15 Июля 2020

среда, 07:11

$

71.13

80.62

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Коломенский

, Таловский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов (из архива)
  • 11676
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Коломенский Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Коломенский Почему единственный житель поселка приютил в доме козу и двух козлят.

Почему единственный житель поселка приютил в доме козу и двух козлят.

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10–15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями. Очередной выпуск спецпроекта посвящен поселку Коломенский Таловского района, где постоянно живет всего один человек.

Территориально поселок относится к Новочигольскому сельскому поселению и находится в 30 км от его центра – села Новая Чигла. До 2015 года Коломенский относился к Вознесеновскому сельскому поселению, а после его упразднения был присоединен к Новочигольскому.

Сегодня куратором поселка является руководитель территориального подразделения «Вознесеновское» Новочигольского сельского поселения Владимир Олехнович.

– Поселок был основан в 1926–1928 годах переселенцами из Чиглы и Шанино, – рассказал корреспонденту РИА «Воронеж» Владимир Иванович. – В советское время люди работали в колхозе имени Мичурина, имевшем более 6 тыс. га пашни и несколько овчарен. В 1980 году в Коломенском насчитывалось 24 дома, в которых жили более 100 человек.

Сегодня на единственной здешней улице – Первомайской – остался только 59-летний Федор Калгин. Добраться до его домика в распутицу можно либо на вездеходе, либо пешком. Асфальт обрывается примерно в полукилометре от его жилья.

Когда журналисты РИА «Воронеж» вместе с Владимиром Олехновичем доехали до Федора Калгина, у него дома было многолюдно – в гости приехали друзья из соседних сел и Воронежа.

В зале старенького домика волновалась коза Зинка, которая буквально за пару дней до этого родила двух козлят.

– Сейчас ночи холодные, потому я пока взял Зинку с ее малышами в дом – в тесноте да не в обиде! – пояснил хозяин.

Федор Калгин родом из Коломенского, после армии отправился работать шахтером на Урал, но на чужбине пробыл недолго – вернулся дохаживать родителей. Отец, Иван Федорович, и мать, Анна Васильевна, строили этот самый дом полвека назад.

– В советское время у нас были мощный колхоз, овцеферма на 3500 голов, магазинчик, школа, а теперь я тут живу один, по-моему, уже больше 15 лет, – посетовал мужчина. – Сестра у меня в соседнем селе, она привозит продукты, есть магазин и в Вознесеновке, за 5 км. У меня в хозяйстве куры, петух и утки. Плюс небольшой огородик. Так и живу.

– Да у тебя еще все не так плохо, – вмешался в разговор один из гостей Федора – его двоюродный брат, 41-летний Роман Сальников.

Роман родился в Воронеже, но его родители – уроженцы Коломенского. Сегодня они живут с сыном в областном центре, но Роман часто навещает Федора.

– Каждое лето, будучи ребенком, я приезжал сюда, на родину отца и матери, – вспомнил Сальников. – Жил у деда Василия и бабы Насти. Она дотянула до 102 лет и под конец совсем ослепла. Хорошо помню нашу громадную овчарню, деревенское стадо коров, которое пастух каждый день выгонял на луг, моих сверстников, приезжавших на лето из Воронежа к дедам и бабкам. Бывало, гоняешь целый день, забежишь к бабушке, опрокинешь стакан молока – и снова к друзьям. А теперь приезжаю сюда и аж плакать хочется от этой тишины. Я занимаюсь в Воронеже пластиковыми окнами, зову Федора к себе перебраться, а он спрашивает меня: «Что я там буду делать? Где работать? Где жить?» И разговор кончается.

По словам Романа, здесь в конце ХIХ века располагалась усадьба помещика Коломенского, от которой вроде бы и пошло название поселка.

Сегодня единственным ровесником поселка, пожалуй, является лишь старый колодец на краю двора Федора Калгина. Кто-то из его родственников выкопал этот колодец почти 100 лет назад.

Федор Калгин продемонстрировал журналистам, как ведет свое хозяйство. А просьбу показать поселок переадресовал Роману.

Сначала Роман показал корреспондентам РИА «Воронеж» развалившийся дом своих деда и бабки:

– Здесь у нас кухня была, здесь спальня, здесь моя кровать стояла. Иногда бабушка мне доверяла пасти овец, это для меня был настоящий праздник!

Подведя журналистов к другому полуразрушенному дому, Роман Сальников шепотом сообщил: «Тут жила бабка Параха, здешняя колдунья».

По его словам, старушка баловалась целительством и приворотами, собирала «волшебные» травы, и к ней жители соседних поселков и деревень становились буквально в очередь за помощью в решении житейских вопросов – в основном связанных со здоровьем. У одного из родственников Романа, например, она якобы силой заклинания вывела громадную бородавку с лица.

– Никому не навредила, помогала всем. Только я с детства боялся заходить в ее дом и теперь тоже не пойду! – добавил парень.

Журналисты РИА «Воронеж» зашли в полуразрушенный дом бабки Парахи, а потом, уже в сопровождении Романа, отправились осматривать еще одну достопримечательность поселка – крохотное кладбище.

– Половина людей, похороненных здесь, – моя родня. Каждый год на Пасху сюда приезжают не только из Воронежской, но и из соседних областей. Только каждый год их становится все меньше и меньше. Не станет моего брата Федора, и конец придет Коломенскому! – заметил Роман и поделился: отец, узнав, что сын едет в Коломенский, попросил зайти на каждую из родных могил.

Роман начал с погоста бабушки, потом поочередно обошел захоронения всех родственников.

– В ту часть поселка мы, уже взрослые пацаны, ходили летом драться со сверстниками. Тут каскад прудов был, рыба большая водилась, а теперь все заросло травой. Вот наша овцеферма, от которой только развалины и остались. Как Федька один тут выживает, ума не приложу. Мне из Воронежа понять это тяжело, хотя я к нему стараюсь выбираться как можно чаще. Встретимся, посидим, вызываю такси и еду обратно домой, а он тут в глуши остается! – посетовал Роман. – Самые дальние дома какой-то фермер купил, но он здесь не живет, только рабочие его порой крутятся. Возрождать Коломенский некому, и скоро его не останется на карте.

Единственный житель поселка настроен более оптимистично.

– Пока я тут, на своей родине, и Коломенский держаться будет. А что один остался, так я же не в пустыне живу, да и сестра недалеко. В город ехать – кому я там, кроме Романа, нужен? И у него своя семья, своя жизнь. Лучше пусть он ко мне чаще приезжает, мы вдвоем Коломенский в обиду времени не дадим! – заключил Федор Калгин.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: