19 Сентября 2020

суббота, 21:19

$

75.03

88.96

Гравер по оружию и ювелир. Воронежский потомок дворян – о своих редких профессиях и хобби

, Рамонский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 4613
Гравер по оружию и ювелир. Воронежский потомок дворян – о своих редких профессиях и хобби Гравер по оружию и ювелир. Воронежский потомок дворян – о своих редких профессиях и хобби Работа и увлечения Георгия Хохолькова.

Работа и увлечения Георгия Хохолькова.

Житель села Айдарово Рамонского района, 68-летний Георгий Хохольков, – обладатель не только необычных профессий – гравера по оружию и резчика по кости, – но и необычных хобби: он разводит на своем подворье декоративных птиц, сажает редкие растения. А еще изготавливает ювелирные украшения. В Воронежской области потомок тульских дворян оказался в 2009 году, до этого несколько лет жил на Украине.

О профессиях и увлечениях Хохолькова – в материале РИА «Воронеж».

«Восклицательный знак»

Потомок тульских дворян долгие годы работал на оружейном заводе в Туле, где еще совсем молодым обучился граверному ремеслу. Его специализация – гравировка ружей и оружейных коробок для хранения оружия и его деталей.

– Мой отец, Вадим Николаевич, работал учителем биологии и очень хорошо рисовал – может быть, от него мне передались какие-то художественные способности. Помимо профессии гравера и отчасти ювелира, я режу по кости и делаю панно из птичьих перьев. Раньше дома держал десятки певчих птиц – щеглов, малиновок, скворцов. Только сейчас этим уже не занимаюсь, теперь я на 90% гравер и на 10% – ювелир, – рассказал Георгий Вадимович.

На оружейном заводе он в основном занимался гравировками по охотничьему оружию – наносил различные сценки охоты. Фактически получались картины в виде гравюр, что очень высоко ценится среди охотников: любая сценка, выполненная таким способом, – своего рода фирменный знак.

– Охота сама по себе – хобби не из дешевых, – заметил Георгий Хохольков. – А профессиональная гравировка ружья – это что-то типа восклицательного знака на нем. Мне кажется, сегодня охотников становится все меньше, зато те, кто продолжает этим интересоваться, готовы вкладываться в увлечение.

Украшения и матрицы для ювелирных изделий

Обстоятельства жизни мастера сложились так, что из родной Тулы он вынужден был уехать, чтобы сменить климат на более комфортный. Появился вариант с украинским Николаевом, где Хохольков провел несколько лет. Работал гравером в одной из ювелирных мастерских. В 2009 году снова пришлось менять место жительства. В родную Тулу ехать не хотелось, и Хохольков поселился под Воронежем.

– Хотелось, чтобы было тепло и сухо. В Туле, хотя она и находится от Воронежа всего в 350 км, климат более холодный и влажный, а под Воронежем – самое то. Мой сын Андрей живет со своей семьей в Николаеве, он один из самых востребованных ювелиров этого города. Зовет меня вернуться туда, на берега Южного Буга. Но я уже считаю себя рамонцем.

Пока Георгий Хохольков жил в Николаеве, его работы расходились по всей Украине. Они иногда попадали в каталоги, которые уезжали в Европу. Несколько раз его приглашали переехать в Чехию, Венгрию и даже в Канаду, чтобы заниматься там оформлением стрелкового оружия. Но в те годы он овдовел и остался с маленькой дочкой на руках, и эти планы так и не осуществились.

На Украине Хохольков не много работал с оружием, зато делал украшения – кресты, кулоны, перстни со своими фирменными инкрустациями. Фотографии этих работ сохранились в многочисленных каталогах и в личном архиве мастера. 

Кроме того, он создавал матрицы, с которых местные ювелиры штамповали потом свои изделия. В частности, в 1999 году Георгий вырезал две матрицы для массового производства древних сувенирных монет, найденных при раскопках в Киеве.

Есть у Георгия Хохолькова и свой фирменный знак – он сделал несколько нательных крестов с сапфиром. Нюансы изделий понятны только специалисту – он упомянул термины «двойная подрезка» и «накатка».

Сейчас Георгий почти полностью переключился на отделку оружия и в основном перебивается разовыми заказами.

– Главная проблема состоит в том, что, пока я не построю у себя на участке нормальную мастерскую, полноценной работы не будет. А чтобы ее построить, надо вложиться, а чтобы сделать это, необходимо стабильно зарабатывать. Вот и выходит замкнутый круг, – пояснил мастер.

На столике в доме Хохолькова – несколько образцов знаменитого каслинского литья. 

Они остались от коллекции его деда Николая Николаевича, рожденного в 1875 году, – подполковника царской армии, Георгиевского кавалера, сражавшегося на фронтах Первой мировой и Русско-японской.


Фото – из семейного архива Георгия Хохолькова

Николай Николаевич был командиром полка, дворянином, потому революцию 1917 года принял без особого энтузиазма, хотя после нее еще несколько лет преподавал в школе красных командиров. В 1937 году его все-таки «загребли», но через несколько дней отпустили. А потом забрали снова, и после этого следы офицера царской армии затерялись. Дата и место его смерти неизвестны до сих пор.

– Дед был человеком редкой храбрости, – рассказал Георгий. – Однажды был легко ранен, а солдаты подумали, что их командир погиб. Когда вскоре он появился на позициях, солдатики чуть ли не обнимать его кинулись – так любили. Кстати, другой мой дед – брат Николая Николаевича – после революции бежал за границу и умер во Франции. А после 1945 года «органы» пристально наблюдали за моим отцом – тогда еще молодым учителем, прошедшим всю войну и удостоенным нескольких боевых наград, среди которых медаль «За отвагу». Отец сражался геройски, но однажды отказался по приказу командира поднять своих солдат-связистов в атаку, мотивируя это тем, что часть останется без связи, если они погибнут. После боя, как ни странно, отца не наказали, а, наоборот, поощрили за разумные действия.


Фото – из семейного архива Георгия Хохолькова

«Дизайнерская работа»

В запасниках Георгия Хохолькова собраны старинные инструменты для работы, некоторые – немецкого производства начала ХХ века. Это и специальный циркуль, и граверный молоток, и многие другие мелочи, понятные профессиональному граверу.

Сейчас мастер в качестве эксперимента собирается украшать свои ювелирные изделия камнями из Северного Кавказа, откуда он их недавно привез килограммов 10.

Дел полно и по хозяйству, в котором – фазан, декоративные куры и 60 породистых голубей. 

А еще есть сад с огородом, где уживаются полсотни сортов растений.

– Это целая дизайнерская работа! Деревья и кустарники высажены по определенной схеме, придуманной мной, – похвалился Георгий Хохольков.

И посетовал:

– Не могу без работы, но приходится разрываться между садом-огородом, своими пернатыми, собственно профессией, а также необходимостью быстрее строить свою мастерскую. Ну как все это успеть? 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: