Новости

Общество

Директор воронежского Дивногорья: «Мы – не концертная площадка»

, Воронеж , текст — Ксения Аносова , фото — Роман Демьяненко (из архива)
  • 1570
Директор воронежского Дивногорья: «Мы – не концертная площадка»

Марина Лылова рассказала о перспективах развития заповедника.

Музей-заповедник «Дивногорье» завершит экскурсионно-туристическую деятельность в четверг, 10 ноября. В середине ноября руководство заповедника презентует архитектурно-художественный проект посетительского центра, который позволит Дивногорью принимать гостей в течение всего года, эскизы интерактивного павильона – музеефикации памятника Дивногорье-9. Директор заповедника Марина Лылова рассказала корреспонденту РИА «Воронеж» о перспективах развития музея, о конкурентных преимуществах и поиске инвесторов для создания туристической инфраструктуры.

– Расскажите о планах, проектах музея-заповедника на ближайшее время и на отдаленную перспективу.

– Мы завершаем 10 ноября экскурсионно-туристическую деятельность, в связи с тем, что на сегодняшний момент у нас нет здания визит-центра, который мог бы принимать круглогодично посетителей непосредственно в Дивногорье. У нас есть определенное количество межрегиональных выставочных проектов, с которыми мы посещаем музеи других городов. Недавно мы отвезли выставку «Лошадь. Equus. Hippos» в новый музейный комплекс на Куликовом поле. К сожалению, мы не имеем возможности принимать выставки из других музеев, хотя у нас давние устойчивые связи со многими музеями России. Создание визит-центра позволит заповеднику решить эту и другие задачи. Сейчас выполнен архитектурно-художественный проект музеефикации памятника археологии «Дивногорье-9» и посетительского центра. Министерство культуры выделило нам 540 тысяч в рамках федеральной целевой программы «Культура России». Добавив свои средства, мы обратились к архитектурному бюро «Инверсия», которое занималось проектированием и созданием Еврейского музея толерантности в Москве и центром Ельцина в Екатеринбурге. В процессе совместной работы мы пришли к мнению, что рядом с памятником Дивногорье-9 необходимо делать визит-центр.

Фото – предоставлено дирекцией музея-заповедника

– Что будет представлять собой этот проект?

– «Инверсия» разработала единый проект создания визит-центра и музеефикации памятника. Над ним работали опытные проектировщики, один из них, Андрей Вовк, работает и в Нью-Йорке, и в Москве. Он высказал мнение, что памятник Дивногорье-9 должен быть отдельным музейным экспонатом. Мы решили всю информативную часть, связанную с предметным рядом, перенести в визит-центр. Он идейно будет выстроен в виде спирали аммонита. Концепция заключается в том, чтобы показать развитие отношений человека и природы. Мы хотим показать, что представляло собой Дивногорье без человека и как оно менялось с его появлением, и что будет с природой в будущем, если человек продолжит относиться к природе как потребитель. Визит-центр планируется вписать в ландшафт так, что его не будет видно, он будет под землей. Экспозиция будет начинаться с погружения в жизнь мелового моря, в ней предусмотрено множество интерактивных элементов, на выходе посетитель будет попадать в медиативное пространство – дивногорское ночное небо, запахи степных трав, степной ветер. Это проект – прорыв для нашего региона, это мировой уровень.

Фото – предоставлено дирекцией музея-заповедника

– Будет ли новые мультимедийные форматы работы с гостями заповедника?

– В рамках проекта визит-центра и павильона над музеефицированным памятником будет не только музейная экспозиция, созданная с учетом мировых современных тенденций построения экспозиций с большим количеством интерактивных и мультимедийных форматов, которые позволят погрузить посетителя в атмосферу различных эпох, но еще и фондохранилище, которое будет открыто для посетителей. Это будут лаборатории, где желающие смогут наблюдать через стекло, как работают археологи, палеонтологи, смогут увидеть, что происходит с полученной после раскопок коллекцией археологических и палеонтологических артефактов. Очень многим людям эта работа непонятна. Поэтому мы организуем различные мастер-классы, музейные программы. Здесь будет видео-зал, конференц-зал, библиотека и кафе. В проекте предусмотрено все, чтобы было интересно и доступно для разных категорий посетителей – семейной аудитории, детей, молодежи, людей с ограниченными возможностями.

– С учетом такого масштабного проекта будет ли модернизация инфраструктуры для туристов?

Дивногорье должно быть не похоже ни на кого, оно должно быть со своим лицом. Зачастую приезжают потенциальные архитекторы и предлагают какие-то формы из дерева, причем стилизуют это а-ля рус, но чувствуется кожей, что это не вписывается. Мы не должны делать реплики на что-то, это своя история, своя архитектура,
Марина Лылова

– Да, это является одной из основных наших задач. Сложность заключается в поиске места под обустройство рекреационной зоны, Дивногорье ограничено населенным пунктом, памятниками и режимами достопримечательного места. Даже землю, где находится наше подворье, мы арендуем у ЮВЖД. На сегодняшний момент есть служебная гостиница, она скромная, но выполняет свою функцию. Небольшое частное кафе уже не может справиться с большим наплывом туристов. Конечно, нам хочется, чтобы к нам пришли люди, которые могли делать интересную кухню. Но из-за сезонности работы заповедника, из-за трудностей с поисками персонала, поваров, официантов многие инвесторы неохотно идут на сотрудничество. Потому что для бизнеса важны еще и экономические показатели. Но мы продолжаем поиск и установление контактов с потенциальными инвесторами. Музей-заповедник – это не отдельная часть, мы находимся в пределах населенного пункта, и мы только за то, чтобы в создание зоны гостеприимства включалось и местное население. Местные жители уже сдают свои домики или веранды под маленькие частные гостиницы. Многое еще нужно сделать и по благоустройству территории – это и навигация, и смотровые площадки и зоны отдыха. Мы планируем подать заявку на грант, и, возможно, «Инверсия» согласится выступить нашим проектировщиком. У нас достаточно строгие критерии по выбору формы, материала, площади. Нам бы не хотелось сделать просто площадку для отдыха – скамейки и мусорные контейнеры – мы хотим делать свою музейную историю. Каждая площадка должна о чем-то рассказывать, наполнять человека эмоциональной и познавательной информацией.

Фото – предоставлено дирекцией музея-заповедника

– На ваш взгляд, в каких заповедниках создано оптимальное сочетание развитой туристической инфраструктуры и заповедной природы?

– Мы уже несколько лет думаем, что могло бы быть таким примером для Дивногорья. Рассматривали один британский парк, посмотрели и поняли, что это не наш вариант. Дивногорье должно быть не похоже ни на кого, оно должно быть со своим лицом. Начиная от экскурсионных программ, от благоустройства территории – до кафе со своей индивидуальной кухней. Дивногорье имеет свою специфику – открытая территория, степной плакор и мел. Но зачастую приезжают потенциальные архитекторы и предлагают какие-то формы из дерева, причем стилизуют это а-ля рус, но чувствуется кожей, что это не вписывается. Мы не должны делать реплики на что-то, это своя история, своя архитектура, та, которая не будет являться доминантой в ландшафте, не будет отвлекать на себя, а будет эстетично вписываться и растворяться в неповторимом Дивногорском ландшафте.

Фото – предоставлено дирекцией музея-заповедника

Как вы планируете выдерживать конкуренцию со стороны таких парков, как Никола-Ленивец в Калужской области, Кудыкина гора и Галичья гора, куда все чаще отправляются воронежцы?

Мы – не концертная площадка. Если мы проводим мероприятия в Дивногорье, они должны быть созвучны этому месту, природе, истории. Что-то инородное сюда запускать, только лишь бы прошло, неправильно,
Марина Лылова

– Мы давно в этой конкуренции и не считаем, что это что-то новое. В выходные дни мы наблюдаем большое количество автомобилей с номерами других регионов. И это здорово! Из других городов едут к нам, а воронежцы, в свою очередь, едут к ним. Чтобы туристы хотели вернуться, любой музей-заповедник или музей должен делать все, чтобы у них была возможность увидеть и узнать что-то новое. На одну и ту же экспозицию сто раз не приедешь. Мы развиваемся в этом направлении – это и различные экскурсионные программы, проекты, связанные с интерактивом, мы стараемся развивать программы для семейного туризма, для молодежной аудитории, мастер-классы и квесты. Конечно, есть и событийный туризм, когда устраиваются различные мероприятия. Но в настоящий момент мы понимаем, что не должны делать мероприятия, которые собирают более 1 тыс. человек. Это все связано с хрупкостью Дивногорского ландшафта. Мы – не концертная площадка. Если мы проводим мероприятия в Дивногорье, они должны быть созвучны этому месту, природе, истории. Что-то инородное сюда запускать, только лишь бы прошло, неправильно. Мы должны точно понимать, для какой целевой аудитории мы проводим мероприятия. Здесь тоже нужно быть постоянно актуальными.

– В свете последних событий – обрушение арки древнего останца – измените ли вы правила для туристов?

– В наших силах проводить только воспитательную и просветительскую работу – стараться донести до каждого нашего посетителя, что он в гостях у музея-заповедника, главная задача которого – сохранять. И это возможно сделать только всем вместе – и заповеднику, и посетителям, и местным жителям.

Фото – предоставлено дирекцией музея-заповедника

– Вы говорили о необходимости установить видеонаблюдение и ограждение вокруг объектов в заповеднике. Реальные ли это планы?

– К сожалению, мы не можем оградить территорию. Установить видеонаблюдение тоже невозможно – наверху нет электричества. У нас, безусловно, есть охрана, она находится на ключевых точках въезда. В основной массе мы пресекаем несанкционированный проезд автомобилей, только на квадроциклах могут прорваться. С пешими туристами сложнее: к нам на территорию можно зайти с любой стороны. Мы не можем все это контролировать, для этого нам нужно гораздо больше охраны, чем есть на сегодняшний день. В летние периоды работает восемь постов охраны, в том числе так называемая группа быстрого реагирования, но территория большая, и иногда охрана не успевает своевременно приехать, да и из-за большой площади музея-заповедника не все под контролем охраны. Ситуацию с обрушением мы не смогли контролировать, даже по закону это не наша территория, мы не можем осуществлять там свою деятельность. Стояла наша табличка-предостережение, что объект в аварийном состоянии. Люди не понимают, они хотят сделать необычный снимок. Все зависит от человека. Это очень больная история. Сейчас этот объект будет огорожен сеткой. Но возникают проблемы, даже если охранник успел подъехать. Он не имеет права задержать, он должен вызвать участкового, а тот, в свою очередь, должен приехать из Лисок. У нас нет полномочий даже составить административный штраф. Сейчас музеи-заповедники не охраняются системой МВД. Раньше нас охраняла полиция, сейчас музеи охраняются только частными охранными предприятиями.

– Как обстоят дела с регулярным транспортом из Воронежа в Дивногорье?

– Добираться к нам можно и на электричках, они регулярные, но с пересадкой. В этом году все-таки наконец реализована наша давняя идея о запуске специальных туристических электричек. Мы давно обращались к ЮВЖД с таким предложением. Электрички отправляются из Воронежа, на пути следования делают несколько остановок и приезжают в Дивногорье. Через четыре часа электричка забирает туристов обратно. В летний период они ходили два раза в месяц. Это дешевле, чем добираться на электричках с пересадками, это удобно для тех, у кого нет личного транспорта. Я думаю, этот проект будет продолжен, и для жителей Воронежа этого транспорта достаточно. Кому хочется самостоятельно добраться, он может в любой день доехать с пересадкой через Лиски. Так делают и мои сотрудники. Кроме того, сейчас основной поток туристов – автопутешественники. 

ВХОД

Используйте аккаунты соцсетей

РЕГИСТРАЦИЯ

Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA

Не помню пароль :(