15 Августа 2020

суббота, 08:45

$

73.22

86.41

Надежный тыл. Воронежская семья ракетчика провела почти 40 лет на Байконуре

, Верхнемамонский р-н, текст — , фото — Наталья Яньшина; из архива Алексея Шипилова
  • 5032
Надежный тыл. Воронежская семья ракетчика провела почти 40 лет на Байконуре Надежный тыл. Воронежская семья ракетчика провела почти 40 лет на Байконуре Алексея Шипилова всегда поддерживала верная супруга.

Алексея Шипилова всегда поддерживала верная супруга.

Жизнь родившегося в Верхнемамонском районе Алексея Шипилова долгие годы была неразрывно связана с ракетными и космическими войсками. Он с семьей почти 40 лет провел на Байконуре – занимался испытаниями ракет. Сейчас подполковник запаса работает ведущим инженером Конструкторского бюро химавтоматики в Воронеже. О жизненном пути Шипилова и о том, как в трудные минуты его поддерживали родные, – в материале РИА «Воронеж», подготовленном ко Дню семьи, любви и верности.

Пронзительные воспоминания

Алексей Шипилов с детства хотел стать военным летчиком.

– Самые пронзительные воспоминания – о том, как лежишь на траве и смотришь в небо, где чертит линию самолет, – поделился он. – С земли самолет кажется крошечным, но я знаю, что он огромный, и представляю себя пилотом этой махины. С друзьями мы бегали смотреть, как «кукурузник» опыляет колхозные поля – полевой аэродром для Ан-2 был недалеко от моего дома. Несколько раз летчик даже брал самых смелых в кабину – эти впечатления незабываемы.

В школе Алексей занимался спортом, а на уроках начальной военной подготовки стал первым помощником военрука.

– Ивана Ивановича Нецепляева мы уважали – он был фронтовик, подполковник, – продолжил Алексей Васильевич, – и серьезно готовил мальчишек к службе в армии. На призывной комиссии я сказал, что хотел бы стать летчиком, пойти по военной линии. Это только приветствовали, но в Воронеже я медкомиссию не прошел – давление оказалось слегка повышенным: буквально перед тем, как заходить нашей группе, офицер попросил нас разгрузить машину. Конечно, мы таскали ящики очень поспешно. Напрасно я доказывал медикам, что причина в этом. Но, поскольку уж очень я хотел связать судьбу с армией, мне предложили поступить в Ростовское высшее военное командно-инженерное училище. Так я стал ракетчиком, выбрал специальность «эксплуатация летательных аппаратов». Перед выпуском был опрос – командиры старались учесть пожелания курсантов. Я сказал, что хочу только на полигон, ведь там работают испытатели. Мы уже проходили войсковую стажировку, ездили в боевые части. Работа интересная, живая. Кто-то из наших выпускников отправился служить в боевые части, кто-то на космодром Плесецк в Мирном, а я – на Байконур, в Краснознаменный Среднеазиатский военный округ. В процессе службы мне доводилось участвовать в учебно-боевых пусках ракет на полигон Кура, который находится на Камчатке.

Пять лет почти без выходных

К месту службы молодой офицер отправился женатым.

– Моя невеста, Валя Катунина, была родом из Осетровки, – рассказал Алексей Шипилов. – Ухаживал я за ней, когда приезжал домой в отпуск. Перед окончанием училища мы говорили о совместном будущем. Поэтому во время одного из звонков я сказал родителям: «Засылайте сватов и определяйтесь, когда будет свадьба». Вот так без меня меня просватали. А 9 июля 1983 года, после выпускного в училище, мы сыграли свадьбу и через две недели поехали в Казахстан. В 2:00 прибыли на узловую железнодорожную станцию Тюра-Там – темень, дышать нечем – и начали понимать, что такое жара. За нами пришел автобус с надписью «Встреча выпускников вузов» и повез в Ленинск – так раньше назывался Байконур. Ночь в гостинице «Украина» запомнилась навсегда – мы набирали воду из раковины, смачивали простыни, оборачивались ими, и так можно было подремать минут 40. Затем процесс приходилось повторять.

По словам Алексея Васильевича, его молодая жена переносила все тяготы службы с достоинством и терпением:

– Поначалу нас поселили в двухкомнатную квартиру еще с одной семьей, где был ребенок полутора лет. То есть дали по комнате. Ничего, уживались. Погодные условия тоже тяжелые – летом очень жарко и сухо, до 45 градусов в тени. На песке разутым стоять нельзя, зато яйцо сварить можно. Когда начинается песчаная буря – соседний дом не видно, а комната потом покрыта слоем песка. Кстати, и морозы там бывают до -40, и снегопады. Самый сильный на моей памяти – в 1994 году, когда поезд с вагонами заносило по самую крышу, а нас развозили вертолетом на дежурство. Приходилось дежурить по двое-трое суток, пока не привозили смену. Это длилось примерно месяц, пока не расчистили дороги. Но именно там началась и прошла все испытания наша семейная жизнь, там появились на свет две наши дочки – Наташа и Вероника.

Валентина Шипилова считает, что женам военных нужно быть готовым к любым испытаниям:

– Наверное, нам помогло то, что мы сельские жители, к любому труду привычные и не избалованные. А по молодости каким-то проблемам значения особого не придавали – все решаемо, когда в семье мир, лад и взаимопонимание. Несмотря на все сложности своей службы, Леша старался мне помочь в мелочах. Продукты первой необходимости тогда были по талонам, так он вставал рано утром и шел занимать очередь в магазин, давал мне возможность собраться и привести себя в порядок. Так же, по очереди, мы дежурили возле овощных магазинов летом, чтобы купить фрукты. Когда я приходила и меняла его в очереди, он уезжал на службу, площадка располагалась в 60 км от города. Там он проводил гораздо больше времени, чем в семье. В течение четырех-пяти лет у Леши практически не было выходных.

Тюльпаны Байконура

Валентина Шипилова начала трудовую деятельность няней в детском саду, чтобы заработать место дочке. Потом работала в войсковых частях военных строителей, а в городском управлении образования за 20 лет прошла путь от рядового до главного бухгалтера. Все это время она старалась создавать уют в ведомственных квартирах, хотя переезжать пришлось четыре раза. Не оставили супруги Байконур и в 1990-е годы.

– Всем тогда тяжело приходилось, – призналась Валентина Ивановна. – У нас уже было двое детей, младшей пять лет. Многие увольнялись, оставалось много брошенных квартир и даже целых домов. Детсады закрывались – их передавали организациям под офисы. Всю зиму не было газа, электроэнергию в квартиры подавали «веерно», два часа через два. Бежала в перерыв с работы, чтобы успеть приготовить ужин, и укрывала, чтобы сохранить теплым до вечера. Квартиры отапливали «буржуйками», спали одетыми – к утру температура оказывалась не выше восьми градусов. Не было денег и продуктов, но тем не менее Байконур жил.

Жене офицера, по ее словам, никогда не приходило в голову упрекнуть мужа в недостатке внимания:

– Я понимала, что Алексей участвует в грандиозных проектах. Да и столько всего хорошего было у нас, несмотря на трудности. До сих пор вспоминаются неописуемой красоты тюльпаны Байконура, встречи с интересными людьми и, конечно, пуски ракет. Не каждый муж сможет подарить жене такое зрелище.



Алексей Шипилов ценил терпение и поддержку супруги:

– По службе всякое бывало. Придешь домой уставший, злой, а там тебя встречает с радостью и любовью жена, и сразу на душе становится теплее, настроение улучшается. Конечно, все проблемы мы всегда решаем вместе, но служба была на первом месте, и в этом жена меня всегда поддерживала. «Служи, как того требует присяга, за нас не беспокойся, все будет хорошо», – говорила. И я всегда был уверен, что в семье все будет благополучно. Жена у меня надежный тыл. Как-то командировка пришлась на март – отправка спецтехники на предприятие-изготовитель. С 8 Марта поздравил по телефону, а приехал уже с цветами. Приехал уставший, грязный, прокопченный, а зашел в квартиру и сразу же попал в семейный уют: стол накрыт, на столе любимый плов. И тут же все трудности и заботы ушли на второй план… Жена всегда гостеприимна. За время проживания на Байконуре мы обрели настоящих друзей, с которыми общаемся и по сей день. И это благодаря ей, ее приветливому характеру и душевной доброте.

Валентина Шипилова старалась, чтобы на столе всегда было любимое блюдо мужа.

– Долго прожив в Казахстане, научилась делать бешбармак и плов, которые он очень любит, а я с удовольствием готовлю, – рассказала Валентина Ивановна. – Будут эти блюда на семейном столе и в годовщину нашей свадьбы.

Захватывающе страшно

Служба для молодого офицера оказалась очень увлекательной.

– Площадь самого Байконура – 7360 кв. км, наш родной Верхнемамонский район в разы меньше, – отметил Алексей Шипилов. – Космодром просто «опутан» железнодорожными путями. К каждой пусковой площадке подведена железная дорога. Первое впечатление от ночного пуска ракеты-носителя «Протон» космического назначения оказалось незабываемым. Нас с солдатами эвакуировали в степь, издали мы видели подсвеченный здоровый «карандаш». Вспышка – и ракета пошла под нарастающий рокот. Когда заработали мощные двигатели, вибрацию ощутили всем телом. Ракета начинает подниматься и от работы двигателей исходит очень яркий факел. Чем выше поднимается ракета, тем больше он разрастается, приобретая размеры огромной пирамиды. Становится светло, как днем. Когда появилась возможность по специальному разрешению брать с собой семью, я возил на пуски ракет и жену, и дочек. В первый раз они побывали на пуске того же «Протона». Так Наташа до сих пор вспоминает чувство ужаса и восторга при виде этой мощи.

С семьей

Ракетчик отметил, что старт пилотируемого «Союза» не так впечатлил его семью, поскольку пуск происходит более мягко – чтобы избежать больших перегрузок, ракета взлетает и набирает скорость небыстро. Диаметр центрального блока ракеты – 3 м, да и весит всего 310 т. А «Протон» 4 м в диаметре и весит 700 т. Это самая тяжелая ракета на сегодняшний день.

– Гражданские тоже могли наблюдать из города пуск, – продолжил Алексей Шипилов. – В хороший день с берега Сырдарьи виден запуск ракеты с площадки №1, или, как ее называют, с «Гагаринского старта», откуда впервые в мире стартовал космический корабль «Восток» с летчиком-космонавтом Юрием Гагариным на борту. За 30 км можно увидеть вспышку, траекторию движения ракеты. Впечатляет, когда «Союз» взлетает – 32 двигателя работают, факел в небе видно долго. На 118-й секунде отделяются боковые блоки (первая ступень), падают, вращаясь и переливаясь в лучах солнца. Зрелище неописуемо красивое, особенно при заходе солнца. К 1987 году я уже видел пуски разных ракет, но, когда смотрел, как взлетает ракета-носитель «Энергия», это впечатление затмило все. Ракета поднималась очень медленно, как будто зависая над стартовым столом, и казалось, что она не взлетит, а рухнет на землю. Рокот от двигателей стоял просто оглушающий – захватывающе страшно.

«Причастен к защите страны»

Во время службы в войсковых частях 8-го испытательного управления Шипилов занимался испытанием межконтинентальных баллистических ракет, новых образцов ракетной техники, боевых ракетных комплексов. Участвовал в запуске космических аппаратов, в том числе с помощью ракеты-носителя «Днепр», созданной по конверсионной программе на базе стратегической ракеты «Воевода». Самая мощная в мире межконтинентальная баллистическая ракета получила в НАТО прозвище «Сатана». Не раз Шипилов присутствовал на встречах космонавтов как перед их полетом на станцию «Мир» или на МКС, так и по возвращении на Землю:

– Некоторые экипажи видел очень близко, но в основном присутствовал на пресс-конференциях, когда основной экипаж находился за стеклянной перегородкой, чтобы никто их не мог ничем заразить. У них вообще много ограничений было для сохранения здоровья, по городу они просто так не ходили, гуляли в специальном парке.

В июне 2005 года отмечалось 50-летие Байконура, и Алексею Шипилову довелось пообщаться с космонавтами в неформальной обстановке и даже получить автографы.

– Тогда я и встретился с Алексеем Леоновым, Борисом Волыновым и Петром Климуком. Леонов таким добряком оказался – шутил, смеялся, благодарил нас, инженеров, за работу. И про космос ничего не рассказывал – все больше расспрашивал, как тут город живет. Оказалось, пиво предпочитает тоже шымкентское.

Запомнилась и встреча с Сергеем Крикалевым – первым российским космонавтом, совершившим полет на американском шаттле.

– Он говорил, что было очень страшно, когда первый раз выходил в открытый космос, – вспомнил Шипилов. – Понимал: нужно отпустить поручни, буквально заставлял себя оторвать руки – бездна пугала. После полетов космонавтам приходится восстанавливаться как физически, так и психологически после воздействия невесомости. Ведь там ни верха нет, ни низа – к этому надо привыкать, зато на Земле потом можно машинально выпустить из рук стакан с водой – дескать, сам «поплывет» в сторону.

В 2006 году Алексей Шипилов был уволен в запас в звании подполковника, но остался работать на космодроме, только в гражданской структуре.

– Объем работ только увеличился, – отметил Алексей Васильевич. – В дополнение к прежним я стал заниматься еще подготовкой ракет космического назначения «Зенит» и «Союз», подготовкой к запуску космических аппаратов и разгонных блоков.

Сборка ракеты «Зенит»

Верхнемамонец возглавлял также инструкторскую группу в космическом центре «Южный». Теперь они с супругой переехали в Воронеж – поближе к родным краям, детям и внукам. Тем не менее связь с Байконуром не прервалась.

– Сейчас я там бываю как представитель организации, производящей двигатели для ракет «Союз» и «Протон», – рассказал Алексей Шипилов. – Мы с коллегами готовим к пуску ракеты-носители «Протон-М» и «Союз», участвуем в программах по запуску пилотируемых кораблей «Союз» и грузовых кораблей «Прогресс» на МКС. Репортаж в процессе пуска ракеты воспринимаем не как созерцатели, а оцениваем нашу работу с профессиональной точки зрения. Когда включаются двигатели третьей ступени и мы слышим «300 секунд, полет нормальный. Температура и давление в норме», а затем через некоторое время «Есть выключение двигателя третьей ступени. Есть отделение третьей ступени. Есть включение двигателя космического аппарата», – можно аплодировать и радоваться хорошо проведенной работе.

Алексей Васильевич часто бывает и на малой родине – навещает семьи старшей дочери Натальи в селе Осетровка Верхнемамонского района и брата Владимира в Верхнем Мамоне.

– От детских воспоминаний на душе каждый раз становится очень тепло. Именно отсюда начался мой путь к небу. Пусть я не стал летчиком, зато сумел стать причастным к защите страны и освоению космоса.

Алексей Шипилов неоднократно поощрялся командованием космодрома и Министерством обороны за укрепление обороноспособности и ракетно-ядерного щита России. Но больше всего ветеран военной службы гордится званием «Заслуженный испытатель Байконура». Он участвовал в 97 пусках ракет как военного, так и народнохозяйственного назначения.

Когда Валентина и Алексей Шипиловы переезжали в Воронеж, им подарили памятные книги о Байконуре, собравшие историю космодрома в лицах. Вошел в эту историю и Шипилов.

– Наши дочери получили мирные профессии: старшая, Наташа – психолог, младшая, Вероника – дизайнер, – отметила Валентина Ивановна. – Но, может, кого-то из внуков дед увлечет высокой мечтой о небе.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: