3 Апреля 2020

пятница, 01:40

$

77.73

85.74

«Зона СССР». За что воронежский патриот обзывает хуторян вандалами

, Россошанский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 3972
«Зона СССР». За что воронежский патриот обзывает хуторян вандалами

Почему жителей не радует созданная Владимиром Слободиным мемориальная композиция.

Владимира Слободина из хутора Атамановка Россошанского района знает вся округа. Сам он здесь не живет уже лет шесть, но его детище – мемориальная композиция «Малый Сталинград» – главная местная достопримечательность. Железобетонные изваяния 20 лет назад стали появляться на бывшем пустыре по инициативе Слободина и вроде бы с благой целью – увековечить память земляков, которые победили фашистских захватчиков. Но долгие годы эти сооружения являются яблоком раздора.

Слободин пожаловался в редакцию РИА «Воронеж» на то, что вандалы ломают его творения. По его словам, в начале января испортили два памятника. Журналисты отправились в Атамановку, поговорили с местными жителями и чиновниками и побывали в мемориальной зоне.

Зачем Владимир Слободин решил создать памятники, из-за чего конфликтует с хуторянами, почему те называют вандалом его самого и что говорят местные власти – в материале РИА «Воронеж».

Дорога к памяти

Нынешняя Атамановка – глухомань: маленький хутор в 5 км от села Первомайское, дай бог, на полсотню домишек, нет даже газа. Раньше тут были МТФ, свиноферма, пасека, начальная школа и магазин, но от былой цивилизации не осталось и следа. Дороги бы тоже не было, если бы не Владимир Слободин.

– Это я ее выбил. Чтобы проложить всего пару километров, пришлось мотаться за сотни – в столицу. Почти неделю ночевал на Павелецком вокзале, но попал-таки на прием к федеральному чиновнику. Он написал на моем заявлении: «Принять меры». И к 1999 году дорога появилась, – вспомнил Владимир Иванович.

Дорогу Слободин прокладывал с таким упорством не только для удобства односельчан. Он строил цивилизованный путь к своей мемориальной композиции «Малый Сталинград», первый памятник в которой появился именно в 1999-м. С тех пор их количество только увеличивалось. Один за другим на клочке земли размером 100х50 м выстроились памятные плиты, девушка с винтовкой, «Катюша», бюст Сталину. Сейчас здесь десять монументов.

Мемориальную зону Слободин называет зоной СССР.

– Из хутора на фронт ушли около сотни жителей. В декабре 1942-го в Атамановке развернулась Среднедонская наступательная операция «Малый Сатурн», ставшая частью битвы за Сталинград. На сельском кладбище о тех временах напоминает лишь памятник казненным во время оккупации односельчанам. Это несправедливо, – утверждает Владимир Слободин.

Его инициативу по устройству мемориала поддержал областной Совет ветеранов войны и труда. Через интернет бросили клич о сборе средств.

Слободин – коммунист с почти полувековым стажем. Он до сих пор бережно хранит свой партбилет и не изменяет былым идеалам – ностальгирует по советским временам и пытается по мере сил и возможностей «воссоздавать» эпоху. Цель мужчины – восстановить попранную, на его взгляд, историческую справедливость. Себя Владимир Слободин ощущает в какой-то степени революционером – коммунистом, которому приходится преодолевать непонимание и даже воевать с врагом.

Нынешние его враги – «понаехавшие односельчане».

Слободин родом из этих мест. Его отец воевал, получил тяжелую контузию. Мать трудилась дояркой в колхозе. Сам Владимир после окончания техникума крутил в Атамановке фильмы, пока в 1970-е годы клуб не закрылся. В поисках работы помотался по всей стране. В 50 лет вернулся к родителям.

Владимир Иванович не признался, сколько ему лет (хорошо за 70), но его активности может позавидовать любой молодой человек.

– В свое время он хотел построить в Атамановке консервный завод, потом – посадить сою, организовать фабрику меда и макаронную фабрику. В своей необузданной фантазии дошел до агропромышленного комплекса. При том что для этого не было ни малейшей предпосылки. Он настоящий Манилов! Единственное, что он может делать профессионально, – осаждать начальственные кабинеты и строчить жалобы во все инстанции, – считает глава Криничанского сельского поселения Олег Шевченко.

От имени народа

По словам Шевченко, когда Слободин переключился на патриотическую тему, все вздохнули с облегчением: чтить память земляков – дело хорошее. Никто не предполагал, что и здесь могут притаиться подводные камни.

Прежняя глава Криничанского сельского поселения Елена Остапенко выдала Слободину разрешение на установку лишь двух памятных знаков. Но мемориальная композиция «Малый Сталинград» стала разрастаться – нынешнее руководство в свои планы пенсионер уже не посвящал. Все памятники он придумывал сам, а затем находил тех, кто готов был воплощать его идеи.

– Патриотизм – святое дело. Никто же не знал, что будет дальше и как его понесет. Поначалу ему и деньги давали, и спонсоров находили. Слободин стал создавать свои ООО – «Малый Сталинград», «Красная стена», потом «Зеленая Дубрава». Мы, кроме самого Слободина, из этих ООО никого не видели. Он же напирал на то, что представляет общественность. Патриотизм и общественность – два сокрушительных аргумента, которыми он пробивал любую стену, – поделился Олег Шевченко.

Он отметил, что Слободин ни с кем не советовался, что строить, где и как. Денег на памятники собирали негусто, потому делались они из чего придется.

– Он все притягивает за уши, в том числе и историю. Боев в Атамановке никогда не было, тем более никакой переломной битвы! С одной стороны, он преследует благие цели, с другой… Тот же памятник Сталину. Противоречивая фигура, не все бы хотели увековечивать его память. Но Слободин чужим мнением особо не интересуется, делает от имени народа что хочет, – горячился глава поселения.

Слободин же уверяет: все данные об исторической битве он почерпнул из архивов, кроме того, у него есть письмо с подписями 13 местных жителей о том, что они поддерживают инициативу строительства памятников. А мутят воду якобы только «немцы» – приехавшие переселенцы.

Валентина Сартисон живет в Атамановке 14 лет. Она родом из Липецка, вышла замуж за Якова Сартисона – немца с примесью норвежской крови, жившего в Казахстане. В 1990-х переехали в Германию, где прожили 12 лет. 

Мечта построить родовое поместье в Германии оказалась несбыточной. Вместе с семьей и единомышленниками Валентина перебралась в Воронежскую область. «Немцев» в Атамановке 18 семей, должны приехать и другие.

«Советский человек», Слободин с неприязнью относится к переселенцам и называет их исключительно «предателями».

– Он обзывает меня руководителем секты, прибывшей завоевывать Россию. А мы, наоборот, хотим возродить русское село, чтобы оно процветало, – пожаловалась Валентина Сартисон.

– Была забитая деревня, а мы ее возрождаем. Дома строим, семь прудов выкопали, каждый посадил по 200-300 деревьев, здесь дети стали рождаться – пятеро за два года, – подхватил другой «немец» – Александр Кольцов. – Тут люди работают, бизнесом занимаются, показывают пример, что можно и в этой глухомани зарабатывать. А никто про это и слышать не хочет.

– То, что эти памятники – дешевое фуфло, всем очевидно. Мы считаем их насмешкой над нашим прошлым, – категорично заявила Валентина Сартисон. – Мы хотим вынести постановление от своего местного самоуправления, чтобы он за свой счет снес эту «красоту». Оставил только надгробие, где прах расстрелянного солдата.

Сергей Пичугин вместе с супругой Ольгой приехал в Атамановку шесть лет назад. В их семье семеро детей.

– «Катюша» – это карикатура какая-то, больше похожая на надгробие. А «Родина-мать» – какая это мать? Девчонка в короткой юбке. А что это за Сталин, посмотрите? Это шарж какой-то, – считает Пичугин. – Даже если отбросить все сложности самого исторического персонажа... Посмотрите на него. Человек лет 25, с усами, и все. Не похож. Если бы внизу не было таблички, что это Сталин, можно было решить, что это сам Слободин в молодости.

«Разрушенная» табличка

Собственно, из-за таблички и разгорелся весь сыр-бор. Она исчезла. Владимир Слободин считает, что это был намеренный акт вандализма:

– Моей композиции причинен ущерб. Под постаментом бюста Сталина была мемориальная доска, которую разбили, и теперь она вовсе исчезла. А под березами, где расстреляли красноармейцев, был установлен памятник, который снесли.

Олег Шевченко уверен, что памятник «просто аккуратно демонтировали – убрали с чужого огорода». А табличку, как он предполагает, «просто выдавило льдом, когда снег растаял»:

– Все там было сделано тяп-ляп. За 20 лет ни одного случая вандализма здесь не было.

Александр Кольцов вспомнил, что владелец участка, оформляя его, отступил от мемориала, как положено:

– Он сам офицер запаса и к военной теме относится с большим трепетом. А Владимир Иванович объявил его чуть ли не фашистом!

Олег Шевченко заметил:

– Слободин просит выделить ему землю без права аренды, бессрочно, без частной собственности. Но так не бывает. Он и без того много земли забрал, при том что совсем за ней не ухаживает. Бурьян на этом комплексе по колено. Скульптуры осыпаются, трещины ползут. Никто ничего не реставрирует.

У Владимира Слободина, разумеется, радикальный взгляд на происходящее:

– Когда устанавливали памятник, территория была свободной. А эти приезжие ленты по всей Атамановке развесили, стали землю делить. Стали свои законы устанавливать. Это клочок земли СССР, где проходили боевые действия. Руки прочь от СССР!

Руководитель отдела по управлению муниципальным имуществом и земельными ресурсами землеустройства администрации Россошанского района Тамара Головко объяснила ситуацию:

– Земельный участок, на который претендует Слободин, может быть предоставлен только по заявлению и согласованию с населением. Об этом Слободину много раз говорили, но слов он не слышит. Ему нужен бесплатный земельный участок, и все. Но это не в наших силах.

Деревья против памятников

– Я здесь появился 13 лет назад, и о Владимире Ивановиче у меня поначалу были самые хорошие представления, – рассказал староста хутора Владимир Тычинин. – Но потом он сжег наш парк Победы, те деревья, которые мы с детишками посадили.

Как уверяют жители хутора, 1 мая 2015 года пенсионер выдернул только что посаженные жителями зеленые насаждения, мотивируя это тем, что вокруг его памятника должна быть выжженная земля.

– Хуторяне захотели посадить парк Победы – заказали саженцы кедра из Бийска, высадили и пошли играть в футбол, а Владимир Иванович тем временем их выкорчевал и поджег! Мы его с участковым ловили. Он, как заяц, бегал по Атамановке, кидался с топором на людей, – вспомнил глава поселения Шевченко.

В итоге Слободина никак не наказали, но отношения с жителями он тогда испортил окончательно.

– Был случай: иду с грудным ребенком на руках. Владимир Иванович – навстречу и кричит: «Привезу сюда настоящую «катюшу» и всех вас перебью!» – рассказала другая приезжая из Германии, Ирина Шнук. – И этот человек говорит о патриотизме?

– Сколько потрачено государственных денег на разбирательство со всеми его кляузами. Сколько тут было проверок! Он болен сутяжничеством. Если увижу, что он наши деревья опять подожжет, я за себя не ручаюсь, – сообщил Александр Кольцов.

– Владимира Ивановича все слушают, все его принимают, на его письма отвечают. Исписали уже тонну бумаги. Но сам он слышать никого не хочет. Идти на компромиссы – тоже, – подтвердил советник по работе со СМИ главы администрации Россошанского района Александр Ховансков. – Он, что называется, видит цель, не видит препятствий. Цель – воплотить его представление о патриотизме, препятствия – люди с их жизнью и правилами.

Жители Атамановки планируют организовать сход и пригласить представителей архитектурного совета из Россоши, чтобы те определили художественную ценность памятников. А потом будут решать их судьбу.

– Скорее всего, эти памятники останутся, но при условии, что граница мемориала будет четко очерчена и за нее Слободин не полезет. Пусть оформит все по закону и перестанет с нами воевать, – пожелали хуторяне.

Вопросы установки, перемещения, демонтажа памятников, не являющихся объектами культурного наследия, относятся к полномочиям органов местного самоуправления. Официального статуса мемориальный комплекс Слободина не имеет, отметили в администрации Россошанского района. Не разрабатывалась проектная документация, место размещения памятников не согласовывалось с владельцами земли, другими хуторянами и администрацией поселения.

– Комплекс не представляет культурного или исторического значения. Версии Слободина о мемориале как о месте ожесточенных сражений или массовых расстрелов в годы войны не подтверждены историческими свидетельствами, свидетельствами жителей хутора, материалами историков и краеведов. Массовые захоронения в районе хутора отсутствуют, так что строительство новых памятных знаков в этом населенном пункте нецелесообразно, – подытожили в районной администрации.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: