Новый фильм актрисы и режиссера Веры Глаголевой «Две женщины» по пьесе Тургенева «Месяц в деревне» посмотрели воронежцы в кинотеатре «Люксор» в пятницу, 9 января, за две недели до всероссийского проката. Картина, снятая в 2014 году, уже собрала несколько престижных наград на фестивалях, критики пророчат ей большой успех, называя одной из самых интересных премьер интеллектуального кино в нынешнем сезоне. Презентовать свое детище в Воронеже приехали лично автор Вера Глаголева, а также исполнитель роли Аркадия Ислаева, популярный актер театра и кино, Александр Балуев.

Перед показом Вера Глаголева рассказала, каких трудов ей стоило экранизировать знаменитое произведение Тургенева.

По словам режиссера, фильм «Две женщины» - это запутанная история с четырьмя главными героями о настоящей жертвенной любви. Красивое трогательное кино, возможно, заинтересует широкую часть аудитории - неслучайно Глаголева пригласила к участию в ленте британскую звезду Рэйфа Файнса, сыгравшего одну из главных ролей, - друга семьи Ислаевых Михаила Ракитина. Файнс - двукратный номинант «Оскара», прославившийся ролями в «Списке Шиндлера», «Грозовом перевале», «Чтеце», «Английском пациенте», «Госпоже горничной». Поклонникам фильмов о Гарри Поттере он хорошо знаком как исполнитель Волана-де-Морта. Ради съемок в «Двух женщинах» британский актер специально выучил русский язык и даже прочитал «Евгения Онегина» в оригинале.

- Почему Файнс? Этот актер привлек меня по своим человеческим качествам, не говоря уж о таланте и необычайно тонком внутреннем аристократизме, - объяснила свой выбор Вера Глаголева. - Когда мы с ним впервые пообщались, я сразу поняла, что он - настоящий Ракитин. Это не связано с какой-то дополнительной рекламой - мне было все равно, какие роли до нашей картины сыграл этот замечательный британский актер. Просто действительно другого такого нет. Наши артисты, конечно, тоже очень хорошие, но Файнс - человек запредельного мастерства, иного уровня сознания. Он делал такие тонкие вещи на площадке, настолько глубоко вживался в роль, что практически стал Ракитиным! Я точно знаю, что этот фильм стал для него особенным и занял определенное место в его творческой биографии. Файнс прилетал к нам в Москву на предпремьерный показ, два дня носился с нами, как сумасшедший, – по телеканалам, передачам и делал все, что просили!

В жизни Рэйф показался Вере Глаголевым очень трогательным человеком.

- В начале съемок я подарила ему дорожные шахматы. Когда мы ехали на поезде в Спасское-Лутовиново Орловской области, в родовое имение Тургенева, как раз играли в эти шахматы. Я его все время обыгрывала, и Рэйф так искренне, по-детски, расстраивался! - добавила актриса.

Александр Балуев также не скрывает своего восхищения от совместной работы с английским коллегой.

- Я, который в кино тоже «не первый год замужем», такого погружения в роль еще не видел! - отметил Александр Балуев. - Файнс поразил нас всех своей трепетной любовью к русской культуре и вообще всему русскому. Видели бы вы, с каким аппетитом он ел гречневую кашу!

Кстати, Балуев долго не соглашался на роль Аркадия Ислаева и буквально выпрашивал у режиссера сыграть Ракитина. Однако Вера Глаголева была непреклонна.

- Я предложила Александру эту роль почти четыре года назад, когда еще сценария не было, - рассказала режиссер. - На что Саша мне ответил: «Ислаев? Да что там играть? Уж лучше Ракитина». Я сказала, что Ракитин занят. Потом, когда уже был написан сценарий и деньги появились (нас ведь долго не поддерживало Министерство культуры), я снова встретилась с Сашей и снова услышала отказ. В итоге мы вместе придумали образ для этого героя, и он согласился. Мне очень важно было, чтобы Саша снялся в этой картине - потому что он участвовал во всех моих фильмах: «Заказ», «Одна война», - став настоящим талисманом. Мы вместе снимались в фильме «Наследницы», в сериале «Маросейка, 12», есть, что вспомнить. Я знаю, как Саша относится к работе: творчески подходит, - это самое главное для актера.

- Вера Витальевна, при всей вашей внешней мягкости, говорят, вы очень строгий режиссер. Актеры рассказывают, что вы их до слез доводите, это правда?

- Строгий не строгий - не мне судить. Просто я стараюсь как-то донести до актера то, что мне нужно. Если совсем не получается, приходится прибегать к неформальным методам. Могу и нагрубить, это правда. Помню, на съемках фильма «Чертово колесо», где играла моя 12-летняя дочка Анастасия, чтобы заставить ее искренне плакать, я накричала на нее матом. Она до сих пор мне это вспоминает. Зато получился прекрасный кадр. А в картине «Одна война» я «оторвалась» на Мише Хмурове. Снимали финальную сцену, уходил свет, был потрясающе красивый рассвет, нереально сиреневое небо, и я не могла это потерять. К Мише подбегала маленькая девочка, и мне нужно было, чтобы он на глазах поменялся. Он не знал, как это сделать. Я очень грубо накричала. И эта его секундная растерянность в глазах, - это было гениально. Была еще история с Ларисой Гузеевой в картине «Заказ». Она играла подружку главной героини, которая уезжала навсегда. Мне не нужно было пустых слов, слез, но нужна была сильная внутренняя эмоция. Не получалось. Я ей нагрубила. Но не матом, а сказала, что она бездарно играет. Лариса тогда очень на меня обиделась. И после этого просто гениально сыграла. А я потом при всей группе просила прощения.

- Сложно ли было адаптировать тургеневскую пьесу в киносценарий?

- Очень сложно, мы занимались этим почти два года. В театре пьеса идет около четырех часов, она многословна. Просто так перенести ее на экран невозможно. Но сам Тургенев говорил: «Сокращайте меня, сокращайте безбожно!». Он разрешал это делать. И мы с авторами сценария сокращали. Каждую фразу было жалко, но я понимала, что для картины нужен воздух. Там же гигантские монологи у Натальи Петровны о ее чувствах, переживаниях. Пришлось сократить. Но мы ничего не дописывали: тургеневский текст, канва - сохранены.

- Чем, на ваш взгляд, картина «Две женщины» может привлечь молодежь?

- Чувствами, наверное. Историей Верочки, которая любит и страдает из-за предательства. Вообще, наша картина красивая, она может завлечь своей красотой.

- А возможны ли в нашу эпоху такие чувства, которые описывал Тургенев?

- Я думаю, возможны. Хотя, скорее, это такое исключение, да и тогда это было исключением. Как у самого Тургенева, который любил Полину Виардо 40 лет. Это была такая платоническая любовь, искренняя и без взаимности. Уникальный случай, когда человек 40 лет находится рядом, любит одну женщину, которая замужем, у которой дети. Это нереально, это космическая связь.

- Вы снимали фильм в исторических интерьерах музея-усадьбы Михаила Глинки. Старинная атмосфера помогла работе?

- Безусловно, помогла. Мы довольно много посмотрели усадеб и остановились на этой, реанимировав ее. Достроили веранду, заново создали оранжерею. К сожалению, в России очень много усадеб в плачевном состоянии. Но есть люди - энтузиасты, которые их восстанавливают почти с нуля. Когда начинаешь читать про эту усадебную жизнь, про оранжереи, где зимой выращивали виноград, чтобы делать вино, абрикосы, чтобы варить абрикосовое варенье, пальмы, которыми хозяева обменивались друг с другом, эмоции переполняют! Сейчас это все утрачено, уже давно и навсегда -увы. В любом городе Европы остались постройки XII-XVIвеков. А у нас только церкви. Все, что связано с усадьбами, утрачено. И чем прекрасна усадьба Глинки - там сохранились старые деревья, которые видели и Михаила Глинку, и его отца. А какая там липовая аллея! Гигантские деревья, я таких лип никогда не встречала! Не говоря уже о вековых дубах-исполинах! И это все есть в нашей картине. В усадьбе Глинки осталась красота, которая была в нашей стране. Ее и хотелось передать.

- Как думаете, если бы Тургенев увидел этот фильм, как бы он его оценил?

- Очень хороший вопрос. Недавно проходила конференция тургеневедов из разных стран СНГ, это целое профессиональное сообщество. После просмотра нашей картины они столько хороших слов написали! Причем использовали такие интересные образные выражения, например, «музыка, уходящая умирать в небеса», или «это чудовищно совершенно» - такие же слова Тургенев написал Полине Виардо, отзываясь о концерте Мендельсона. Эта оценка тургеневедов для нас - как охранная грамота, означающая, что мы сдали этот экзамен на пятерку.

- Когда-то Анатолий Эфрос предлагал вам роль Верочки в пьесе «Месяц в деревне», а вы отказались. Не жалеете?

- Наверное, жалею. Просто Эфрос - один из тех режиссеров, с которым невероятно интересно работать. Объяснить словами даже невозможно, насколько он знал актеров по сути и как необыкновенно у него проходил разбор роли. Я благодарна судьбе, что снималась у него в картине «В четверг и больше никогда». К сожалению, тогда, в силу молодого возраста, я многого не понимала. Если бы в то время у меня была такая голова, как сейчас, я бы, конечно, от работы в театре не отказалась. Но случилось так, как случилось. Зато потом, много лет спустя, в фильме Аллы Суриковой «Искренне ваш» с Виталием Соломиным я играла актрису, которая мечтает исполнить роль Натальи Петровны. И в конце ее мечта осуществилась. Так что всему свое время. То, что когда-то мне не удалось сыграть в театре, получилось в кино, где я побывала и в роли Натальи Петровны, и Верочки.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter