23 июня 2021

среда, 20:27

$

72.67

86.71

Ингеборга Дапкунайте в Воронеже: «Играть мужские роли сложно и физиологически неудобно»

, Воронеж, текст — , фото — Наталья Трубчанинова
  • 8758
Ингеборга Дапкунайте в Воронеже: «Играть мужские роли сложно и физиологически неудобно» Ингеборга Дапкунайте в Воронеже: «Играть мужские роли сложно и физиологически неудобно»
Актриса рассказала о личном спектакле, хобби и секрете молодости

Арт-лаборатория «Сторителлинг: теория и практика» под руководством актрисы Ингеборги Дапкунайте и режиссера Саввы Савельева стартовала в Воронеже во вторник, 11 мая. В течение семи дней в Камерном театре и театре «Кот» будет проходить бесплатная образовательная программа, состоящая из лекций, семинаров, мастер-классов, посвященных сторителлингу и вербатиму. Спикерами выступят драматург и преподаватель Евгений Казачков, театровед Кристина Матвиенко, режиссер и педагог Алексей Розин, а также театральный критик, арт-директор Международного фестиваля-школы современного искусства «Территория» Роман Должанский.

Театральный марафон завершится двумя показами приватной постановки Sveiki sulaukę (в переводе c литовского – «Привет дождавшимся») 16 и 17 мая. Спектакль в жанре открытой репетиции поставил Савва Савельев, главную роль – себя самой – сыграет Ингеборга Дапкунайте. О том, как актриса решилась рассказать воронежцам о личном, что не удалось воплотить в постановке, несовременном хобби и сложностях перевоплощения в мужчин – в интервью РИА «Воронеж».

Спектакль – мой способ коммуникации

Воронеж принял Ингеборгу Дапкунайте холодно. Артистка призналась, что ехала в «южный город» и оделась соответствующе, а здесь ее встретила промозглая погода, которая не позволила в полной мере насладиться прогулками. Единственное, что пока увидела литовская звезда в Воронеже, – это проспект Революции и интерьеры Камерного театра, которые привели ее в восторг.

– Я впервые в Воронеже и невероятно рада, что оказалась в этом чудесном городе. Ваш Камерный театр прекрасен, лучшего места попробовать свои возможности в сторителлинге сложно представить. Надеюсь, если спектакль получится, мы сюда еще вернемся, – сказала актриса.

– Ингеборга, вы достаточно закрытый человек: не афишируете свою личную жизнь, редко показываете на публике пятилетнего сына Алекса (актриса впервые стала мамой в 53 года. – Прим. РИА «Воронеж»). Как вы решились на такой приватный спектакль – рассказать незнакомым людям о себе, о своей семье, о вещах, которые вас трогают и волнуют?

Ингеборга Дапкунайте: – Если вы меня спросите, зачем я это сделала, отвечу: не знаю. Мне сложно сказать. Лучше процитирую кинокритика Антона Долина, который шикарно сказал в одном интервью: «Самый дурацкий вопрос, который можно задать режиссеру: «А что вы этим произведением хотите сказать?». Вот и я этим спектаклем ничего не хотела сказать. Пожалуй, это мой способ коммуникации – я выхожу на сцену и так общаюсь с людьми и всем миром. Мы с Саввой уже давно работаем над спектаклем, хотели попробовать его поставить именно как лабораторию, и показать зрителям, максимально далеким от меня. Если бы мы поставили спектакль в Москве, пришли бы наши друзья, которые меня хорошо знают. А тут у нас есть возможность представить спектакль объективной аудитории. Савва, кстати, тоже играет в постановке, если можно так выразиться. Он, как режиссер, находится в зале, а я, как актриса, – на сцене. И мы с ним ведем беседу. Форма этого спектакля – репетиция. Поэтому весь спектакль мы репетируем, беседуя. Больше ничего рассказать не могу, а то получится спойлер.

Савва Савельев: – Театр не дает ответов, он задает вопросы, а уж ответы у каждого зрителя свои. Каждый выходит из зала со своим театром внутри. И что в зрителя попало, что не попало, все очень индивидуально. Когда мы говорим об актерах, которых знает и любит вся страна, нам кажется, что мы знаем об их жизни все, они для нас как члены семьи. Я тоже был уверен, что хорошо знаю Ингеборгу. Но, когда мы начали готовить спектакль, оказалось, что я ничего о ней не знаю. Ингеборга проделала не только гигантскую актерскую работу, но и авторскую – ей пришлось вытащить из памяти алмазы, самородки и собрать в ожерелья, чтобы получилась история, интересная зрителю. В процессе работы я столько нового узнал об Ингеборге, ее семье, истории Литвы в XX веке.

Вся наша жизнь состоит из разных вещей. В течение каждого дня нам может быть радостно, стыдно, неудобно, где-то комфортно, приятно или неприятно. В этом спектакле сплетена вся, как мне кажется, гамма этих чувств, которые испытывает человек на протяжении своей жизни. Наверное, не каждый решится рассказывать о себе такие вещи, о которых откровенно говорит Ингеборга в этом спектакле. Пусть это пафосно прозвучит, но местами там даже есть ее личные преодоления.

В актерской профессии не стоит зарекаться

– Все ли получилось так, как было изначально задумано?

Ингеборга Дапкунайте: – Изначально мы думали, что спектакль будет только про личное, а потом поняли, что без истории Вильнюса нет истории моей семьи. Пришлось поднять какие-то знания про город, почитать историческую литературу, что доставило мне большое удовольствие. Над спектаклем мы начали работать в 2020 году, еще до закрытия всего мира. Планировали включить в действие фотографии, слайды, фотопроекции с видами Вильнюса. А потом началась пандемия, и Литва для нас стала недоступна. Поэтому вынуждена вас разочаровать, но изображений моего родного города в спектакле не будет. Придется вам целый час терпеть на сцене только меня.
Хотя можно найти картинки Вильнюса в телефоне и посмотреть.

– В чем сложность сторителлинга?

Савва Савельев: – Из жизни каждого человека можно написать роман или снять фильм. Сложность лишь в том, как это рассказать. Как отфильтровать сырой материал, чтобы получилась захватывающая история. Это огромная работа автора. Ингеборга в спектакле не играет роль кого-то, она рассказывает о своей жизни. Она отодвигает себя, как актрису, на задний план и предлагает авторский взгляд на историю своей жизни, семьи, Литвы. Этот авторский взгляд и взгляд актрисы у Ингеборги удивительным образом сочетаются. При всей простоте, которая может быть в театре, работа со сторителлингом, когда она касается лично тебя, это, конечно, титанический труд.

Ингеборга Дапкунайте: – Вот я рассказываю в спектакле, скажем, о традициях празднования Рождества в нашей семье, описываю, как накрыт у нас стол, какие блюда мы приготовили. Мне бы хотелось, чтобы зрители в ходе моего повествования вспомнили, какие рождественские традиции приняты в их семьях. На мой взгляд, театр, как и любой вид искусства, это коммуникации. Если я найду связь со зрителем в таких простых вещах, как рассказы о еде, о Рождестве, о школе, из которых складывалась вся моя жизнь, будет прекрасно. При том, что я как бы независимый человек, я сложилась благодаря людям, с которыми жила. Каждый из моих родственников в той или иной степени повлиял на меня. Я это поняла, когда сама стала мамой. Я вижу, что мой ребенок абсолютно независимый, и он вырастет таким, каким вырастет. Но, несомненно, он находится под влиянием того, что его окружает. Моя история, наверное, об этом. И о людях, которые, как мне казалось, не влияли на меня, а на самом деле сформировали меня как личность.

– Ингеборга, а есть какие-то личные темы, о которых вы никогда не будете говорить со сцены?

– Есть хорошее выражение: «Никогда не говори «никогда»». Я никогда не думала, что буду делать спектакль о своей семье, но так вышло. В актерской профессии вообще ни от чего зарекаться не стоит. К примеру, многие ужасные поступки мы в обычной жизни никогда не совершим. Но на сцене или перед камерой задача актера – представить себя тем человеком, которого он играет. Если мой герой убивал, значит, мне придется представить, что я убивала. Если мой герой изменял, обманывал и делал прочие некрасивые вещи, я должна встать на его сторону и понять мотив этих поступков.

Лета у меня в этом году не будет

– В вашем послужном списке много мужских ролей, из последних – Воланд в «Мастере и Маргарите» экспериментального проекта Мобильного художественного театра, Вальтер в «Разбитом кувшине» театра Наций. Многие мужчины-актеры жалуются, что им сложно перевоплощаться в женщин, потому что приходится носить неудобные каблуки и тяжелую грудь. А что вам труднее дается в мужских ролях?

– Я очень много играла мужских ролей, это правда. Может, я вас сейчас шокирую своим признанием, но в одной роли у меня даже был мужской половой орган. Силиконовый, крутой очень, абсолютно достоверный. Я тогда была в полнейшем недоумении, как вообще с этим можно жить? Это ж очень неудобно! Так что, прекрасно понимаю мужчин, которым сложно играть женщин из-за физиологических отличий. Гендерный вопрос мы не будем поднимать, хотя он очень интересный: сколько в каждом из нас есть мужского, а сколько женского. А по поводу роли Вальтера, она не чисто мужская, мой герой – небинарный человек, не мужчина и не женщина, это – оно.

– Кажется, в последнее время театр полностью поглотил вас. А в кино есть новые проекты?

– Конечно! Наверное, лета у меня в этом году не будет. Как всегда, лето – наша самая продуктивная пора в кино. Скоро должны начаться съемки большого сериала «Балет» с Федором Бондарчуком и Игорем Гординым, режиссером выступает Евгений Сангаджиев, который снял сериал Happy еnd. Еще у нас впереди съемки двух новых сезонов «Беспринципных». Я и во время пандемии не сидела без работы, мне в этом плане, как ни странно, повезло. Первый месяц карантина я отдыхала и радовалась, что, наконец, могу позволить себе побыть дома, потому что до этого была сильно занята. А потом приступила к съемкам. Первый фильм был под рабочим названием «Поколение озлобленных», второй – шуточный веб-сериал «Беезумие» Александра Молочникова. Там был прекрасный актерский состав: Евгений Стычкин, Максим Матвеев, Максим Виторган и еще куча народа. Мы все снимались по Zoom и видели друг друга в крошечных окошечках на мониторе, было дико весело! Я, кстати, многому во время этих съемок научилась, ведь пришлось самой ставить свет, кадр, включать камеру. Но я рада, что карантин закончился. Никогда не думала, что буду так сильно скучать по театру!

Было бы странно, если бы я не менялась

– Еще на карантине вы удивили подписчиков в Instagram своим не очень современным хобби – вязанием крючком. Вы носите свои изделия или раздариваете их?

– Шапки свои ношу, конечно. Но и дарю много.

– Не было мысли провести аукцион по продаже своих шапок? Прибыль вы могли бы направить в фонд «Вера» (актриса курирует Благотворительный фонд помощи хосписам, – РИА «Воронеж»)

– Кто купит мою шапку, кому она нужна? А вообще, хорошая мысль, я подумаю об этом.

– Кажется, вы совсем не меняетесь с годами. У вас есть секрет красоты?

– Я меняюсь, и было бы странно, если бы не менялась. А поддерживать форму помогают ежедневные занятия спортом. Если с утра не удается позаниматься, как сегодня, стараюсь отработать вечером. Недавно открыла для себя аудиокниги. Сейчас слушаю «Правила для разума», где как раз говорится, что мозг лучше работает, если вы занимаетесь спортом. Так что, я занимаюсь спортом для того, чтобы работал мой мозг, и я хорошо смогла бы представить спектакль в Воронеже.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: