24 Июня 2019

понедельник, 15:41

$

63.13

71.35

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Бабки

, Россошанский р-н, текст — Леонид Шифрин, фото — Андрей Архипов
  • 11827
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Бабки

Почему местные жители уверены, что их родина «никогда не состарится».

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10-15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями.

Очередной выпуск спецпроекта – о хуторе Бабки Россошанского района, где постоянно живут семь человек. Территориально хутор, единственная улица которого носит имя Пушкина, относится к Алейниковскому сельскому поселению и находится в 2 км от его центра – хутора Украинский.

Чтобы попасть на хутор, надо свернуть с асфальта и метров 400 проехать по проселку, который петляет среди густых посадок. А потом неожиданно деревья расступаются, и глазу открываются первые хуторские домики. В советское время, когда еще был жив здешний колхоз «Гигант», их было тут около полусотни. Сейчас некоторые брошены совсем, а несколько куплены под дачи жителями Россоши.

В самом первом живет семья Варава. Хозяину подворья Павлу 54 года, его супруге Ларисе 49 лет. У них четверо детей и четверо внуков, а молодые бабка и дед работают в Россоши, до которой 12 км. Павел – на стройке, Лариса – продавцом в магазине. В райцентре у них квартира, куда они могут в любой момент уехать из этой глуши (у супругов две машины, а рядом по асфальту трижды в день проходит рейсовый автобус), но их что-то удерживает – как, впрочем, и других хуторян.

– О названии нашего хутора есть легенда, которая гласит, что на рубеже ХIХ – ХХ веков здешний барин обменял его (того названия хутора теперь никто не помнит) на породистую охотничью суку соседскому помещику, который и переименовал его в Суковку. Потом, уже в советское время, хутору дали более благозвучное название – БабкА (дальний синоним «суки»), а позже он уже стал называться Бабки. Очень точно, между прочим, получается: фактически в каждом его дворе сегодня живут бабки – не в смысле дряхлого возраста, а потому что у каждой из нас много внучат, – пояснила Лариса Варава.

– Хочется, чтобы этот хуторок не исчез совсем, как часто случается в наши дни с крошечными населенными пунктами, – добавила глава Алейниковского сельского поселения Елена Венжега. – Газ проходит неподалеку, и все хуторяне захотели провести его себе – теперь стараемся войти в программу газификации. Если все срастется, то, скорее всего, сюда, в сегодняшнюю глушь, люди будут приезжать из цивилизации, а не наоборот. Именно потому сейчас никто хуторских домов не продает, даже полуразрушенные имеют хозяев, которые ждут прихода сюда газа и, соответственно, роста цен на здешнее жилье.

В хозяйстве у Ларисы и Павла громадный огород, сад, а также индоутки и вьетнамские свинки. Сама Лариса родом с Кубани, а ее супруг Павел местный. Сейчас в стареньком курене, сохраненном во дворе супругов, располагается что-то типа мастерской, а несколько десятков лет назад в нем жили родители Павла. Рядом с хаткой на улице стоит включенный старенький холодильник, в котором хранится еда для многочисленных хозяйских питомцев.

– Мы – молодые здешние бабки – живем в Бабке одной семьей, – улыбнулась Лариса. – Все праздники отмечаем вместе, выносим столы прямо на улицу Пушкина и гуляем так, что наши песни слышны даже в центре поселения – на хуторе Украинском!

Дом другой молодой бабки – 53-летней Галины Тульской – стоит чуть дальше по улице Пушкина. В день приезда на хутор журналистов РИА «Воронеж» в гости к ней и ее супругу, 53-летнему Александру, приехали из Россоши дочь от первого брака Марина с мужем Артемом и младшим сыном – 10-месячным Захаром. Мужчины долбили землю под строительство будущего навеса, а дамы гуляли с малышом.

Прямо от двора Тульских в посадку напротив него ведет протоптанная дорога к мусорке, огороженная с двух сторон старыми колесами, врытыми в землю. Другим элементом рукотворной эстетики двора Тульских является обустроенная детская площадка (у Марины есть и 12-летняя дочка Соня), где на деревьях развешаны Галинины поделки.

– У нас, как и у Ларисы, есть квартира в Россоши, – рассказала хозяйка, – но перебираться к цивилизации не торопимся. Греют перспективы появления газа – тогда, может быть, хутор получит свою вторую жизнь. Я тоже работаю продавцом в райцентре, но всегда после работы тороплюсь на хутор, а не в свою городскую квартиру.

У Тульских, как и у соседей, есть сад и огород, но ничего из того, что там растет, они не продают – семья большая, а потому каждое ведро картошки и каждая сетка морковки находит своих хозяев.

Соседка Тульских Валентина Тороповская на сегодняшний день является старейшей жительницей хутора. И это всего в 61 год!

Валентина три года назад похоронила супруга Валерия Федоровича и теперь живет одна, ее часто навещает сын и внучка. Хозяйство небольшое – гуси да куры. А родилась Валентина в том самом стареньком домишке, который сегодня семья Варавы использует под мастерскую. В Бабках все друг другу приходятся родственниками, пусть даже дальними.

По пути на другой конец хутора, где расположен здешний громадный пруд, корреспондентам РИА «Воронеж» попалось несколько с виду брошенных домиков.

Лариса Варава и Галина Тульская заметили, что у каждого из домов есть хозяева, но продавать эту рухлядь они не слишком торопятся.

Другая хуторянка – 55-летняя Светлана Томкова – учитель по образованию родом из Челябинска, а ее супруг Владимир – из этих мест. Дома он бывает редко – мотается по шабашкам, в Россоши устроиться на работу проблематично.

– Пока он в разъездах, все хозяйство на мне – уже сил никаких нет, – вздохнула Светлана. – Ни согнуться, ни разогнуться, спину уже не чувствую. А куда деваться. У нас есть дом на хуторе Украинском, а там тоже огород. Вот я намахаюсь здесь и мчусь туда – тоже ковыряться в земле. На моей родине, в Челябинске, нам с мужем жить было негде, вот и приехали сюда – в его края.

Собираются со временем переехать насовсем в Бабки и дачницы – жительницы Россоши Людмила Побединская и Татьяна Щербакова. Пока обе они живут в купленных хуторских домиках с конца апреля до начала октября. Примерно раз в две-три недели ездят в город проведать свои квартиры и поцеловать внучат, но все равно пенсионерок тянет на хутор.

– Я уже считаю себя здешней хуторянкой, – призналась Людмила. – Более 20 лет каждое лето приезжаю сюда. Сын работает в Россоши учителем, но и он на выходные летом обязательно навещает меня здесь. Тут замечательные люди, живем одной семьей. И когда осенью уезжаю домой, то всегда с нетерпением жду новую весну. Иногда подумываю о том, чтобы остаться тут навсегда.

Татьяна на своем дачном огороде выращивает саженцы, а когда наступают совсем жаркие дни, привозит из Россоши своего отца – ветерана войны, и он греется на солнышке в хуторе.

– Если сюда придет газ, то приедут новые люди, – уверена Татьяна. – Место – супер, до Россоши рукой подать, чернозем! Цивилизация рядом. Что еще надо человеку для нормальной жизни? Так что, скорее всего, наши Бабки никогда не состарятся!

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: