Воронежский журналист Иоланта Сержантова презентовала книгу «Кордон Каверинский» о жизни в заповеднике в субботу, 6 февраля. О том, как решилась променять комфортную жизнь в городе на тишину леса, писательница рассказала корреспонденту РИА «Воронеж».

По профессии Сержантова – биолог. Занималась исследованием беломорских белух и выращивала речной жемчуг в Черноземье. До переселения в лес зарабатывала журналистикой, веб-программированием и фотографией. «Кордон Каверинский» Иоланта Сержантова написала в 2011 году. Рассказы ходили «по рукам» четыре года, пока не попали к московскому меценату. Ему понравился прочитанный в интернете рассказ, и он дал денег на издание книги.

– Писала я, кажется, всегда. С пятнадцати лет публиковалась в газетах. Поработала чуть ли не во всех воронежских изданиях, но поняла, что хочу больше, чем писать. Делать что-то конкретное, реально помогать людям. Так появился проект газеты для инвалидов «Здравствуй!». Когда она создавалась, это был не столько печатный орган, сколько социальный проект. Я человек ранимый и чувствительный. Даже чересчур. У меня нет кожи не только фигурально выражаясь, но в моменты стрессов, я остаюсь без кожи физически из-за аллергии на нервной почве. Я слишком близко принимала чужие несчастья. Каждый вечер, возвращаясь с работы, плакала. И поняла – чтобы выжить, нужно срочно менять работу. Добавились семейные неурядицы – молодой семье с маленьким ребенком негде было жить. На Новый год, под бой курантов я загадала желание о новой работе и новом доме. И скоро мои мечты сбылись.

– Как решились поменять город-миллионник на лес?

– Мы поселились на территории Графского заповедника на Каверинском кордоне и стали служащими станции фонового мониторинга Гидрометеослужбы. Фиксировали уровень осадков, направление ветра, давление. Раз в неделю, по средам, я относила образцы дождя и снега на ближайшую железнодорожную станцию, чтобы передать их начальнику отделения. Зарплата на двоих с мужем была смехотворной – 660 рублей в месяц. Производить замеры выпавших осадков и менять фильтры приборов, для определения состава атмосферного воздуха, нужно было в одно и то же время. Утром. Каждый день.

 
Фото — Евгения Емельянова

– У вас в то время сын был школьником. Не смущало, что увозите его из цивилизации. Как со школой дела обстояли?

– Со школой – особая история. Она была на полустанке – 539-й километр – ровно за четыре с половиной километра от нашего дома. Ни о какой машине тогда и речи не было. По лесу от Кордона до полустанка – это несколько часов ходьбы. Каждое утро я водила этой дорогой сына в школу. Фонарик переставал светить на рубеже трех километров. Потом мы шли наугад, почти на ощупь. Из цивилизации на кордоне не было ничего, кроме рации. Иногда не было свет, по нескольку месяцев. Магазинов, дороги, связи – ничего... Только огромное желание не сталкиваться с массой тех граждан, которые, проезжая мимо в вагонах «скорых» поездов и электричек, бросали из окон приметы цивилизации: бутылки, окурки…

– И ради чего был весь этот экстрим? В город не хотелось вернуться?

– В заповеднике, вдали от людей, в центре леса... там месяц идет за год. Иногда ночью мы стояли с сыном в центре двора и смотрели, как спутники ползут по небу. И это казалось таким странным, невероятным, нереальным... Что где-то есть электричество, магазины, люди... Мир, в котором мы живем - штука искусственная, надуманная... Если бы это было возможным, я бы обязывала городских жителей переселяться в такие места на месяц в году. Не для экзотики. Не для стресса или получения навыков. А просто для того, чтобы люди учились слушать тишину, которая намного красноречивее всего того, что может сказать цивилизация.

– Чем занимались в жизни до того, как оказалась в лесу?

– Отец хотел сделать меня звездой подводного плавания. Все детство я тренировалась чуть ли не до обморока. Каждый день проплывала по 21 километр в бассейне с титановой моноластой. 18 километров пробегала на дорожке со свинцовым поясом. Плюс музыкальная и обычная школы. 25 лет я занималась спортом. Одиннадцать порванных связок, перенапряжение миокарда, перетренированность и хроническая усталость- вот чего я добилась вместо звания Чемпионки. Еще я была музыкантом, химиком, биологом, тренером, учителем, метеорологом, старшим госинспектором охраны природы, веб-программистом, корреспондентом и редактором. Всего и не перечислить.

– А как пришла мысль написать книгу?

– Как-то я рассказывала знакомой, как мы живем на кордоне, и она вдруг говорит: "Иоланта, а ведь это отличный сюжет для книги". Вот так все и началось.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter