13 апреля 2021

вторник, 16:01

$

77.25

91.92

BigData и «сарафанное радио». Чего еще не хватает для развития воронежской туриндустрии

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Архипов (из архива), Виталий Грасс, pixabay.com
  • 12637
BigData и «сарафанное радио». Чего еще не хватает для развития воронежской туриндустрии BigData и «сарафанное радио». Чего еще не хватает для развития воронежской туриндустрии
Эксперты – о «формуле успеха» региона на туристическом рынке

Пандемия и связанные с ней ограничительные меры, в том числе закрытие границ, изменили планы россиян – многие отправились путешествовать по родной стране. Одни регионы стали настоящей «меккой» для туристов со всеми вытекающими отсюда доходами, другим – достались крохи с этого стола. После сноса в Воронеже здания хлебозавода № 1, признанного объектом культурного наследия, с новой силой возобновились разговоры о сохранении исторического облика города, о том, что такие «демарши» строителей не прибавляют региону ни положительного имиджа (новость попала в федеральную повестку), ни туристической привлекательности. 

Чего не хватает Воронежской области для динамичного развития туриндустрии? Корреспонденты РИА «Воронеж» опросили горожан, имеющих отношение к сфере туризма, и составили список «дефицитов». Итак, по мнению уважаемых экспертов, для развития отрасли региону необходимо:

Определиться с приоритетами

Чтобы сразу «из пешек в дамки»

По мнению историка, общественного деятеля Владимира Размустова, сегодня туризм – далеко не в приоритетах. 

– Может быть, отрасль находится позиции на десятой… Наверное, у нас пока нет сильного желания этим заниматься. Но справедливости ради скажу, что есть и объективные причины – так исторически сложилось, что мы как-то всегда были не при туризме. В советское время Воронеж не входил в топ сильно посещаемых (с туристической целью) регионов. Потому что в войну был сильно разрушен, потому что промышленный и вузовский…Основными направлениями были Москва, Ленинград, города Золотого кольца. Плюс «революционные» места: Ульяновск (Симбирск), где родился Ленин, Куйбышев (Самара), где Ленин работал адвокатом. Но нам это «наследие» надо преодолевать, – отметил Владимир Размустов.

Мне кажется, у властей не хватает веры в то, что регион в принципе может быть туристическим. Пример: строим Адмиралтейскую набережную, спрашиваю: для кого вы это делаете? Ответ: для воронежцев. То есть мы изначально строим не туристический объект. А если бы установка была как в Казани – к нам приедут туристы и привезут кучу денег, поэтому у нас целых два колеса обозрения, аквапарк, поэтому вкладываемся в туристическую инфраструктуру – это был бы совершенно другой подход.
Михаил Глущенко
член Общественной палаты Воронежской области

Статистика и еще раз статистика

Откуда к нам приезжают и зачем

По мнению большинства экспертов, для правильных решений и эффективных инвестиций в сфере туризма не хватает исходных данных. Кто те люди, которые приезжают в Воронежскую область, откуда, на какое время? 

Турист – это тот, кто провел хотя бы одну ночевку на какой-то территории – за пределами своего места жительства. До сих пор туристов в регионе подсчитывали по методике, сохранившейся с советских времен, – на основе данных от объектов «коллективных средств размещения» (гостиницы, санатории, базы отдыха и т. д.). Для объективной картины, по мнению специалистов, цифру надо увеличить на 35 %.

По словам историка, краеведа Николая Сапелкина, за последние четверть века разговоров о развитии туризма решались только какие-то локальные задачи – системного подхода не было. 

– Например, одно время в Воронеже был недостаточный номерной фонд в гостиницах. Говорили, как же развивать туризм – у нас отелей нет... Стали активно строить гостиницы, но возникла проблема с их заполняемостью – нет необходимого количества туристов. Чтобы не строить объекты, которые не будут востребованы, необходимы четкие статистические данные. Для развития туризма как отрасли экономики нужны контрольные цифры: сколько людей посещают Воронежскую область, какие именно объекты. Все эти данные можно получить у сотовых операторов, которые могут видеть перемещение, роуминг, выход на связь из любой точки любого человека. Существует целое направление – BigData, – отметил Николай Сапелкин.

BigData (англ. – большие данные) – это данные огромных объемов и многообразия, в результате обработки которых можно получить новые сведения, зафиксировать тенденции, определить закономерности и сделать неочевидные выводы. О BigData говорят как о социально-экономическом феномене, связанном с появлением технологических (цифровых) возможностей анализировать огромные массивы данных – как в региональном, так и в мировом масштабе. Зачастую инструмент используется для повышения эффективности принятия решений.

Как работает BigData, можно понять на воронежском примере. Согласно данным МТС, летом 2020 года более 97 % от общего количества иногородних гостей Воронежской области составили россияне и лишь около 3 % – туристы из других стран. Чаще всего приезжали жители Москвы и Подмосковья, Санкт-Петербурга, Твери, Ставрополя, Краснодара, а также из республик Северного Кавказа – Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Ингушетии. В мае регион посещала молодежь 18-35 лет, а в конце сезона отпусков основную часть туристов составили более зрелые люди, преимущественно женщины – в возрасте 55+ лет. При этом весной туристический визит был длиннее, чем осенью: в мае гости находились на территории региона 7–10 дней, а в сентябре меньше недели – 1-6 дней.

Виталий Грасс
Виталий Грасс
BigData сегодня используется как эффективный инструмент для «глубокого» изучения любых общественных сфер. Интересен пример Самарской области, где департамент по туризму в рамках соглашения начал работу с нашими «большими данными», чтобы сформировать на основе цифр туристическую модель развития региона. BigData позволит реализовывать комплексные проекты по аналитике больших данных в разрезе нескольких десятков показателей: по каким маршрутам туристы въезжают в регион, где предпочитают селиться (в гостиницах или у «частников»), сколько дней в среднем проводят в регионе, где обедают и сколько денег готовы тратить на сувениры.
Андрей Перагов
директор МТС в Воронежской области

По словам замруководителя департамента предпринимательства и торговли – начальника отдела развития туризма Александра Кукина, Воронежская область также намерена двигаться в этом направлении. Регион защитил в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ проект цифровой платформы по исследованию турпотока на основе BigData. Для начала эта методика будет отработана на «Костенках».

Археологический музей-заповедник «Костенки», Виталий Грасс
Археологический музей-заповедник «Костенки», Виталий Грасс
Констатировать, что к нам приезжают, например, 700 тысяч человек, – уже недостаточно. Нужна дифференциация: откуда и куда они едут, как долго у нас останавливаются, как этот поток разбивается по месяцам. И на основании этих данных выстраивать бизнес-модели для туроператоров, гостиниц, малого бизнеса. Если мы видим, что люди останавливаются на два-три дня, то туроператорские программы надо делать именно такой продолжительности. С 2021 года впервые в истории Воронежской области мы начнем получать цифровые данные по турпотоку.
Александр Кукин
начальник отдела развития туризма облправительства

Точки притяжения и общественные пространства

С акцентом на уникальность

– Человек к нам едет, чтобы посмотреть что-то интересное и отдохнуть. Важны не только отели, но также бульвары, набережные, речные пароходики и тому подобное – общественных пространств у нас вообще не хватает… И еще мы не используем потенциал мест, которые могли бы по-новому заиграть. Помните, в 1988 году был инцидент с посадкой НЛО в Воронеже?.. Громкий случай. О Воронеже во всем мире узнавали только из-за этого. В Америке есть городок Розуэлл – «мекка» для тех, кто увлекается уфологией. Там все посвящено инопланетной тематике: кафе в виде летающих тарелок и прочее. В Воронеже есть конкретное место, с которым связана история с посадкой НЛО, – Южный парк. Вместо того, чтобы использовать потенциал локации, там построили храм и бассейн… Пока мы не создадим объекты показа и общественные пространства – у нас туризм будет в таком состоянии, – отметил Алексей Саниев, создатель Большой воронежской экотропы.

Николай Сапелкин считает, что надо сфокусироваться на своей уникальности. В числе уникальных объектов он называет пещерные комплексы, «коих у нас в области  более 50-ти», источник лечебной воды в Богучарском районе и Рамонское поворонежье (Замок Ольденбургских, усадьба Веневитиновых, парк семейного отдыха «Нелжа», живописная речка Воронеж и леса).

Замок Ольденбургских, Михаил Кирьянов
Замок Ольденбургских, Михаил Кирьянов

По словам Александра Кукина, на данный момент самым привлекательным для иногородних туристов являются меловые пещеры, но они есть в Белгородской и Ростовской областях, на Украине, а вот объект «Костенки» уникален абсолютно – такого в мире больше нет.

Проект, который будет реализован в Костенках, называется «Историко-культурный парк «Костенки – Борщево – Архангельское». Планируется реконструкция музея, организация смотровых площадок, строительство деревянной крепости и др. Также будут организованы десятки километров экомаршрутов  – вело- , пеших и конных. Будет оцифрована доскональная карта парка. К 2022-му обещают реальные результаты.

Продвижение

Поддержать «сарафанное радио»

Исходя из результатов исследования турпотока с помощью BigData будет организована маркетинговая поддержка. Прежде всего в тех регионах, откуда люди приезжают: чтобы поддержать «сарафанное радио» – усилить поток оттуда, где легче пробиться. А потом постепенно расширять географию «воронежского присутствия».

По мнению Владимира Размустова, хороший пример продвижения – Казань, которая не была туристическим центром, но после 2000-х – захотела и стала.

– Там приняли разные оргрешения, создали министерство туризма, агентство по развитию туризма плюс отреставрировали и продолжают реставрировать центр, подчеркивая свою уникальность: сочетание православных храмов и мечетей, город XIX века (все каменные постройки), тот же гастрономический туризм – своя особая татарская кухня. Если есть показатели, амбициозные задачи, бизнес, глядя на это, обязательно подтянется. Воронеж не может соперничать старинными зданиями с неразрушенными во время войны Казанью или Самарой, но нам делать ставку на свое уникальное, – уверен кандидат исторических наук.

Музей-заповедник «Дивногорье», Евгения Емельянова
Музей-заповедник «Дивногорье», Евгения Емельянова

Бизнес-подход

Резюме от предпринимателя

Мало кто подходит к туризму как к бизнесу. С бизнес-планом, с достаточным уровнем менеджмента, расчетом инвестиций, с «упакованным продуктом» (в том числе в маркетинговом смысле), когда он будет продвигаться на заранее и правильно выбранную аудиторию. У нас исторически туризмом занимались как-то иначе. В режиме хобби, увлечения, с подходом «как могу и что могу». Без того, чтобы продумать локации, трафик, продвижение. Много «энтузиастов» при этом сразу опирались или рассчитывали на помощь государства, и успех проекта целиком зависел от наличия этой помощи. Помощь может быть дополнительной, но не всецело замещающей собственную экономику проекта. А собственная экономика проекта должна быть. Именно с учетом маркетинга и сервиса.
Сергей Слабунов
предприниматель
Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: