помогал в меру своих возможностей. Кто-то деньгами, другие привозили продукты, одежду и памперсы.

– Большое им спасибо за такую поддержку. Не знаю, как мы жили бы, если бы их рядом не было. И самое главное, что это была не одноразовая помощь. Друзья до сих пор над нами шефствуют, особенно после того как в нашей семье появилась Олечка,– благодарит за поддержку молодая мама.

Фото: 1 из 23

Фото — Михаил Кирьянов

Это сейчас кроха Олечка часто улыбается. Такой она стала совсем недавно. Выписавшись из больницы, девочка долгое время не могла спать по ночам. Оставшиеся после ожогов рубцы сильно чесались. Оля постоянно плакала и пыталась расчесать раны.

– Я с ней долгое время в обнимку спала. Точнее Оля спала, а я ей рубцы гладила, чтобы хоть как-то зуд приглушить. Так и ночевали, с одной стороны на диване Ваня, с другой – Оля. А старшая Алина на кухне спала. Сейчас, к счастью, Олечка ожила, играться начала, смеется, правда, все равно до сих пор в любой момент может заплакать или у нее руки начинают трястись. Два года жизни с родной матерью серьезно сказались на ее нервной системе, – говорит Татьяна Мешкова.

Олечка начала улыбаться совсем недавно

О своей младшей сестре, матери Олечки, Татьяне рассказывать неприятно. Говорит, это ее боль на всю оставшуюся жизнь. Семь лет назад Татьяна стала для сестры заклятым врагом, когда добилась, чтобы горе-мать лишили родительских прав.

– Я это ради детей сделала. Поверьте, по сравнению с домом, где они жили, любой интернат покажется раем. Сестра чуть ли не каждый год от разных мужиков рожала. К 21 году у нее уже было пятеро детей. Сама напьется, уйдет куда-нибудь, а дети голодные на сыром полу спали. Она старшего мальчика знаете, как успокаивала, когда он маленьким был? Димедролом накачивала, чтобы он спал, а сама на пьянку уходила, – вспоминает Татьяна.

Долгое время Татьяна помогала своей сестре. Привозила продукты, молоко детям. Но однажды соседка сказала девушке, что горе-сестра предлагала ей выменять только что привезенную крупу на самогонку и посоветовала написать жалобу на безответственную мамашу в сельсовет.

– В итоге я добилась, что сестру лишили родительских прав. Старшего Данилу через несколько месяцев усыновили. Егора забрала к себе в семью одна женщина из соседнего поселка. Костю сначала бабушка по отцовской линии забрала, а когда она умерла, папаша родной мальчика в детдом сдал сразу. Но его сразу та же самая женщина забрала, чтобы Костик вместе с Егоркой росли вместе. А двойняшки, мальчик и девочка, умерли от тяжелых заболеваний. После того как сестру прав лишили, она мне постоянно звонила и угрожала расправой. Но это все пустые слова были. Ведь за все время, когда шел суд, и дети были в больнице, сестра даже ни разу их не навестила,– говорит Татьяна.

До пожара Олю покусала собака

Без детей сестра Татьяны не горевала. Родила себе новых – Сашу и Олю. Да только за ними тоже не следила. Оля как-то гуляла одна и забрела в вольер к собаке. Шрамы от покусов на лице всю жизнь будут напоминать девочке о том страшном моменте. А 9 марта в доме сожителя сестры случился пожар. По версии пожарных, жилище загорелось из-за непотушенной сигареты.

– Помню, пришла к Оле, а она вся забинтованная лежит и плачет. У меня внутри тогда все опустилось, и я решила, что заберу это кроху к себе. Можно сказать, Оля меня из депрессии вывела. Я начала ухаживать за ней и стала приходить в себя потихоньку,– рассказала Татьяна Мешкова. – Олечка очень любит целовать. Всех целует – и Алину, и меня, и кукол всех перецелует. Недолюбленный ребенок, которого никто раньше не обнимал и не ласкал. Она и к вам сейчас начнет на руки проситься, чтобы поцеловать.

Из больницы Татьяна сразу забрала Олю к себе домой

И правда, через некоторое время Оля подходит к нам и звонким голоском произносит: «Поцеуй!» Берем малышку на руки и сразу возникает вопрос, сколько же она весит. Девочка легкая как перышко.

– Оле скоро три года исполнится, а весит она столько же, сколько наш девятимесячный Ванечка. А что тут удивляться, знаете, врачи в больнице нам сказали, что после пожара она сходила в туалет одними тыквенными семечками. Вот чем кормила Олю ее родная мама,– заметила тетя Олечки.

Одна силиконовая повязка, заживляющая рубцы, стоит 1700 рублей за единицу. Таких пластинок в месяц необходимо четыре штуки

Сейчас семейный бюджет Мешковых составляет 12 тыс. рублей. Многое из этой суммы уходит на лечение Оли. Только одна пластина, которая выравнивает рубцы стоит 1700 рублей за единицу, а таких пластин девочке нужно четыре. Плюс специальный гель для заживления ран на лице – 2800 рублей.

– Нам сказали, что после восьми лет можно будет выбивать квоту на пластическую операцию. Сами рубцы полностью не рассосутся,– заметила Татьяна.

12-летняя Алина полюбила Олю как родную сестренку

28 июля Олечке исполнится три года. В этот день ее тетя Таня хочет устроить малышке праздник. Испечь пирог и украсить дом шариками. На большее просто нет денег.

28 июля Оле исполнится три года. Татьяна мечтает устроить для малышки праздник

Помочь Татьяне Мешковой и ее детям можно, с помощью перевода на карту (Сбербанк) 63900213 9003137402

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter