10 Декабря 2018

понедельник, 15:48

$

66.92

76.08

Интервью РИА «Воронеж». Психотерапевт – о депрессиях, внутренней пустоте и неумении любить

, Воронеж, текст — Светлана Тарасова, фото — Михаил Кирьянов
  • 2997
Интервью РИА «Воронеж». Психотерапевт – о депрессиях, внутренней пустоте и неумении любить

Денис Припутневич рассказал, что толкает людей на самоубийства.

Всемирный день предотвращения самоубийств отмечается в понедельник, 10 сентября. По данным ВОЗ, ежегодно в мире уходят из жизни более 800 тыс. человек. В России в 2017 году зафиксировали 20055 самоубийств. В 2016 году, по данным Росстата, показатель был выше – 22839.  

Воронежский психиатр и психотерапевт Денис Припутневич рассказал корреспонденту РИА «Воронеж», что может подтолкнуть человека к этому шагу, как отличить манипуляцию от реального желания свести счеты с жизнью, существует ли предрасположенность к самоубийству и стоит ли вообще поднимать эту тему в обществе.

Роковой шаг

– Денис Николаевич, тема самоубийств в нашем обществе табуированная. Как в той пословице: не буди лихо. Бытует мнение, что этим можно «заразиться». Может, в этом есть смысл, и говорить о самоубийствах не стоит?

– Вопрос в том, как говорить. То, как в последнее время об этом рассказывали в СМИ, и правда не стоит. Чтобы поднять рейтинг и тираж, трагические истории порой раздувались и смаковались. Вокруг их участников создавался ореол звезд. У нас время такое – все хотят привлечь внимание. Лайки в соцсетях – нынешняя валюта. Особенно для подростков. Для некоторых оказаться в центре, даже такой ценой, может показаться важнее самой жизни. А больше всего среди желающих добровольно уйти из жизни именно подростков.

Если проблему замалчивать, то в этом тоже мало хорошего – ничего нельзя будет поменять. Нужно знать, как себя вести тем, кто рядом. Родителям, педагогам, супругам, друзьям. Нужно говорить об этом, чтобы был шанс что-то изменить.

Большинство из тех, кто был рядом с ушедшим, как правило, отмечают: «Ничто не предвещало». Потом начинают вспоминать, и оказывается, что звоночки-то были.

– Что это за «звоночки»? Что должно насторожить?

– Вы вдруг замечаете, что человек застревает в подавленном настроении. Неожиданно начинает, допустим, писать стихи, перестает общаться с друзьями. Инертный обычно, вдруг становится активным. Начинает завершать какие-то дела, отдавать долги. Обычно человек не сразу совершает роковой шаг, но идет к нему. И это нужно успеть заметить. Резкое изменение поведения, замыкание, потеря интереса к окружающему миру должны насторожить. Человек обычно делится своими мыслями, даже ненароком. Если он часто говорит о смерти, о бренности и бессмысленности жизни, на это обязательно стоит обратить внимание.

– Существует убеждение: если человек грозится с собой что-то сделать, бояться этого не стоит. Правда?

– Чаще всего да. Люди, которые откровенно угрожают, манипулируют темой суицида, редко что-то реально совершают. Но и тот, кто задумал уйти, просто не может отвлечься от этой темы, в мыслях ее постоянно прокручивает и потому обязательно проговаривается ненароком.

Слушать и не осуждать

– Как же отличить манипуляцию от реального желания уйти?

– Шантажное поведение всегда направлено на другого. Оно всегда связано с какой-то конкретной целью. Допустим: если не отдашь планшет, покончу с собой. У того, кто решил себя убить, нет внешней цели: что-то получить, улучшить, изменить какое-то отношение. Он в отчаянии и не видит другого выхода. Его мир сужается до переживания собственной проблемы. Такое когнитивное нарушение, связанное с депрессией.

– Но ведь сколько случаев, когда дети из-за ерунды совершают что-то непоправимое.

– Обращать внимание, безусловно, стоит и на того человека, который в открытую угрожает себя убить. В его мире точно что-то не так. Такое шантажное поведение на самом деле может привести к беде. Сколько таких случаев: просто захотел попугать, а все обернулось трагедией. Часто от человека и не зависит, чем закончится – он делает первый шаг в эту сторону и там уже как бог даст.

– Что же делать тем, кто рядом?

– Быть рядом и дать возможность выговориться. Просто слушать: не осуждать, не говорить, что это пустяки. Слушать, сочувствовать и стараться понять. Разделить с человеком боль.

– Кто чаще всего к вам обращается по подобным поводам?

– Подростки и люди в районе 60 лет. Среди подростков больше девочек, среди возрастных – мужчин. Подростков приводят родители. Теперь чаще до суицидальной попытки, раньше – после. Возможно, еще и потому, что система образования в последнее время стала относиться к этой проблеме очень настороженно. Знаю, что педагогов Воронежа специально обучали правильному поведению на этот счет. Они обращают внимание родителей, видя у подростков признаки депрессии. Или когда подростки наносят себе какие-то повреждения не с целью умереть, а с целью испытать боль. Чтобы отвлечься так от душевной боли.

– Почему подростки?

– У подростков подвижная психика, гормональная перестройка, их бросает из крайности в крайность. Это вообще особенные люди, которые решают психологически и душевно очень трудную задачу: стать автономным. Это неминуемо связано с потерей родительской близости, лишением чувства защищенности и ощущения прочности своего мира. Вынужденностью искать другую любовь, помимо родительской. Внутри образуется большая пустота. В норме она должна заполняться подростковой группой. В конце подросткового возраста человек должен стать автономным, почувствовать, что он отдельный от родителей человек. Со своими чувствами, желаниями, ограничениями. Родителям нужно его отпустить, позволить быть самостоятельным. В том числе и дать право набивать свои шишки.

С 60-летними тоже понятно. Карьера закончилась, дети выросли, все цели достигнуты и непонятно, чем жить дальше. Внутри пустота и одиночество. Добавляются проблемы со здоровьем и финансами.

К сожалению, Россия занимает лидирующее место по уровню суицидальной активности – 100 человек в день. На втором месте – Япония, а самые низкие цифры – в Саудовской Аравии.

Где есть любовь – всегда есть выход

– Что делать родителям подростков? Как правильно себя вести, чтобы помочь детям?

– Ответ простой: любить. Но при этом не как свою собственность, а как другого человека.

– Опекать, пытаться подстелить соломку, решать за него проблемы – это про любовь?

– Это про страх. Родительский. Они заботятся о себе, чтобы им не было страшно. Чтобы в своих глазах и глазах знакомых правильно выглядеть, исполняя родительский долг. Любовь же всегда направлена на другого. Делать так, чтобы другому было хорошо, хотеть этого всей душой. В понятии родителя – оградить от дурного влияния, в понимании ребенка – лишить общения со сверстниками. Главное, что нужно сделать – попытаться понять ребенка. В любой ситуации, даже если он сделал что-то не так. Принять и это. Не осуждать и не махать шашкой направо и налево. Принять, сказать, что так бывает: люди не всегда что-то делают правильно и хорошо. Потом рассказать о своих чувствах по этому поводу. Что вас этот поступок огорчил и расстроил. Там, где есть любовь, находится выход из любой ситуации.

– Существует мнение, что желание убить себя – психическое отклонение. И если в твоем роду кто-то подобное совершил, велика вероятность «рецидива» у кого-то из потомков. Правда ли это?

– Я бы поспорил с тем, что желание себя убить свидетельствует о психическом отклонении. Это скорее говорит об отсутствии вокруг любви и понимания, внутренней гармонии. Я сторонник мнения, что это нарушение возникает в процессе взаимодействия в семье. Человек получает какие-то стереотипы поведения. Это навыки поведения, а не какой-то набор хромосом.

Да и психическая болезнь не обязательно передается по наследству. Предрасположенность, конечно, есть, но не более того. Истинно наследуемых психических заболеваний не так и много.

– Что должно послужить сигналом, чтобы отправиться к врачу?

– Когда ситуация вышла из-под контроля и вы не можете с ней справиться самостоятельно. Как и с любой болезнью.

– Психиатров у нас боятся. Пойти в диспансер, где тебя поставят на учет, объявят психом – это приговор. С работы погонят, права водительские отберут, никто не захочет иметь с тобой дела. В этом смысле что-то меняется?

– Очень меняется. С одной стороны, появилась частная психиатрия, которая не передает никому сведений о пациенте. Но и в государственной системе многое изменилось. Обращение к психиатру перестало быть равно постановке на учет. Ставят только тех, у кого тяжелые хронические заболевания. В таком случае это не наказание, а, скорее, забота о них, возможность для них получать помощь. Люди с депрессивными расстройствами на учет не ставятся. Но «шлейф» за психиатрией, безусловно, остался, еще с советских времен. Дескать, пошел туда – и жизнь закончилась.

Я веду частную практику с 2006 года. И с тех пор у меня запись на недели вперед. Душевная боль порой может быть сильнее физической, и от нее умирают. Люди это понимают и ищут помощи. В последнее время чаще стали приходить мужчины. Такого раньше не было.

Принять себя любым

– Люди каких профессий, на ваш взгляд, больше подвержены депрессии?

– Вы очень удивитесь. Бухгалтеры. Люди этой профессии чаще других обращаются ко мне за помощью.

– А какова наиболее распространенная причина депрессий?

– Общество через всевозможные соцсети, массмедиа навязывает стереотип: ты должен быть успешным. А для этого – быть всегда уверенным, позитивным, активным, целеустремленным. Но человек-то разный, он живет этапами. Сегодня он рефлексирующий, желающий спрятаться или грубить. Желающий лежать на диване и плакать. Завтра – любит весь мир и готов свернуть горы. Оба этапа – нормальные. А человеку внушают, что он нормален только в одной «хорошей» ипостаси. В этом диссонанс, который может послужить началом депрессии. Нужно принимать себя любым и не думать, что с тобой что-то не так. Людям нужно учиться дружить со своими эмоциями, учитывать свои желания и уметь говорить «нет».

– Нынешнее время кризисное – нет денег, люди теряют работу, перспективы пугают. Больше ли стало душевнобольных людей?

– Конечно, во времена Советского Союза всплесков, похожих на нынешний, не было или почти не было. Плановая экономика, все жили в ожидании того, что не сегодня-завтра будет построен коммунизм. Но тогда больных, как принято говорить в народе, душевно было не меньше. Приблизительно столько же. Находились другие причины для депрессии. Ведь кризис-то на людей по-разному действует – некоторых, наоборот, мобилизует. Они воспринимают его началом чего-то нового и, оттолкнувшись от дна, двигаются вверх. А слабый начинает паниковать, впадать в депрессию.

Нарастает темп жизни, люди становятся более разобщенными, поэтому к 2020 году ожидается значительный рост депрессивных расстройств. Когда жизнь сытая и спокойная, число суицидов меньше. Если же возникает ситуация острого кризиса, люди часто впадают в депрессию и накладывают на себя руки. Причем когда тяжело все время, человек выживает, а вот на резкие изменения может отреагировать именно так.

– Инвалиды часто пытаются свести счеты с жизнью?

– Нет. Инвалиды – крайне редко. Они привыкли жить и выживать и борются за свою жизнь.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: