9 Августа 2020

воскресенье, 19:46

$

73.64

87.17

Два товарища. Как дружба воронежского и ярославского фронтовиков связала их потомков

, Семилукский р-н, текст — , фото — Анастасия Кажарина; из семейных архивов
  • 4351
Два товарища. Как дружба воронежского и ярославского фронтовиков связала их потомков Два товарища. Как дружба воронежского и ярославского фронтовиков связала их потомков Дочь покойного ветерана мечтала познакомиться с семьей отцовского друга.

Дочь покойного ветерана мечтала познакомиться с семьей отцовского друга.

Жительница Ярославской области, 63-летняя Валентина Березкина, узнала о судьбе своего отца-фронтовика по чистой случайности в 2019 году. Потом нашла сестру. А к журналистам РИА «Воронеж» обратилась за помощью в поисках боевого товарища отца, который жил в Семилукском районе. Что из этого вышло – в материале РИА «Воронеж».

«Во мне словно произошел взрыв»

– Своего папу я не знала. В графе «отец» у меня стоял прочерк. Все, что у меня было от него, – это отчество, – призналась Валентина Березкина. 

О том, что отец, Владимир Смирнов, жил все это время с ней в одном городе, рассказала героиня одного из ее интервью (Валентина Владимировна всю жизнь работает в редакции Даниловской газеты). Выяснилось, что у Березкиной есть сестра и брат.

Владимир Смирнов с дочерью Людмилой

– В тот момент во мне словно произошел взрыв, вперемешку с обрушившимся на меня счастьем в голове всплывали воспоминания: лицо изнуренной тяжелой работой на железной дороге мамы – она поднимала меня одна в послевоенные годы, тесная комнатка общежития…

Желание найти родственников перевесило старые обиды. Пенсионерка села за компьютер и начала набирать: «Ищу родных...». Вскоре на опубликованную в местной газете заметку откликнулась женщина. Она рассказала, что из Смирновых в живых осталась 58-летняя Людмила Звонова – дочь фронтовика. Она приехала на встречу к Валентине Березкиной на следующий же день после ее звонка.

Несколько часов беседы сестер пролетели словно один миг. Они вспоминали мимолетные встречи на улицах города, занятия в одних и тех же кружках, когда они не догадывались о своем родстве. Валентина отыскала в памяти даже случайную встречу с отцом: в послевоенные годы ветеран часто ходил по школам с рассказами о сражениях.

– Сестра сообщила о череде трагедий в семье. Ее младший брат Сергей покончил с собой, когда ему было 23. Переживания сказались на отце. Владимир Смирнов сильно заболел и спустя три года умер, ему был 61 год. Как страшно! Жалко, что мы не были знакомы. Может быть, как старшая сестра, я бы не дала этому случиться, – посетовала Валентина Березкина.

Из разговора с сестрой Валентина Владимировна поняла, что отец и его супруга знали об ее существовании и интересовались ее судьбой. Об этом мать рассказала Людмиле перед смертью, в 2012 году.

– Тогда сестра пыталась меня найти, приходила в редакцию. Но, по всей видимости, тогда нам не суждено было встретиться. В тот момент меня не оказалось на рабочем месте, – с сожалением отметила Валентина Березкина.

Владимир Смирнов с сыном Сергеем

Чем больше она слушала сестру, тем сильнее начинала понимать и любить отца:

– Оказывается, в то время, когда я родилась, папа ухаживал за тремя младшими братьями, дохаживал больную маму и 81-летнюю тещу. А потом его направили на обучение в лесотехническую школу в Подмосковье. Когда он вернулся обратно, мне уже было три года. Почему мы не познакомились тогда, не знаю. Но не исключаю, что сыграла роль мамина гордость. А впоследствии – ревность его супруги.

Храбрец с детским лицом

Из записей юного связиста, который ушел на фронт на полгода раньше положенного, становится понятно, что парнишка – на фотографии совсем ребенок – участвовал в самых ожесточенных боях: под Смоленском, на Украине, в Белоруссии и Польше. Трижды был серьезно ранен, но каждый раз возвращался в строй. Победу Владимир Смирнов встречал в Германии. За героические подвиги связист был награжден орденом Славы III степени, орденом Отечественной войны I степени и многочисленными медалями: «За отвагу», За победу над Германией» и другими.

«Двинулись к броду Днепра. Наткнулись на засаду. Вспыхнула первая красная ракета, мы – к воде. Берег крутой. Вторая красная. Застрочил немецкий пулемет. У меня в сумке четыре гранаты Ф-1. Две из них бросил в сторону пулемета. Дым рассеялся по воде. Пулемета больше не слышно. Чувствую соленую кровь во рту и пустое дыхание – пуля прошила легкие и задела лопатку правой руки. Лежу тихо. Светает. Пробую расстегнуть ремень, на котором около 8 кг веса. Правая рука бессильна. Мысль: «Все, прощай, Родина, мать, братья, родные, товарищи». Дышу, сердце бьется, собираюсь с духом… Приподнимаюсь – и с силой левой рукой рванул ремень – он расстегнулся. И я ожил!» – описывал Владимир Смирнов в своей фронтовой тетради, которую его дочь Валентина выучила почти наизусть.

На одной из последних страниц старенькой тетради он написал: «В мирное время больше награждают трудовыми орденами и деньгами, чем в войну. Тогда все мечтали быстрей покончить с фашистской нечистью. Многое уже забылось. Иногда чуть слезы сдерживаю, вспоминая о друзьях-товарищах военных лет…»

– Одним из таких друзей был Иван Дмитриевич Застрожнов. На их совместной фотографии написано, что он родом из села Девица Семилукского района. По всей видимости, они сопровождали военнопленных гитлеровцев после боев на Украине. Судя по подробному адресу, хотели встретиться, а значит, их дружба была ценна для них. Интересно, как сложилась судьба у Ивана Дмитриевича. Есть ли у него дети, внуки? Очень хотелось бы подружиться с ними… – размечталась Валентина Березкина.

Мужество и отвага

Журналисты РИА «Воронеж» нашли квартиру Ивана Застрожнова – командира орудия, обладателя шести орденов и десятка медалей – с помощью инспектора отдела культуры районной администрации Галины Князевой, которая ежегодно соединяет десятки судеб родных фронтовиков. Ветеран жил в Стрелице. Увидеть его удалось лишь на фото: жизнерадостного, всего в орденах, с детьми и внуками (их у него девять).

Иван Дмитриевич умер 16 лет назад. В сентябре 2019 года не стало и его супруги Татьяны Алексеевны. В квартире живет их сын, Анатолий Иванович. 

Через него журналистам удалось связаться с двумя другими братьями и дочерью семилукского героя.

– На долю папы выпала не только Великая Отечественная война, но и советско-финская, которая шла с 1939-го по 1940 год, – отметил Анатолий Иванович, – поэтому к началу Второй мировой он был подготовлен, ему поручали обучать новобранцев и командовать орудием. Он часто после войны вспоминал своих учеников, помнил тех, кто погиб в первые дни сражений. Как будто чувствовал в этом свою вину. Он говорил, что тяжелее всего было при освобождении Варшавы и румынского города Яссы. Кстати, за эти сражения он получил не одну медаль. Гордимся, что папа дошел до Берлина и принимал участие в военном параде на Красной площади, где видел Сталина. Его не раз приглашали на парад в Польшу, но туда ехать он отказывался.

В наградном листе к ордену Красной Звезды из картотеки «Память народа» – запись: «В наступательном бою полка за овладение городом Порицк Волынской области 18 июля 1944 года товарищ Застрожнов проявил мужество и отвагу. Несмотря на сильное огневое сопротивление… поддерживал наступающую нашу пехоту, в результате чего дал возможность при малых потерях с нашей стороны овладеть городом. А во время отражения ожесточенной по характеру боя контратаки танков и пехоты противника товарищ Застрожнов огнем станкового пулемета отрезал пехоту противника от его пехоты и танков, чем лишил их взаимодействия. Истребил при этом более 10 гитлеровцев…»

«Впервые видели папины слезы»

После войны орденоносец вернулся в родной дом в селе Девица и устроился на работу в Воронежское рудоуправление машинистом экскаватора. В том же году познакомился со своей будущей супругой, с которой прожил почти 70 лет. Татьяна Алексеевна работала в магазине продавцом.

– Мы жили очень дружно. Над мамой шутили: «Иди лук почисти, а то за всю жизнь и слезинки не проронила!» – с улыбкой вспомнила их старшая дочь Любовь Ивановна. – Ценили папу и на работе: он получил от предприятия две квартиры, ездил бесплатно в санатории. Папа был очень добрым и порой даже наивным. Если мама начинала ругаться, он сразу закрывался газетой, делая вид, что читает что-то важное. Придя с ночной смены, не решался ложиться спать, пока не дождется маминого «Ваня, да справлюсь я тут без тебя, иди уже отдыхай!»

Скромными и ответственными выросли и дети фронтовика. Любовь Ивановна уехала из родного дома вместе с мужем-военным в Саратовскую область, когда ей не было и 18 лет. Средний сын, Анатолий, проработал больше 40 лет слесарем на «Электросигнале», был ведущим специалистом по ремонту военной техники. Еще один сын, Юрий, до пенсии трудился машинистом тепловоза. А младший, Игорь, построил карьеру военного. Сейчас подполковник внутренней службы преподает в академии имени Жуковского.

Когда сыновья и дочь узнали, что в Ярославской области нашлись родные боевого товарища их отца, то захотели с ними встретиться.

– Однажды, повстречав на улице боевого товарища, отец даже расплакался – мы видели его слезы первый и последний раз! Как позже говорил папа, фронтовая дружба – это единственное, что было хорошего на войне, – заметила Любовь Ивановна.

Журналисты РИА «Воронеж» передали все контакты родных Ивана Застрожнова Валентине Березкиной. Дети фронтовиков созвонились и решили встретиться на семилукской земле после отмены всех ограничений по коронавирусу.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: