27 ноября 2020

пятница, 23:45

$

75.86

90.46

Эксперимент РИА «Воронеж». Знают ли горожане знаменитых соотечественников в лицо

, Воронеж, текст — , фото — Никита Богданов
  • 7016
Эксперимент РИА «Воронеж». Знают ли горожане знаменитых соотечественников в лицо Эксперимент РИА «Воронеж». Знают ли горожане знаменитых соотечественников в лицо
Многие ли помнят, как выглядят Кольцов, Маршак, Феоктистов, Крамской и Пятницкий

Воронеж – родина многих знаменитых деятелей искусства и науки. О них рассказывают на школьных уроках, их фамилиями названы улицы, скверы и музеи. Мы часто ходим мимо памятников известных воронежцев, но не всегда обращаем на них внимание. Корреспонденты РИА «Воронеж» провели эксперимент, чтобы выяснить, насколько хорошо жители города знают в лицо своих выдающихся соотечественников: поэтов Алексея Кольцова и Самуила Маршака, космонавта и проектировщика космических кораблей Константина Феоктистова, художника Ивана Крамского и основателя русского народного хора Митрофана Пятницкого. Что из этого получилось и на чем неожиданно «погорели» сами журналисты – в этом материале. 

Заручившись поддержкой нашего общительного знакомого Василия Пришельцева, который согласился «примерять» портреты знаменитостей, мы с фотографом Никитой Богдановым отправились опрашивать прохожих. Подходили к людям разных возрастов с портретами и предлагали ответить, кто это. Многие сразу отказывались. Двое прямым текстом сказали, что не хотят позориться, а согласившиеся попробовать с подсказками выдавали неожиданные и забавные ответы. 

Первыми ответить на наши вопросы решились ученики гимназии имени Басова – группа из пяти подростков шумно болтала у входа в школу. Поначалу ребята сообщили, что никого не знают, но в итоге все-таки назвали писателей. Правильные ответы дали девочки, пока мальчики пытались неостроумно шутить.

Следующая участница эксперимента, молодая мать с маленькой дочкой, долго не могла узнать Кольцова.

– Это известный поэт, – подсказали мы.

Женщина задумалась и с сомнением ответила:

– Ну это же не Есенин…

Удивительное сравнение досталось и Маршаку. Одна девушка никак не могла вспомнить лицо с фотографии.

– Этот человек связан с литературой, – намекнули мы.

– Не знаю даже.

– Он писал детские стихи.

– Маяковский? 

Самые невероятные версии выдвигали по поводу Пятницкого – несколько раз его назвали Эйнштейном, а один человек сказал, что он похож на мушкетера Атоса. Некоторые догадывались после подсказок и говорили, что просто не знают или забыли, как выглядел музыкант.

На Адмиралтейской площади мы встретили трех парней, которые разглядывали левый берег в смотровой бинокль. Они согласились попробовать свои силы, но предупредили, что вряд ли кого-то узнают. Так и вышло – на портрете Феоктистова затею пришлось оставить. 

– Это космонавт, – дали наводку мы.

– Гагарин? – предположил один из троицы.

Поняв, что правильных ответов вряд ли дождемся, мы решили не мучить парней.

– Мы вообще не местные, первый день в городе! Приехали из Самары собаку купить, – выкрикнул кто-то из компании на прощание.

Феоктистова не узнавали: несколько раз его назвали Константином Циолковским, хотя активная работа последнего пришлась на вторую половину XIX – начало XX века, а фото воронежского летчика-космонавта – явно советского периода. Вторым по частоте ответом был Сергей Королев (он, как и Циолковский, родился не в Воронеже). 

Больше всего откликов мы получили на Советской площади. Первым, на кого мы обратили внимание, когда пришли, был оператор с камерой. Парень с удовольствием согласился поиграть в угадайку, хотя и сразу предупредил, что он не из Воронежа. Очень старался, но никого не узнал, а в ответ попросил нас рассказать об эксперименте на камеру: «Я вам помог, а вы мне помогите!»

Оказалось, что наш собеседник приехал снимать в Воронеж чемпионат России по скалолазанию для телеканала. Оператор порекомендовал нам еще одну участницу – чемпионку мира по многоборью в скалолазании Елену Красовскую. Девушка родом из Челябинской области, поэтому узнать знаменитых воронежцев не смогла. 

Необычной активностью, да еще и с камерой, заинтересовалась девочка лет десяти, которая сидела с подружкой на скамейке неподалеку. Школьница подошла к нам и сама изъявила желание поиграть. Сразу угадала Кольцова и Маршака:

– Мы проходили воронежских писателей в начале года по литературе, я всех могу назвать. Я даже проект по ним делала. 

Мы похвалили школьницу за правильные ответы, на что она сказала:

– Если вы мне назовете произведение, я автора угадаю легко, а по фотке – ну такое.

В доказательство прочла пару строк из стихотворения Самуила Маршака. 

Перед Воронежским концертным залом прогуливались две женщины с фотокамерой, похожие на туристок, – они осматривали площадь и снимали. Мы решили, что представительницы старшего поколения наверняка узнают кого-то из наших героев, ведь они известны и за пределами города. Молниеносные ответы одной из женщин нас буквально поразили. Она единственная сходу узнала Феоктистова и Пятницкого, которых большинство опрашиваемых видели впервые. 

– Я из Петербурга приехала. Но родилась в Воронеже, интересуюсь его историей, знакома с местными краеведами и общаюсь с ними, – объяснила женщина.

На Советской площади мы остановили еще одну прохожую – почему-то нам показалось, что она согласится и отгадает многих, и мы не ошиблись: неузнанным остался только Пятницкий. Она внимательно изучала портрет, но догадок не было:

– Нет, ребята, я не знаю.

– Это Митрофан Пятницкий.

– Я же на улице Пятницкого живу! Позорище, – махнула рукой наша собеседница. 

Но и мы сами не могли похвастаться тем, что знали всех героев в лицо до того, как начали готовиться к эксперименту. А в конце первого дня с нами и вовсе случился конфуз. Интеллигентная пара, гулявшая в Кольцовском сквере, сразу узнала всех, кроме Ивана Крамского. Женщина уверенно заявила, что на фото Иван Шишкин. Когда мы ответили отрицательно, она пришла в замешательство:

– Не Шишкин? А кто же тогда? 

– Это Крамской, – ответили мы.

– Да что вы, побойтесь бога! Это не он! – бурно отреагировала женщина. – Я работаю в музее имени Крамского, точно говорю: это Шишкин! У Крамского борода острая и короткая, он вообще по-другому выглядит. 

Почуяв неладное, мы полезли в телефоны в поисках правды и обнаружили, что весь день показывали прохожим Шишкина вместо Крамского. А главное, пара человек его угадала!

Видимо, дело в путанице, которую выдает Google. Крамской написал портреты многих известных современников. Поиск выдает изображения с подписью «И.Н. Крамской. Портрет И.И. Шишкина» (так проиллюстрирована и статья в «Википедии», к которой многие обращаются первым делом). Прочитать эту фразу можно как угодно: и как портрет Крамского кисти Шишкина, и как портрет Шишкина, который написал Крамской. Если не знать обоих художников хорошо, то легко попасть в эту ловушку, как мы: чуть восточный разрез глаз, пышная шевелюра – на взгляд обывателя, постаревший Шишкин вполне схож с молодым Крамским на знаменитом автопортрете 1867 года.

Крамского-Шишкина мы заменили.

На второй день эксперимента мы снова отправились на Советскую площадь. Сидевшие на скамейке парень и девушка согласились поиграть, и мы показали портрет Феоктистова. 

– Это Шерлок Холмс! – смеясь, сказала девушка. 

– К сожалению, в Воронеже нет Бейкер-стрит. Это космонавт.

– Это не Гагарин, поэтому не так уж просто, – отозвался парень.

Кольцова и Маршака узнали только по подсказкам.

– Я в лицо их не знаю, но со стихами знакома, – прокомментировала участница эксперимента.

Когда очередь дошла до Пятницкого и мы намекнули, что человек на фото создал известный хор, девушка предположила:

– Хор Турецкого?

Этот ответ до нее уже дали несколько человек. Хотя хор Турецкого создан относительно недавно – 30 лет назад, а Пятницкий, собравший свой коллектив в 1911 году, совсем не выглядит нашим современником, сама конструкция «хор такого-то» сбила с толку многих. 

В Петровском сквере мы подошли к мужчине, который сидел на скамейке, уткнувшись в телефон. Первым ему показали Крамского (на этот раз настоящего).

– Это батюшка? Похож на батюшку, – решил мужчина, но после подсказки угадал героя. 

Феоктистова и Кольцова наш собеседник узнал моментально, Маршака и Пятницкого – чуть подумав. 

– Нас учили по-другому, – отметил он. – Космонавтов раньше все знали в лицо, каждого наперечет. 

Мужчина даже рассказал несколько фактов из биографии Константина Феоктистова, а после поинтересовался, записываем ли мы фамилии и места работы опрашиваемых. После отрицательного ответа, уходя, он кинул вслед:

– Я ветеран пожарной охраны. Чтоб вы понимали статус людей. 

В том же сквере мы приметили нового испытуемого – мужчину за 50. К нашей затее он отнесся скептически, но в итоге согласился поучаствовать. Никого на фотографиях мужчина не узнал и после неудачи с Феоктистовым проворчал:

– Был бы он в погонах, я б его узнал, а то чего вы лица показываете. Мое жене покажи, она и то меня не узнает. 

За два дня эксперимента мы опросили 45 человек. Самуила Маршака узнали 14 из них, Алексея Кольцова – 16, Константина Феоктистова – шесть, Митрофана Пятницкого – пять, а Ивана Крамского – шесть (несколько человек угадали его в портрете Шишкина).

Эксперимент показал, что выбранных нами известных личностей в лицо мало кто помнит, а некоторых и вовсе не знают. Чаще всего узнавали поэтов Алексея Кольцова и Самуила Маршака, остальных угадывали одинаково плохо.

Если в поиске правильного ответа люди перечисляли всех воронежских писателей и в итоге натыкались на нужного, то с художниками, учеными и музыкантами дела обстояли куда хуже. Зачастую опрашиваемые не могли вспомнить ни одного имени даже после нескольких подсказок. Лучше всего с задачей справлялись представители старшего поколения, молодые люди чаще ошибались и выдвигали странные версии. 

Дети угадывали поэтов, потому что знакомы с ними по школьной программе.

Когда все культурное богатство человечества доступно нам буквально в пару кликов, может казаться, что этого достаточно. Но, как показал пример с Крамским-Шишкиным, информация, которая находится в телефоне, а не у нас в голове, тоже может подвести. Мы поняли, что и нам хорошо бы подтянуть знания о Воронеже и его выдающихся жителях – почитать их произведения и биографии, сходить в музей. Использовать все возможности для того, чтобы лучше узнать историю своего города и почувствовать связь с теми, кто жил и творил здесь до нас. Сделать то, что делали наши родители в юности, когда не было интернета. Как показал эксперимент, качество их знаний от этого совсем не страдало.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: