23 Сентября 2020

среда, 18:44

$

76.27

89.48

Главное слово в каждой судьбе. Воронежцы поделились историями из детства ко Дню матери

, Воронеж, текст — , фото — Софья Успенская (из архива), из семейных архивов
  • 2554
Главное слово в каждой судьбе. Воронежцы поделились историями из детства ко Дню матери Главное слово в каждой судьбе. Воронежцы поделились историями из детства ко Дню матери Какими воспоминаниями о маме дорожат известные горожане.

Какими воспоминаниями о маме дорожат известные горожане.

День матери в России отмечается в последнее воскресенье ноября. В 2018 году это 25 ноября. Корреспондент РИА «Воронеж» попросила известных горожан поделиться детскими воспоминаниями, которые связаны с мамой.

Анна Гребенщикова, актриса воронежского ТЮЗа, – о маме Нине Владимировне:

– Одно из ярких впечатлений детства – поездка в Москву в честь окончания школы. Это сегодня подобное звучит неоригинально, но в середине трудных 1990-х лично для меня это все равно что теперь отправиться в экзотическую страну. В памяти как сейчас эти ощущения: огромный мегаполис и мы с мамой вдвоем. Несколько дней путешествовали по всем знаковым туристическим местам. Отстояли огромную очередь в «Макдоналдс», которая начиналась еще на улице. Впечатления от расстояния и масштаба города меня не оставили равнодушной, именно эта поездка привила мне любовь к путешествиям по миру.

Сергей Колодяжный, ректор Воронежского опорного университета, – о маме Екатерине Алексеевне:

– Мое яркое воспоминание из детства – это воспоминание моей мамы о том, как я родился. Я услышал эту историю и навсегда запомнил. Мама родила меня 15 июля, рожала сама, и, по ее словам, когда она смотрела в окно, чтобы отвлечься от боли, видела там снег. Настолько ей было больно, что виделся снег. Что бы ни происходило с человеком в жизни, даже когда он споткнется и будет никому не нужен, мама всегда будет рядом.

Елена Бударина, мать 14 приемных детей, – о маме Татьяне Николаевне:

– Моя мама – сирота, воспитывалась в интернате. Жили мы небогато, каких-то подарков и поездок не было, но я всегда чувствовала мамину любовь. Особенно хорошо помню: когда летом мама приходила с работы, мы выходили перед сном на улицу, она меня закутывала в одеяло, мы сидели на лавочке и смотрели на звезды. В это время она мне что-то рассказывала. О том, как прошел ее день, о каких-то интересных новостях из газет, еще мы с ней мечтали о будущем. И сейчас привычка смотреть на звездное небо у меня осталась. Я обожаю, гуляя вечером, глядеть на звезды и луну.

Анастасия Махмудова, владелица кофейни, – о маме Наталии Васильевне:

– В 1990-е годы наш папа снимал комнату в Воронеже, работал там на временных «шабашках», а мама со мной и моей сестрой жила в стареньком, полуразваленном домишке в селе Красные Холмы. Мама не работала: свой инженерный диплом с пятерками положила на полку и занималась нами, огородом, хозяйством. Нас с сестрой провожала каждое утро до кладбища – возле него была остановка, с которой можно было уехать на автобусе до школы. После школы нас дома ждал обед. Всегда первое, второе и третье. Зимой мама разжигала печь: вся в саже, в старой ватной куртке, она приносила из сарая уголь и дрова. Руки у нее всегда были красные и загрубевшие. Как-то сидим мы за книжками, и вдруг слышу – мама поет в сарае. Я тихонько пробралась туда и вижу, что она сидит на перевернутом ведре и перебирает картошку. Это ноябрь был. У мамы тогда руки опухли от работы на холоде. Я спросила, почему она поет. Ведь поводов для радости особо нет – денег нет, холод на улице, отец две недели домой приехать не может, куртки у мамы новой нет. А мама улыбается и говорит, что она самая счастливая на свете. Ведь дома ждут ее девчонки-красавицы, на столе чай и жареная картошка, коты к зиме стали такими пушистыми, да и отец приедет обязательно, как только зарплату на объекте дадут.

Сергей Горшков, художник, – о маме Раисе Григорьевне:

– Мама меня баловала, покупала лакированные ботинки, которые в годы моего детства было очень сложно купить. Она как-то их находила. Как и другую дефицитную одежду, шубу например. В такой одежде я не был похож на типичного советского ребенка. Мама водила меня на всевозможные утренники, спектакли, представления. Старалась максимально развивать во мне интерес к окружающему миру. Я очень любил, когда мама мне читала вслух, особенно сказки. В четвертом классе я был записан в четыре библиотеки. В то время выбор книг со сказками был невелик, и я специально записывался во все библиотеки в округе, чтобы находить там новые издания. Мне тогда говорили, что надо читать что-то более серьезное, а мне нравились сказки. И до сих пор их с удовольствием читаю. Мама меня во всем поддерживала. Когда я попросил записать меня в художественную школу, она сразу это сделала. С канцтоварами тогда было туговато, поэтому мама приносила с завода, где работала, учетные, разлинованные тетради. Благодаря маме детство у меня было счастливым и беззаботным.

Алина Ибрагимова-Грановская, музыкант, лидер группы Omura, – о маме Елене Александровне:

– Когда я уже была в последних классах музыкальной школы и вовсю играла в ансамбле и оркестре на скрипке, руководитель нашего коллектива Татьяна Ивановна Бобренко получила уникальную для того времени возможность вывезти нас в Германию на две недели. Для обмена творческим опытом и серии концертов. Невиданное счастье обрушилось на нас – впервые за границу! Для оформления документов и покрытия части транспортных расходов со всех родителей собирали по 200 долларов. Смешная сумма, как нам кажется сейчас. Но это было время после кризиса 1998 года. Отец-военный мог по полгода сидеть без зарплаты. Мама то и дело лежала в больницах – у нее обнаружили астму. На семейном совете было решено, что мы просто не потянем такую сумму. Занять было не у кого. Я, конечно, ужасно расстроилась и всю ночь проплакала. Прошло два дня, мама разбудила меня на завтрак. Я нехотя потащилась на кухню. Мама сидела напротив моей каши с 200 долларов в руках. Она протянула их мне и сказала: «Поезжай и всех там удиви!». Оказывается, мама двое суток у всех родственников, знакомых, коллег собирала эти деньги. Выгребла все, что было отложено на одежду, соединила с занятыми деньгами, и набралось ровно 200 долларов. В итоге она проходила всю зиму в дырявых сапогах и изъеденном молью пальто. А я поехала в Германию и провела две незабываемые недели, которые во многом определили мою жизнь – я связала ее с музыкой.

Теперь настало мое время баловать маму: после ее выхода на пенсию мы с сестрой взяли себе за правило дарить маме ежегодные путешествия. В 2018-м, например, она провела невероятный отпуск в Израиле, а 30 ноября, в день ее 61-летия, мы подарим новый тур в страну ее мечты.

Валерия Робустова, блогер, – о маме Ирине Ивановне:

– У моей мамы были бусы. Наверное, из чешского стекла. Они были собраны из прозрачных бусин разных форм. Я очень любила их, любила в них играть и перебирать эти бусины. И был Новый год, утренник у меня в саду. И тотальный дефицит всего. Мама сама сшила мне платье. Простое: белый верх и белый низ. Из какой-то очень простой ткани и по простой выкройке. Но оно казалось мне самым прекрасным на свете. Я была вся в предвкушении праздника. В день утренника я проснулась и увидела свое платье на стуле – накрахмаленное… и все расшитое бусинами. Теми самыми, из чешского стекла. Я не знаю, сколько мама потратила времени на то, чтобы расшить платье. Возможно, просидела до утра. Но я почему-то уверена, что она ни секунды не сомневалась, разрезая нитку бус. И сейчас я тоже расшиваю платья своей дочери для утренников, чтобы Мира, каждый раз видя платье утром, испытывала то, что я почувствовала 30 лет назад.

Ольга Табацкая, фотограф, – о маме Тамаре Серафимовне:

– Все мои воспоминания о детстве и маме – в деталях, запахах, фрагментах жизни. Мне очень нравилось открывать дверь маме, когда она приходила с работы. С мороза, в снежке, замерзшая, красивая, с запахом косметики. Она приносила шоколадные плавленые сырки, которые в моем детстве были дефицитным продуктом, и другие разные вкусности. Это была большая радость, когда мама возвращалась домой.

Владимир Елецких, краевед, – о маме Тамаре Александровне:

– Мы жили в селе. Трое сыновей, подсобное хозяйство, земляные полы, отсутствие электричества, топка печки и вода из колодца. Долгое время мама преподавала историю в сельской школе. Она гордилась орденом «Знак Почета» за преподавательский труд. В последние годы она жила со мной, умерла несколько лет назад.

Ольга Чернова, тележурналист, – о маме Любови Федоровне:

– Мне сложно выделить самое яркое воспоминание, связанное с мамой. Потому что мое чувство к маме соткано из ее каждодневной нежности и заботы. Мою маму зовут Любовь, и в этом имени вся ее суть. Мы с братом точно знаем, какая она – настоящая Любовь! Любовь мудрая, добрая, милосердная, трудолюбивая, заботливая. Это нежные слова утром и поцелуй, пока мы еще в постели. Это заплетание косичек и вкусный завтрак на столе. Это ее слова поддержки в любой ситуации. Это ее бессонные ночи, когда мы больны, ее счастливый взгляд, когда вся семья вместе. Это ее радость и гордость за каждую нашу маленькую победу. Это стихи, которые она всегда дарит нам на все праздники. Это ее цветы, ее картины, вышитые крестиком и бисером, ее фирменная ватрушка и пирожки. Это ее сердце, которое бьется только ради нас, ее бесконечная вера в нас. Глаза василькового цвета. Нет ничего прекраснее этих глаз! Когда мама рядом – это счастье!

Каролина Ветрова, руководитель молдавской общины Воронежской области, – о маме Ирине Александровне:

– Мама – это тепло и приятный запах, это та, кто оберегает от невзгод, это чувство заботы и защищенности. Когда она уходила на работу в ночную смену, я спала с ее халатом. Но помню четко первый урок стойкости и самостоятельности: мы спешили в детский сад, в одном месте улицы была яма, и через нее был проложен импровизированный мостик. Мама прошла по нему и ждала, когда я пройду. А я напугалась и не хотела идти. Мама некоторое время пыталась уговорить и, поняв, что я не сдвинусь, пошла сама дальше. Это был шок. И вот, собрав все силы, я прошла по мостику. Каков же был мой восторг, когда у меня получилось!

Михаил Глущенко, основатель проекта «Нескучный день», – о маме Валентине Алексеевне:

– Я с мамой гербарий собирал из разных листиков осенью. А подвигла меня к этому найденная старая книжка с ее прошлогодними закладками ярких листьев. Потом мы еще всякие цветы осенние тоже стали сушить между листочками книги. Гербарием я увлекался в начальной школе. Мама меня растила в доброте, она воспитатель в детском саду, из тех, кто может найти общий язык с детьми добротой и лаской. Ее воспитанникам очень повезло с ней.

Юлия Григорьева, победитель областного конкурса «Учитель года-2018», – о маме Наталье Павловне:

– У родителей есть семейный праздник – это 24 апреля, день их свадьбы, мы называли его «день семьи». Однажды, когда мы были маленькие, мы всей семьей пошли в лес, жгли костер, жарили в нем хлеб, ели сало. Для меня был самый яркий момент в этот день, когда папа пошел за дровами, а принес маме букет подснежников. Она была такая счастливая. Потом мы все побежали искать подснежники.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: