Известный пианист Денис Мацуев пробыл в Воронеже два дня, 1 и 2 марта. Музыкант дал два концерта в рамках программы «Воронеж – культурная столица СНГ». Накануне выступления вместе с детьми-лауреатами Международного телевизионного конкурса юных музыкантов «Щелкунчик» Мацуев рассказал журналистам на пресс-конференции о вредных привычках, «сценотерапии» и непересекаемости финансового и творческого кризисов.

Незадолго до первого концерта в Воронеже, на котором Денис Мацуев презентовал новый рояль Steinway, музыкант заболел. По словам пианиста, температура у него поднялась почти до 40 градусов, а лекарства не помогали.

– Вообще выступать в таком состоянии нельзя, но я не мог не сыграть здесь. Ведь этот концерт – итог огромного дела, которое мы задумали и которое воплотили в жизнь – покупки нового рояля Steinway. Мне повезло, и на концерте я ощутил, что «сценотерапия», термин, который придумали мы с моим старшим товарищем Владимиром Спиваковым, действительно существует. Уже сегодня мне гораздо легче, – сказал Денис Мацуев.

Пианист подчеркнул, что появление в Воронежском концертном зале рояля Steinway – показатель высокой культурной планки.

– Я могу заявить, что это один из самых выдающихся «Стейнвэев», на которых мне приходилось играть. Поверьте, даже среди таких инструментов бывают хорошие и плохие. Это инструмент самого высокого класса. Я вас всех поздравляю, потому что дело большое, рояль очень дорогой, а по нынешнему курсу он стоит вообще каких-то сумасшедших денег. Поэтому браво тем, кто сдержал свое слово и все-таки купил его. Теперь главное - содержать рояль правильно, потому что влажность и перепады температур могут сильно навредить инструменту. Специалисты фирмы Steinway вчера уже дали свои рекомендации, – отметил Мацуев.

Музыкант напомнил, что регулярно приезжает в Воронеж с концертами и по делам фонда «Новые имена» и уже подружился с местными жителями.

– У меня появилась такая хорошая традиция – каждый год в начале весны приезжать в Воронеж. Я этому очень рад. Несмотря на болезненное состояние, мне становится все лучше и лучше из-за этих концертов, акций и просто общения с людьми, которые принимают нас, как своих. Действительно, такое ощущение, что мы давно дружим, – сказал пианист.

Денис Мацуев тепло отозвался о работе Воронежского молодежного симфонического оркестра.

– Общение и музицирование с таким творческим коллективом, как Воронежский молодежный симфонический оркестр, для меня ни с чем не сравнимо. Это невозможно передать. Я вижу на глазах, как они растут. Я помню, когда мы приехали с Валерием Гергиевым на Пасхальный фестиваль, когда эти ребята сидели внутри Мариинского оркестра и исполняли симфонию Шостаковича. Они не то что не растерялись, они были равноправными участниками концерта! Я думаю, это послужило для них тонусом, допингом, теперь они могут играть абсолютно любую программу. Незадолго до приезда я предложил им сыграть концерт Листа и концерт Шостаковича, два концерта подряд. Это концерты, в которых нужна гибкость и музыкальное чутье. У нас было буквально 40 минут на репетицию, и я увидел, что они полностью готовы. А важнее даже то, что с ними можно импровизировать, это говорит о том, что у оркестра появился класс. Это дорогого стоит. Я сделаю все возможное, чтобы об этом коллективе узнали во многих частях света.

– Кризис как-то сказался на музыкальной сфере и на вас, в частности?

– Я помню свой приезд в 93-м году, когда мы с моими коллегами Борисом Андриановым и Борисом Бровцыным, замечательными виолончелистом и скрипачом, победили на конкурсе в ЮАР. Святослав Бэлза брал у нас интервью возле Московской консерватории, мы стояли у памятника Чайковскому, а у Никитских ворот были выстрелы, на которые уже практически перестали обращать внимание. Это был второй путч. Если мы говорим, что сейчас кризис, мы просто позабыли, что было в 90-х. Не дай Бог, чтобы мы туда вернулись! И финансовый кризис не должен сказаться на творчестве. Эти вещи не сопоставимы. В военное время Шостакович писал свои лучшие произведения. С другой стороны, если у людей становится меньше денег, у них не будет возможности ходить на классическую музыку. Но я уверен, что в любые времена, кризисные они или нет, классическая музыка является лучшим терапевтом. Поэтому я всех приглашаю в залы с классической музыкой. Поэтому не будем думать о кризисах, а будем работать и помогать нашим молодым коллегам.

– Как должны себя вести родители одаренного ребенка?

– Талант родителя не менее важен, чем талант самого чада. У меня есть прекрасный пример, когда мои родители бросили все в Иркутске в 1991 году и переехали со мной в Москву. Мой успех – это их успех. Это все они выстроили у себя в голове и передали мне. Мудрость родительская, возможно, самый главный фактор развития самородка, вундеркинда. Есть родители, которые хотят все и сразу и заставляют ребенка заниматься по 12 часов в день. Но профессия родителя – это профессия философа, наставника. Для ребенка мнение родителя – это мнение человека, которому он доверяет. Навсегда отбить желание заниматься музыкой – это тоже талант, который есть у многих родителей. Задача фонда «Новые имена» именно в том, чтобы раскрыть таланты у детей и постепенно их развивать.

– Вы отметите день рождения каким-нибудь творческим проектом?

– Многие говорят, что не любят отмечать день рождения, но я люблю. В этом году 11 июня я буду в Токио выступать с японским оркестром и моим любимым дирижером Юрием Темиркановым. Знаю, что многие мои друзья собираются туда приехать, чтобы отметить вместе со мной. А вообще дат не нужно, я люблю видеть своих близких друзей, неважно, где и по какому поводу.

– Вы бросили курить за подарок ранних рукописей Рахманинова. Остались ли у вас еще вредные привычки, которыми вы готовы пожертвовать и за что?

– Я не знаю, что такое вредная привычка. Кто-то говорит, что 215 концертов в год – тоже вредная привычка, без которой я не могу обходиться. Но вот эту привычку я не хочу бросать.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter