26 июля 2021

понедельник, 22:31

$

74.1

87.32

Большой террор. Зачем воронежской «Дубовке» свой сайт

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 4691
Большой террор. Зачем воронежской «Дубовке» свой сайт Большой террор. Зачем воронежской «Дубовке» свой сайт
В создании интернет-ресурса помогут активисты из Санкт-Петербурга.

РИА «Воронеж» продолжает спецпроект «Большой террор» о 1937-1938 годах. Журналисты и эксперты проекта рассказывают, как воронежцы пережили самый кровавый период сталинского режима, а также об отношении нынешних поколений к событиям 80-летней давности.

Куратор сайта о мемориальном кладбище «Сандормох» в Санкт-Петербурге Дмитрий Притыкин приехал в Воронеж, чтобы помочь создать аналогичный интернет-ресурс о зоне захоронения «Дубовка». Корреспонденты РИА «Воронеж» отправились с Дмитрием Притыкиным в лес, когда-то называвшийся «Сахарой». После запуска сайта о Дубовке это самое известное в Воронежской области место памяти жертв советского террора можно будет посетить виртуально.

Звезды и кресты

Первая остановка пока еще реальной экскурсии – перед въездом в сосновый лес, у щита с надписью «Мемориальная зона». Кто-то нарисовал на нем шестиконечную звезду Давида.

Наш экскурсовод – председатель воронежской общественной организации «Мемориал» Вячеслав Битюцкий – вздыхает, глядя на это «художество».

Битюцкий Вячеслав_04.JPG

– Леса здесь не было и в помине, в 30-х годах прошлого века тут были пески, которые местные жители называли «Сахарой». В мемориальной зоне «Дубовка» на Аллее Скорби перезахоронили останки 3329 человек из 69 расстрельных ям. Примерно по полсотни человек в яме. Кто-то говорил, что это немцы расстреливали наших пленных. Но документальных подтверждений этому нет. Кто-то говорил, что сюда свозили умерших из местной больницы. Но с двумя дырками в черепе?... – говорит Битюцкий.

По подсчетам историков, за годы Большого террора в Воронежской области убили более 10 тыс. «врагов народа». Сколько покоится именно в Дубовке, точно никто не знает. Иван Текутьев, сын лесника, ставший случайным свидетелем массовой казни в феврале 1938 года, говорил о 103 просевших братских могилах. До сих пор не все из них найдены.

Дубовка-Питер_11.JPG

Следующая остановка – уже в лесу, который когда-то был «пустыней». Здесь редкие кресты, памятные надгробья, деревья, обвязанные разноцветными ленточками.

– В Карелии люди обозначают свою память по-другому. Там установлены так называемые столбцы-голубцы. Это деревянный столб, скошенный сверху, как домик. В «Сандормохе» их много. Кто-то пишет на нем ручкой имя своего родственника, кто-то вешает портрет. То место сопоставимо с Дубовкой – там покоится прах порядка 6,5 тыс. человек, – заметил Дмитрий Притыкин.

Вся информация – в голове

В Воронежской области темой репрессий занимается местное отделение общества «Мемориал», созданное в конце 1980-х. Тогда оно насчитывало около 70 человек. Сегодня мемориальцев не более 20. Молодежи среди них почти нет – и это самая большая проблема. Елена Дудукина – одна из немногих, на кого надеются.

Дубовка-Питер_15.JPG

– Наш «Мемориал» по большей степени держится на Вячеславе Ильиче, вся информация о той же «Дубовке» – в его голове. Но это неправильно, – уверена Елена. – Во-первых, человек не вечен, во-вторых, интернет сегодня – естественное место, где должна быть представлена вся информация.

– Мне уже 80 лет, и я владею интернетом лишь на бытовом уровне. А благодаря сегодняшним технологиям, мои знания могут стать доступными для большого числа людей. Возможно, скоро я уже не смогу проводить экскурсии, подобные сегодняшней. А в интернете все, что я вам рассказывал, останется. Люди, которые разыскивают своих казненных когда-то родственников, приедут в Дубовку и будут уже что-то знать об этом месте.
Битюцкий Вячеслав_01.JPG
Вячеслав Битюцкий

председатель воронежской общественной организации «Мемориал»

Дубовка – символическое и уникальное для России место, потому что с конца 1980-х и до сих пор здесь ведут поисковые работы и проводят захоронения «по всем правилам». До сих пор люди со всей страны приезжают сюда, чтобы найти родственников.

Дубовка-Питер_10.JPG

– Несколько лет назад сделать сайт о Дубовке было нереально. Конечно, и сейчас это непросто, но питерские «Мемориал» и «Фонд Иофе» для своего нового сайта «Мемориальное кладбище Сандормох» сделали модель, которой готовы поделиться, – пояснила Елена.

Девушка готова заняться созданием сайта на добровольных началах.

– Найду союзников, тех, кто умеет и кому это интересно. Понимаю, что взрослые мемориальцы не смогут это сделать, потому что, мягко говоря, не на «ты» с компьютерами. А других желающих нет.
Дудукина Лена_01.JPG
Елена Дудукина

активист воронежского «Мемориала»

Лонгриды-биографии

Сотрудник «Фонда Иофе» Дмитрий Притыкин вместе со своими коллегами занимается некрополистикой советского политического террора уже 20 лет.

– У нас огромный архив устной истории: бумажный и электронный. В 2005 году мы решили сделать эту информацию доступной для максимального числа людей и создали несколько интернет-проектов, – пояснил Дмитрий.

По словам активиста, в последнее время политика доступа к архивным данным изменилась в худшую сторону. После перестройки можно было свободно приходить в архив и получать любую информацию, но с 2006 года (с появлением закона о персональных данных) получить доступ сложно. В связи с этим материалы петербургского «Мемориала» очень востребованы.

На сайте мемориального кладбища «Сандормох» представлены описания и координаты всех памятных знаков, биографии расстрелянных и захороненных там.

– Информация на сайте подается в виде лонгридов – ярких текстов с документами и фотографиями. Современному человеку проще читать это, чем «занудные» научные статьи. Про Дубовку нужно делать такой же сайт. Нашлись люди, готовые этим заняться, а мы им готовы помочь. Мы приехали в Воронеж, чтобы поделиться своими знаниями и рассказать обо всем, чему научились.
Притыкин Дима_01.JPG
Дмитрий Притыкин

куратор сайта о мемориальном кладбище «Сандормох»

Справка РИА «Воронеж»

Лесное урочище Сандормох в окрестностях города Медвежьегорска (Карелия) в период Большого террора использовалось как одно из мест приведения в исполнение смертных приговоров над заключенными Белбалтлага. Здесь же расстреливали жителей Карелии, осужденных к высшей мере наказания в ходе массовых операций НКВД. Осенью 1937 года в Сандормохе был расстрелян «соловецкий этап» – 1111 заключенных Соловецкой тюрьмы особого назначения. Всего, по оценкам исследователей, там казнили более 6 тыс. человек.

«Фонд Иофе» – неформальное сообщество, созданное политзаключенным 1960-х годов Вениамином Иофе (1938-2002) в 2000 году. Миссия фонда – «осмысление и преодоление опыта тоталитарного наследия и тоталитарных стереотипов общественного сознания с целью оздоровления моральной атмосферы в современном обществе».

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: