Трагедия в воронежской школе № 34, где 11 сентября семиклассница погибла, надышавшись газом из баллончика, получила продолжение. Сегодня, 18 сентября, стало известно, что директор школы Сергей Таценко покинул свой пост.

РИА «Воронеж» связалось с временным исполняющим обязанности директора средней общеобразовательной школы с углубленным изучением отдельных предметов № 34 Натальей Васильевой. По ее словам, бывший руководитель учреждения Сергей Таценко написал заявление об уходе по собственному желанию в понедельник, 16 сентября. Наталья Васильева заявила, что смена директора на работе коллектива не сказалась.

– У нас нормальная, рабочая атмосфера, – подчеркнула она.

Между тем, после инцидента с гибелью ученицы руководство школы начало предпринимать профилактические меры, чтобы не допустить повторения трагедии. По словам Натальи Васильевой, педагоги проводят с воспитанниками специальные беседы, свою помощь предложили и наркополицейские.

– Сотрудники ФСКН предложили поговорить с учениками о вреде наркотиков, – пояснила она. – Пока мы не решили, есть ли необходимость в этой встрече.

Напомним, трагедия произошла 11 сентября в школе № 34, расположенной в Ленинском районе областного центра. 13-летняя девочка скончалась в школьном туалете. По рассказам учеников, она с подругами дышала газом из баллончика, которым заправляют зажигалки. Внезапно девочка упала на пол. Прибывшие медики констатировали смерть ребенка. По факту гибели девочки сотрудники регионального управления СКР назначили доследственную проверку.

По предварительным данным судебно-медицинской экспертизы, у школьницы произошла «внезапная сердечная смерть». Что ее спровоцировало, будет разбираться более подробная судмедэкспертиза. В следственных органах не исключают, что причиной гибели подростка стало отравление. Однако точно установить это смогут только врачи-эксперты.

По словам следователя Ленинского следственного отдела СУ СКР по Воронежской области Юрия Абуладзе, педагоги погибшую девочку характеризуют положительно. Школьница хорошо училась, увлекалась танцами.

Известно, что подростки дышали газом, чтобы «получать кайф» и «смотреть мультики».

– По словам школьниц, они купили баллончики, которым заправляют зажигалки, в обычном магазине хозтоваров. В рамках процессуальной проверки в Роспотребнадзор направлен запрос о том, разрешена ли продажа таких предметов лицам до 14 лет, – пояснил представитель ведомства.

Собственное служебное расследование организовали и в управлении образования Воронежа. Как пояснили в пресс-службе мэрии, директор школы № 34 Сергей Таценко уволился до окончания проверки. Таким образом, с ее результатами отставка руководителя школы не связана.

– Служебное расследование закончилось сегодня, 18 сентября. Проверка показала, что нарушений со стороны педагогического состава в день ЧП не было: как и положено, на перемене в коридоре школы находился дежурный учитель, – добавили в горадминистрации.

По итогам проверки городское управление образования направило всем воронежским школам рекомендацию: провести с учениками профилактические и разъяснительные беседы о вреде наркотиков.

Своим видением ситуации поделился директор средней школы № 28, председатель постоянной комиссии по образованию, культуре и социальной поддержке населения воронежской городской думы Михаил Хуторецкий. Он уверен, что увольнение его коллеги «с юридической точки зрения полностью обосновано».

– Произошло из ряда вон выходящее событие – смерть ребенка в стенах школы, которая несет полную ответственность за жизнь и здоровье ребенка во время учебного процесса, – отметил Михаил Хуторецкий. – Тем более, насколько мне известно, на эту девочку-подростка педагогам можно и нужно было раньше обратить внимание и держать ее в поле зрения.

Отметим, что трагедия в воронежской школе вызвала широкий общественный резонанс. В частности, многие горожане утверждали, что ЧП можно было избежать, установив в туалетах камеры видеонаблюдения. Михаил Хуторецкий с подобным мнением не согласен:

– В возглавляемой мной школе установлено 16 камер видеонаблюдения, однако установка их в туалетных кабинках, по моему мнению, в образовательных учреждениях недопустима, – заявил он. – Такая трагедия может произойти в любой школе. Может, но не должна.

По его словам, трагический случай произошел в возглавляемой им школе 5 лет назад. Тогда тоже умер ученик, но никаких санкций против директора принято не было.

– Я не понес никаких наказаний, потому что у ребенка был диагноз «синдром внезапной смерти», и трагедия была медицинской, никак не связанной с поведенческими и психологическими особенностями ребенка, – пояснил он.

Однако сравнивать эти ситуации, по мнению Михаила Хуторецкого, нельзя.

– Здесь происшествие связано именно с тем, что за подростком недосмотрели. Однако, на мой взгляд, работа школьного психолога трагедии предотвратить не смогла бы, поскольку она зависела от постоянного взаимодействия с ребенком, – добавил депутат. – По-хорошему, в таком режиме психологом должен быть любой учитель.

Кстати, как выяснилось, в школе № 34 есть собственный психолог, но поговорить с ней не удалось : с сегодняшнего дня она находится на курсах.

Чтобы понять, могла ли работа школьного психолога помочь предотвратить трагедию, РИА «Воронеж» обратилось к заведующей кафедрой общественного здоровья и здравоохранения педиатрического факультета ВГМА имени Бурденко, профессору Людмиле Лавлинской. По ее мнению, однозначно говорить об ответственности исключительно директора школы, в которой произошло ЧП, нельзя.

– Ситуацию необходимо оценивать в комплексе: в какой семье воспитывалась девочка, с кем дружила, какая ее окружала социальная среда, – отметила она. – Кроме того, специальную работу с подростками, входящими в группы риска, должна проводить не только школа, но и полиция.

Однако полностью снимать ответственность со школьного психолога, по мнению Людмилы Лавинской, сложно: смысл его работы как раз и заключается в помощи подросткам.

– Если специалист знает о склонности ребенка к подобным действиям, он должен работать с ним по индивидуальной программе. В этом случае вероятность того, что трагедии не произойдет, существенно повышается, – подчеркнула эксперт. – Однако все подростки в 12-15 летнем возрасте отличаются «любознательностью»: они хотят попробовать все, стремятся к приключениям. Потребность попробовать наркотики, курение, рано начать половую жизнь – подростки считают, что без этого они перестают быть современными.

Впрочем, по мнению профессора, каждый школьный психолог должен видеть на перспективу.

– Если работает специалист, то он обязательно будет проводить в течение года профилактическую работу с детьми из групп риска, – уверена она. – Если же человек просто сидит и ждет, когда родители приведут к нему своего ребенка с проблемами, а сам пока играет в компьютер – это уже беда.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».