Интервью РИА «Воронеж». Бывший пресс-атташе сборной России по футболу

, Воронеж, текст — , фото — из архива Игоря Владимирова
  • 10178
Интервью РИА «Воронеж». Бывший пресс-атташе сборной России по футболу Интервью РИА «Воронеж». Бывший пресс-атташе сборной России по футболу
Игорь Владимиров – о 6-летней работе в главной команде страны

Бывший пресс-атташе национальной сборной России по футболу Игорь Владимиров – уроженец Воронежской области, начинал как спортивный журналист в Воронеже, работал во многих областных СМИ. Был редактором спортивного еженедельника «Игрок», потом – с 2002-го по 2005 год – пресс-атташе воронежского «Факела». С 2006 года работал на разных должностях в российском футбольном союзе (РФС). Пресс-атташе национальной сборной являлся с 2015 года, в конце лета 2021-го покинул пост.

О годах, проведенных в сборной России, и своих самых ярких впечатлениях этих лет Игорь Владимиров рассказал в интервью РИА «Воронеж». Корреспондент знает Игоря Владимирова более 30 лет, поэтому общался с ним на «ты».

Глобальные перемены

– В самом начале августа ты написал в соцсетях о том, что после шестилетней работы покидаешь пост пресс-атташе сборной России по футболу, а также работу в РФС. С чем это было связано?

– Последние два года я работал только со сборной России, которая является субъектом РФС, его частью. Так как летом 2021 года сменился весь тренерский штаб национальной сборной, а также персонал главной команды страны, я попал в число тех людей, которые не продолжили работу в сборной России и, соответственно, в РФС.

Справа налево – Игорь Владимиров, бывший главный тренер сборной России Станислав Черчесов, главный тренер сборной Германии Йоахим Лев и пресс-атташе сборной Германии
Справа налево – Игорь Владимиров, бывший главный тренер сборной России Станислав Черчесов, главный тренер сборной Германии Йоахим Лев и пресс-атташе сборной Германии

– Это было больше твое решение?

– Нет. Я работал в рамках договора, срок действия которого заканчивался 31 июля 2021 года. За день до того я встретился с генеральным секретарем РФС, и мне просто было озвучено решение о том, что договор о сотрудничестве со мной продлеваться не будет. Тут нет никаких проблем – когда идут такие глобальные перемены в команде, это нормальное явление.

– Сейчас ты взял паузу или уже работаешь в другом месте?

– Август я взял себе на полную перезагрузку, в сентябре начал заниматься вопросами трудоустройства. Варианты есть, но конкретика появится в ближайшее время. Если все сложится нормально, то моя новая работа тоже будет иметь отношение к спорту.

«В каждый отель заходили по полтора часа»

– Работая в сборной России, ты общался с двумя последними ее тренерами – Леонидом Слуцким и Станиславом Черчесовым, с их штабами, их командой. Чем отличалась работа в команде каждого из них?

– Думаю, сравнивать этих тренеров не совсем корректно. Со Слуцким я работал около года, а с Черчесовым – пять лет. Первый совмещал работу в клубе и в сборной, то есть мы общались практически только на сборах. А что касается Черчесова, то он работал только со сборной, был освобожденным тренером. По моему глубокому убеждению, тренер сборной не должен совмещать работу в ней и в клубе, иначе приходится жертвовать одним во имя другого, а это очень трудный выбор. И с тем и с другим мне работалось достаточно легко и были отличные отношения. В 2018 году наша сборная под руководством Черчесова выступала на домашнем чемпионате мира, для меня это одно из самых ярких воспоминаний, связанных с собственной профессиональной деятельностью. Я счастлив, что именно в этот период оказался в сборной России.

С Леонидом Слуцким
С Леонидом Слуцким

– В какой из двух сборных работалось проще в плане открытости, свободы общения команды с внешним миром?

– Я бы не сказал, что эта атмосфера сильно различалась при двух разных тренерах – команда всегда была максимально открытой. Сборная – это такой особый коллектив, который нечасто собирается вместе, потому остается мало времени на тренировочный процесс, и, конечно, любой наставник старается максимально эффективно использовать это время. И при Слуцком, и при Черчесове каждый день мы проводили открытые тренировки, приглашали журналистов на базу, устраивали социальные акции для детей и инвалидов. После чемпионата мира 2018 года страна начала немного по-другому смотреть на нашу сборную, и, куда бы мы ни приезжали, везде команду восторженно встречали и принимали. Мы в каждый отель заходили буквально по полтора часа, потому что количество людей, которые приходили за автографами, было огромным. На волне, возникшей в отношении сборной после ЧМ, мы «катились» еще в конце 2018-го и в 2019-м, когда команда уверенно прошла отборочный турнир к чемпионату Европы. Конечно, ковид немного нарушил этот путь, потому что год практически команда не собиралась, и, безусловно, это не могло не сказаться в дальнейшем.

– На чью сборную – Слуцкого или Черчесова – оказывалось более сильное давление со стороны болельщиков, журналистов, общества?

– Сборная всегда была, есть и будет в эпицентре колоссального внимания. Добиваемся результатов – все в восторге, проигрываем – начинают ругать, особо не стесняясь в выражениях. Перед чемпионатом мира наша команда, представляющая страну – хозяйку турнира, играла много контрольных матчей. Для них специально подбирались сильные соперники, с которыми не так-то просто было добиться положительного результата: Бразилия, Аргентина, Франция, Испания. Череда поражений в этих встречах затянулась, и вот тогда было сильное давление на сборную – перед стартом чемпионата мира нас просто разрывали на части. Эта волна отчасти раскрепостила игроков, они по-хорошему обозлились, и начиная с первой игры, против Саудовской Аравии, выпустили из себя на поле весь этот пар и здорово провели турнир.

– Существовали ли в сборной запреты на общение игроков в соцсетях, по телефону, были ли вообще какие-то табу, исходившие от тренерского штаба?

– Игрокам были даны рекомендации: если идет какая-то волна критики, негативные комментарии в соцсетях и ребята чувствуют себя некомфортно, то в период подготовки к крупному турниру лучше просто все это не читать. Чтобы ни себя, ни партнеров не накачивать негативными эмоциями, иначе в команде может возникнуть цепная реакция.

«Потеряли харизматичных лидеров»

– Между чемпионатом мира 2018 года и чемпионатом Европы, финал которого состоялся в 2021-м, костяк команды сохранился, тренерский штаб – тоже. Чем можно объяснить провал национальной сборной на последнем Евро?

– Сама работа тренерского штаба мало в чем поменялась. Можно еще раз вспомнить о ковидном годе, когда мы не играли, – это сильно замедлило тот путь, по которому двигалась и развивалась наша команда. Понятно, что примерно в такой же ситуации были все сборные, но надо признать, что все-таки у нас не самая мастеровитая команда в Европе. Наши козыри – сыгранность, организация и настрой. Кроме причины, связанной с ковидом, назову еще одну – мы потеряли нескольких харизматичных лидеров: Игоря Акинфеева, Сергея Игнашевича, Александра Самедова, Владимира Габулова, который, несмотря на то что был на чемпионате мира третьим во вратарской бригаде, очень помогал с точки зрения создания микроклимата в коллективе. На финальной стадии чемпионата Европы этих ребят уже не было. Плюс не надо забывать об уровне наших соперников на этом турнире, где группы обычно бывают сильнее, чем на чемпионате мира. Например, нынешняя сборная Дании, которая дошла до полуфинала, это топ-команда, ощутимо превосходящая по мастерству сборную России. Да, мы обыграли Финляндию, но против Бельгии и Дании было тяжело.

– Можно было прогнозировать такое фиаско?

– Это спорт, тут невозможно предполагать, что какой-то свой вчерашний успех ты сегодня не сможешь повторить. Зачем тогда вообще выходить на поле? Все – и тренерский штаб, и футболисты – во время подготовки к чемпионату Европы работали на совесть, но... Тут еще пошла череда детских ошибок, которых не было на чемпионате мира, – неудачный пас назад Романа Зобнина в матче с датчанами, ошибка Андрея Семенова в моменте, когда бельгийцы забили нам первый мяч. Может быть, повторюсь, это связано с отсутствием упомянутых харизматичных футболистов на поле, которые завершили свои выступления за сборную.

– Так какая же сборная России – «настоящая»? Та, которая успешно выступила на чемпионате мира 2018 года, или та, которая провалила чемпионат Европы?

– Настоящая сборная – это та, которая у нас есть на данный момент. Думаю, что на чемпионате мира мы немного прыгнули выше головы, а на Европе – не дотянули до своего уровня.

– После последнего матча группового этапа на чемпионате Европы, когда Россия уступила 1:4 Дании, какие эмоции были у игроков и всего тренерского штаба?

– Рвать и метать никакого смысла уже не было, поэтому в раздевалке команды было относительно спокойно. Тренерский штаб поблагодарил игроков за турнир, был экспресс-разбор ошибок последнего матча. Потом мы прилетели в Москву, приехали на базу в Новогорск, ранним утром Черчесов провел собрание команды минут на 40. Там подводились итоги выступления на чемпионате Европы. Основная мысль заключалась в том, что в любом случае нельзя останавливаться, потому что каждый из футболистов не показал своего максимума на этом турнире.

Справа налево – ветеран российского футбола Алексей Смертин, Игорь Владимиров, Станислав Черчесов
Справа налево – ветеран российского футбола Алексей Смертин, Игорь Владимиров, Станислав Черчесов

– Тогда, в Новогорске, было уже понятно, что Черчесов уходит?

– Нет, конечно, он говорил с командой так, как будто остается и продолжает работать с ней. Но в июле, после разговора с президентом РФС, главный тренер покинул пост.

– Перед той решающей игрой группового турнира против сборной Дании были ли какие-то звонки из Москвы, какие-то накачки «сверху» типа: «Ребята, за вами вся Россия»?

– Не знаю об этом ничего. Мне кажется, что подобные звонки только могут внести нервозность в состояние команды перед решающими матчами.

– Кто в этой сборной был главным вожаком и «королем раздевалки»?

– Скорее всего, Артем Дзюба, который был капитаном, – он больше других говорил с ребятами.

«Чемпионат мира – вообще сказка»

– Тебе, как пресс-атташе сборной, где было интереснее работать: на чемпионате мира, проходившем в России, или на Евро?

– Когда ты в России, то, конечно, работы выпадает больше – различные мероприятия, встречи, презентации. Каждую минуту чувствуешь, что все это происходит с тобой в режиме реального времени – ощущения весьма специфические. И хотя на чемпионате Европы мы две игры играли в Санкт-Петербурге, скажу, что такой сумасшедшей поддержки, как в 2018 году, сейчас не было. То ли ввиду ковидных ограничений, то ли оттого, что очень многого ждали от команды после чемпионата мира. Чемпионат мира – это вообще сказка, которая случается раз в жизни, такой пик, выше которого забраться очень трудно.

– Нет у тебя ощущения, что примерно за пять-семь последних лет российский футбол несколько деградировал?

– Такое ощущение есть, об этом говорят результаты выступлений наших команд в Еврокубках. Еще недавно ЦСКА и «Зенит» выигрывали Кубки УЕФА, часто команды выходили из своих групп в ходе еврокубковых кампаний. Сейчас все как-то не очень... Если у ребят есть предложения из более сильного чемпионата, чем наш, наверное, надо себя пробовать, как это делает Александр Головин в «Монако», Алексей Миранчук, выступающий за «Аталанту». Там другая конкурентная среда, больше мастеровитых ребят, а конкуренция всегда является главным фактором профессионального роста.

– На твой взгляд, национальную сборную должен тренировать иностранец или россиянин?

– Когда в сборную пришел первый иностранный тренер – голландец Гус Хиддинк, то это был прорыв – у нас в то время не было ничего подобного. И на тот момент это было очень правильно. А после того как со сборной поработали Дик Адвокат и Фабио Капелло, общее восприятие тренера-иностранца стало притупляться. И когда Леонид Слуцкий сменил на этом посту итальянца, кажется, игроки вздохнули свободнее – все они устали от иностранных тренеров. Например, у Капелло тренерский штаб состоял в основном из иностранных специалистов, это была такая условная мини-Италия в составе сборной России. По мне, так сборную должен тренировать россиянин: он знает нашу ментальность, привычки, он может точно, без переводчика, донести до игроков свои требования.

– А если речь идет о натурализации футболистов? За сборную России выступали бразильцы Марио Фернандес и Маринато Гильерме...

– К натурализации я отношусь сдержанно, но если профессиональный уровень игроков соответствует сборной, почему бы нет? Единичные случаи – это вполне нормально, но, конечно, много таких игроков быть не должно. В мини-футбольной сборной России на поле в «четверке» полевых игроков порой выходило три натурализованных бразильца, что, конечно, выглядит странновато.

С футболистом ЦСКА и сборной России Марио Фернандесом
С футболистом ЦСКА и сборной России Марио Фернандесом

– Валерий Карпин сменил на посту главного тренера сборной России Станислава Черчесова. У нас теперь будет другая команда? Игроки-то те же остались.

– Поставь на эту должность любого тренера – ему придется работать с теми же ребятами. Прошло слишком мало времени, чтобы оценивать работу нового главного тренера, может быть, что-то станет понятным после октябрьских-ноябрьских сборов главной команды страны. По большому счету каких-то глобальных отличий у команды Карпина в трех проведенных матчах отборочной компании к ЧМ-2022 в сентябре я не заметил. Кроме того, что в матче против сборной Хорватии мы вышли вообще без нападающих.

«"Факел" – не чужой для меня клуб»

– Что больше всего, кроме работы на чемпионате мира 2018 года, тебе запомнилось за годы работы в сборной России?

– В период подготовки к домашнему чемпионату мира на базу команды приглашались различные интересные гости – это делалось, чтобы отвлечь ребят от монотонного процесса тренировок. У нас побывали прежний тренер сборной Гус Хиддинк, было весело, когда Гус говорил по-английски, а Станислав Черчесов переводил. Был у нас и пианист Денис Мацуев, играли в «Что? Где? Когда?», приглашали для этого знатока Бориса Левина. Запомнился приезд в сборную Артема Дзюбы из тульского «Арсенала» (тогда он не попадал в состав «Зенита»), куда он прибыл сам себе доказывать, что ставить крест на нем рано. Он буквально искрился, сказал тогда потрясающую речь о том, что чувствует, что начнет чемпионат мира запасным, мириться с этим не хочет и всем докажет, что «все мы здесь 23 брата, которые собрались, чтобы сделать страну счастливой». Интересный момент случился на этом Евро перед матчем со сборной Финляндии, когда Черчесов проводил предыгровую установку и на нее пригласил не только игроков, но и весь персонал и менеджмент команды. Был такой сильный момент единения.

– Кто в сборной России самый эрудированный игрок?

– Артем Дзюба всегда активен и довольно эрудирован. На самом деле в сборной много толковых и умных парней, ломающих стереотипы о спортсменах как об ограниченных людях. Например, ветеран команды Юра Жирков по дороге на тренировку не выпускал книгу из рук, он коллекционирует предметы, связанные с Великой Отечественной войной. Молодой динамовец Даниил Фомин неплохо играет в шахматы, Александр Ерохин играет на гитаре и поет. Перед чемпионатом Европы на базу команды приезжал Филипп Киркоров, который в холле перепутал Марио Фернандеса с Магомедом Оздоевым, это было очень смешно. Он сказал сыну, показывая на Магомеда: «Это Марио». А тот в ответ: «Я не Марио!». Прикольная история.

– Кто из футболистов легче всего шел на контакт с прессой и кто чаще старался избегать этого общения?

– Футболисты люди публичные, общение с прессой – часть их работы. Самый контактный, наверное, опять же Артем Дзюба, менее охотно общается с журналистами Юра Жирков.

С бывшими зампредом правительства России Ольгой Голодец и министром спорта Павлом Колобковым
С бывшими зампредом правительства России Ольгой Голодец и министром спорта Павлом Колобковым

– Были моменты, когда тебе главный тренер высказывал претензии или пожелания?

– Главный тренер руководил всеми, значит, и мной. Станислав Черчесов – человек достаточно деликатный, и мне кажется, что его иногда воспринимают не совсем так, как на самом деле. Многим он видится чуть ли не диктатором, а он всегда готов выслушать любого, но, конечно, последнее слово остается за ним.

– Что, на твой взгляд, надо сделать, чтобы футбол в России менялся в лучшую сторону?

– По щелчку пальцев десять таких меценатов, как, например, босс «Краснодара» Сергей Галицкий, найти не получится. Надо обращать внимание на детский футбол на местах, платить тренерам достойную зарплату, ездить на стажировки за границу. Это длинный путь. Если условный «Зенит» обыграл «Уфу» и радуется этому три дня, это не движение вперед. Движение – это когда доморощенные футболисты растут и прогрессируют понемногу каждый день.

– За выступлением «Факела» следишь?

– Да, это не чужой для меня клуб. Конечно, хорошо, что сейчас команда неплохо идет в ФНЛ, имеет шанс попасть в зону стыковых матчей. Воронеж заждался этого, помним те времена, когда команда играла в российской элите, и теперь надо возрождать эти победные традиции.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: