Сегодня в книжном клубе «Петровский» Дмитрий Быков, приехавший в Воронеж на Книжную ярмарку Платоновского фестиваля, провел еще одну встречу с читателями. Несмотря на то, что вопросов к писателю было мало, с аудиторией он разговаривал охотно и даже после окончания заявленного времени, когда организаторы стали звать его обедать, предложил продолжить разговор.

Отвечая на вопрос о том, считает ли он, что книги могут изменить человека, Быков ответил, что для него воспитание путем чтения – абсолютная реальность.

– Есть много произведений, которые действительно глубоко перепахивают, – рассказал Дмитрий Быков. – Другой вопрос, что это может оказаться чересчур травматичным. Я знаю на примере нескольких моих школьников, что на них чрезвычайное впечатление произвел Селин. Как-то один ученик, просто желая позабавиться, спросил: «А вот какие книги вы могли бы порекомендовать из зарубежной литературы?». Я, понимая, что это мальчик ,которого можно прошибить только очень сильным средством, посоветовал ему прочитать «Путешествие на край ночи». Книга произвела на него исключительное впечатление. Эта книга только и годится на то, чтобы прошибать таких детей. Я не большой поклонник Селина, но как эстетический шок это сработало. Еще одна девочка как-то спросила меня, что можно почитать из современной российской литературы. Я ей посоветовал рассказ Петрушевской «Смысл жизни». Девочка впала в долгую депрессию, но тем не менее у Петрушевской стала читать все, что можно найти.

По словам писателя, он не против шоковой терапии в вопросах чтения:

– Есть вещи, которые обречены шокировать, которые не могут не шокировать, – заявил Быков. – Вот, например, Адамович. Есть люди, которые, прочитав «Я из огненной деревни», теряли сон. Ну не может человек, это прочитав, спокойно есть. Спать. Я после рассказов Наума Нима долго не мог спать нормально и, когда шел знакомиться с ним, ожидал увидеть такого аскета варламовкого типа, а увидел веселого бородача. Я никак не мог совместить эти два образа. Потом есть тексты, рассчитанные на откровенный шок, например «Сердца четырех» Сорокина.

– Но я не против, если человек испытает шок от литературы, это лучше, чем если он испытает его от улицы, от телевизора, от алкоголя, от личного опыта, в конце концов. Литература должна быть жестокой. Человек может вырасти над собой, пережив какую-то трагедию, но не обязательно переживать ее в реальности, можно пережить ее в книге, прочувствовать и тоже стать лучше благодаря этому опыту.
Дмитрий Быков.

Кроме того, многие произведения совершенно по-разному воздействуют на взрослых и детей. Например, Даниил Хармс, который, по мнению Быкова, был совершенным невротиком («Чтобы написать о нем хорошую книгу, нужен человек с отличными знаниями филологии и одновременно клинической психологии»), отлично подходит для чтения детям.

– Дети в силу возраста немного более жестоки и больше склонны к ритуалам, и вот в текстах Хармса все это есть, некоторая жестокость, много ритмических повторов, и детям это близко. Потом они это перерастут и будут воспринимать по-другому. 

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter