6 Августа 2020

четверг, 12:44

$

73.28

86.63

«Облака сверху – как вата». Что рассказал воронежский парашютист, совершивший 124 прыжка

, Семилукский р-н, текст — , фото — Ольга Телебокова; из архива Сергея Малюгина
  • 5459
«Облака сверху – как вата». Что рассказал воронежский парашютист, совершивший 124 прыжка «Облака сверху – как вата». Что рассказал воронежский парашютист, совершивший 124 прыжка Сергей Малюгин – о прелестях и опасностях экстремального вида спорта.

Сергей Малюгин – о прелестях и опасностях экстремального вида спорта.

На счету Сергея Малюгина из Семилук – 124 прыжка с парашютом. Его страница в соцсети пестрит фото с аэродромов, парашют изображен даже на его футболке. По профессии он монтажник-высотник, но это вовсе не значит, что мужчина не боится высоты: по его собственному утверждению, ее боятся все.

Как Сергей решился на первый прыжок и что испытал в этот момент, какой форс-мажор заставил его на пять лет забыть о парашютах и каждому ли доступен такой спорт – в материале РИА «Воронеж».

«Что-то невероятное»

– Однажды мы с другом катались по Воронежу, было лето, жарко и скучно, – начал Сергей Малюгин. – Проезжая мимо аэроклуба, мы подумали: почему бы не попробовать прыгнуть с парашютом? И прыгнули. Это было в 2011 году – мой первый трехсекундный прыжок с высоты 800 м. Потом был второй, третий… И я понял, что с этим спортом хочу связать свою дальнейшую жизнь. Кто говорит, что не боится высоты, – нагло врет. Высота таит в себе опасность. У меня есть знакомые, у которых больше 2 тыс. прыжков, но даже такие матерые парашютисты испытывают страх перед очередным прыжком. И это понятно, ведь это риск.

Профессия Сергея тоже предполагает риск и опасность. На вопрос о том, чем его привлекает высота, мужчина ответил: «Не представляю свою жизнь без адреналина».

– Когда выпрыгиваешь из самолета, с тобой творится что-то невероятное, таких ощущений невозможно испытать на земле. Это трудно объяснить, надо попробовать самому, чтобы понять. У летчиков есть поговорка: человек, однажды подошедший к самолету, либо к нему больше не подойдет, либо его больше не оставит. Так и здесь.

По словам парашютиста, самый яркий момент – отделение от самолета: когда открывается дверь, ты переступаешь порог и прыгаешь в пустоту:

– Это очень острое ощущение. И даже после сотни прыжков чувство выхода в никуда не покидает. Что касается страха, он есть всегда, но примерно после 30-го раза трансформируется в нечто другое. Ты уже не бьешься в истерике, ища кольцо и думая, как правильно его выдернуть. Я, например, сам себя перенастраиваю, сосредотачиваюсь только на прыжке и на том, как правильно его выполнить.

По словам Сергея, прыжок с парашютом – удовольствие недешевое:

– Выйдет в копеечку. Сам прыжок – около 3,5 тыс. рублей плюс обязательная страховка 500 рублей. Можно заказать видеосъемку – правда, это только для тандем-прыжков (вместе с инструктором), – весь полет вокруг вас, как пчелка, будет кружить оператор и снимать на камеру. Это еще около 2 тыс. рублей.

Первые 50 прыжков Сергей Малюгин фотографировался во всех ракурсах.

– Потом надоело, – со смехом признался он. – Кстати, с высоты очень круто смотрятся подсолнухи. Правда, приземляться в них очень неприятно – колются. А облака сверху – как вата, которую бросают на елку под Новый год. Красиво.

Коварный 118-й прыжок

Говорят, парашютный спорт – в числе самых безопасных из экстремальных, а травмы получают в основном профессионалы, переоценивая свои возможности.

С Сергеем форс-мажор произошел на 118-м прыжке. В тот день он вообще не собирался прыгать.

– Ко мне в гости приехала племянница, – вспомнил Малюгин. – Мы с ней собирались просто съездить на аэродром, пофоткаться, пообщаться с ребятами. Но в последний момент я подумал: раз уж едем, что упускать возможность, прыгну. Это был прыжок, который на пять лет выбросил меня из парашютного спорта.

В тот день Сергей решил прыгнуть с парашютом с крыла самолета. После того как летательный аппарат поднялся на определенную высоту, нужно было из кабины перейти на крыло. Но выйти из нее Сергей не успел – его вдруг выдернуло и отбросило в сторону.

– Первая мысль была: «Не удержался». А то, что парашют открылся преждевременно, я понял уже в полете. Боковым зрением увидел, что борт отходит ниже в сторону, а купол раскрыт. Все произошло в доли секунды. С меня слетела обувь, вдребезги разлетелся шлем. Попытался поднять левую руку – не получилось, хотя боли не было. Начала кружиться голова, мысли – только о том, как приземлиться, не потеряв сознания, – так описал Сергей случившееся.

Слабый ветер в тот день сыграл в его пользу.

Уже на земле мужчина почувствовал резкую боль в руке. Как выяснилось позже, он получил множественные осколочные переломы. Врачи областной больницы буквально по частям собирали руку парашютиста.

– Первое время мучила дикая боль. Сейчас все хорошо, благодаря докторам руку удалось спасти. Но все эти годы я не переставал ездить на аэродром. Смотрел, общался с ребятами, но не прыгал. Ждал своего часа, – отметил Сергей Малюгин.

На вопрос о том, не думал ли он вовсе оставить этот спорт, Сергей ответил категорично: «Никогда!»

– Скажу больше: я обязательно прыгну с крыла того же самолета. И верю, что у меня получится.

Сергей отметил, что, прыгнув один раз, большинство возвращаются на аэродром, но есть и исключения:

– Кто-то едет на аэродром, чтобы самоутвердиться. А бывает, что человек слаб и идет доказать себе и всем, что он чего-то стоит. Такие люди прыжок делают, но больше на аэродроме их никто не видит.

Контроль высоты и шампанское в самолете

По словам парашютиста, самое важное – слушать инструктора и четко выполнять его указания:

– Тогда с вами, скорее всего, ничего не случится. Но не стоит забывать и о еще одном не менее важном пункте – контроле высоты. На левой руке каждого парашютиста есть высотомер. С его помощью ты контролируешь падение. Нужно обязательно следить за этим.

Максимальная высота, с которой прыгал Сергей, – 4200 м (это максимально допустимая высота, с которой можно прыгать без кислородного оборудования). Минимальная – 200 м, и это, по словам парашютиста, «совсем другие ощущения»:

– С такой высоты видны лица людей. И права на ошибку у тебя быть не может. Очень страшно. Это, кстати, был мой единственный и самый запоминающийся прыжок.

Некоторые боятся, что парашют не раскроется. Журналист РИА «Воронеж» спросил Сергея, обоснован ли этот страх.

– Вероятность очень мала, – ответил тот. – И даже если это вдруг произойдет, за спиной всегда есть запасной парашют, которым вручную можно воспользоваться. А если вы и этого не сделаете, сработает автоматика… Короче, в любом случае все будет хорошо. А если человек вдруг испугается и решит не прыгать, никто его насильно выталкивать не будет. Это не армия.

У парашютистов свои поверья и традиции. Например, нельзя говорить «последний прыжок».

– Если ты новичок, то тебе простят эту оплошность, – улыбнулся Сергей. – Но если это произнесет опытный парашютист, то можно и подзатыльник получить. Нет на аэродроме слова «последний», есть только «крайний» прыжок.

Каждый юбилейный прыжок парашютисты отмечают по-особенному.

– Юбилейными считаются каждый сотый, двухсотый и последующие прыжки, – пояснил Малюгин. – Парашютист берет с собой в самолет бутылку шампанского, откупоривает его, пробку выбрасывает в воздух, потом делает глоток, угощает всех членов экипажа и после этого прыгает. А приземлившись, накрывает стол своим товарищам. Это многолетняя традиция, которой придерживаются все без исключения.

Судя по всему, у Сергея впереди еще не один юбилейный прыжок.

– Очень хочется бывать на аэродроме чаще. А вообще, буду прыгать, пока мне будут позволять здоровье и возраст. Короче, пока смогу приползать на аэродром, – утверждает он.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: