7 Июля 2020

вторник, 21:19

$

71.34

80.56

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Кривченково

, Поворинский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 9610
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Кривченково Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Кривченково Фермеры из Саратовской и Тамбовской областей поддерживают приграничный поселок.

Фермеры из Саратовской и Тамбовской областей поддерживают приграничный поселок.

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10–15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями. Очередной выпуск спецпроекта посвящен поселку Кривченково Поворинского района, где постоянно живут шесть человек.

Территориально поселок относится к Добровольскому сельскому поселению и находится в 2 км от его центра – поселка Октябрьский. От него до Кривченково идет асфальт, проложенный в 1997 году. А буквально в 1,5 км от поселка, основанного в начале ХХ века переселенцами с Тамбовщины, начинается Саратовская область.

Вся жизнь этих мест издавна тесно связана с железной дорогой, идущей из Москвы в направлении Саратова. Рельсы «пришли» сюда примерно в 1895 году, тогда же была построена здешняя железнодорожная станция Макашевка, где в 1912 году появилось здание вокзала.

– Исторически сложилось так, что местные жители всегда больше тяготели к Саратову, чем к Воронежу (до него от Кривченково 290 км, а до Саратова – 255. – Прим. РИА «Воронеж»), многие уезжали из окрестных поселков учиться и работать именно в города Поволжья – Саратов, Самару, – рассказала глава Добровольского сельского поселения Елена Березина. – Немало наших людей перебралось в Тольятти, где в 1980-х на ВАЗе требовались рабочие руки. Во времена СССР в Кривченково насчитывалось порядка 50 дворов, была школа. Она закрылась в конце 1960-х, и тамошняя детвора училась в Октябрьском.

Сегодня в Кривченково постоянно живут две семьи фермеров, Балабановы и Кондратьевы, а также пенсионер Виктор Калмыков. Всю жизнь он проработал рядом, в городе Балашове Саратовской области, и на старости лет вернулся на малую родину. В день приезда журналистов в поселок он был в отъезде. Обе семьи фермеров, наоборот, не имеют здешних корней.

Глава семьи Балабановых – Дмитрий – уроженец Тамбова, а его супруга Анна родом из соседнего Балашова. У них чуть более 60 га земли и несколько единиц техники. Семья сеет на своих полях подсолнечник и зерновые. В хозяйстве есть коровы, куры и индейки.

– У моего отца Анатолия Москвина эта земля была в аренде еще в начале 1990-х, а когда он заболел, мы решили не бросать ее. Приехали сюда с мужем в 2001 году из Балашова, купили старенький домишко и начали работать. Примечательно, что до того мы в принципе никогда этим не занимались, боялись петухов и опасались порезаться о косу. Но ничего, всему научились! Муж по специальности монтажник, я – бухгалтер. Работу на земле начали изучать по книгам и через интернет. Конечно, для городских жителей так менять свой уклад непросто, но мы постепенно вросли в эти места, тут хорошая земля плюс асфальт – что еще надо? – рассказала Анна.

У Балабановых два сына: старший, Роман, получает высшее образование в Тамбове, а младший, Владик, – семиклассник, учится в Октябрьском.

– Старший не будет работать на земле. А вот Владику это интересно, он помогает нам с женой, даже садится на трактор, – заметил 47-летний Дмитрий. – Но, несмотря на то что сейчас дела идут относительно неплохо, окончательного решения о своем будущем мы пока не приняли. Тут получается как в сказке про богатырей – перед нами три дороги, вот пока выбираем, по какой идти. Если окончательно оставаться здесь, то надо строить новый дом – это, конечно, накладно. С другой стороны, у меня две квартиры в Тамбове, у жены – в Балашове, в цивилизацию можно в любой момент сорваться. Но только где там работать? Открывать собственный бизнес? По нынешним временам это тоже рискованно. Третий путь – покупать дом в центре поселения, в Октябрьском, но тогда надо избавляться от скотины и заниматься только землей. В любом случае пока младший сын девять классов не окончит, останемся здесь, а дальше видно будет.

Три коровы – главные кормилицы семьи. Дважды в неделю Анна везет на рынок в Поворино за 60 км творог, сметану и сыры собственного производства.

– Пробовали ездить в мой родной Балашов – за 30 км, но это уже Саратовская область, к приезжающим торговать из соседних областей там относятся строже, больше бумажной волокиты. А в Поворино все свое, ветврачи знают нашу качественную продукцию, поэтому проблем гораздо меньше, – пояснила Анна. – Сейчас мы кредитов уже не берем, для нас молочка – относительно быстрые деньги на повседневные расходы. А урожая в конце лета еще попробуй дождись!

Нередко проблемы фермерам создают четвероногие – например, недавно лиса привела лисят во двор Балабановых, и они задушили 17 индюков, тогда как хозяева, ни о чем не подозревая, находились в доме.

По словам Анны Балабановой, фермер каждодневно живет в работе: подъем в 5:00, надо коров доить, потом готовиться к поездке на рынок, предварительно сделав сыр или творог. А в теплое время года еще и работа на своей земле, тем более что наемных работников Балабановы не берут – управляются сами.

Для отопления дома зимой постоянно нужны дрова, которые Дмитрий привозит на тракторе из давно сгоревшей посадки. Дома бензопилой пилит их, а супруга колет громадным колуном.

Иногда супруги выбираются порыбачить. В день приезда в Кривченково журналистов РИА «Воронеж» Анна и Дмитрий сложили все рыбацкие снасти в специальный ящик и отправились на ближайший пруд, пока там еще держался лед.

В поселке осталось около десятка домов, под дачи их тут никто не покупает, а дома, хозяева которых либо уехали, либо умерли, стоят распахнутые. Кое-где в них сохранились мебель и домашняя утварь.

Соседи Балабановых – 61-летний фермер Анатолий Кондратьев и его супруга Марина Ивановна – живут в полукилометре от них. Но дело идет к тому, что к лету Кондратьевы вернутся в родной Балашов. Анатолий начал распродавать свою технику, а скоро и землю выставит на торги.

– Сами мы из Балашова, в этих местах в конце 1990-х я работал комбайнером в хозяйстве, потом, с 1996 года, занялся фермерством. У меня 123 га земли, раньше было до 20 голов крупного рогатого скота. Но сейчас все поменялось, и мы с женой собираемся к лету вернуться в Балашов в свой дом, а с фермерством решили завязать. Может быть, оставлю эту халупу под дачу, чтобы на лето иногда приезжать сюда, – сообщил Анатолий.

На выбор Кондратьевых повлияла недавняя трагедия: полгода назад у них умер 32-летний сын Максим, который вместе с отцом занимался здесь фермерством. Крепкий, здоровый парень, он служил в свое время в Таджикистане. Летом 2019 года после работы на поле он поехал в Балашов в родительский дом отдохнуть. Два дня отец пытался ему дозвониться, потом, почуяв неладное, рванул в город. Анатолий Николаевич застал Максима мертвым – сын умер во сне от разрыва сердца.

– Я жил и занимался землей только для него, – признался Анатолий Кондратьев. – У парня все здорово получалось, думал отойти от дел, чтобы он фермерствовал сам на этой земле. А теперь куда мне на старости лет все это? Сейчас продам технику, потом землю, и возвратимся с женой на родину.

Когда корреспонденты РИА «Воронеж» выходили со двора Кондратьевых, к ним приехали покупатели за тракторной тележкой.

А Анатолий Николаевич вместе с журналистами походил по своему автопарку, прощаясь с ним, и вернулся к покупателям, которые цепляли тележку к трактору «Беларус».

Через пару месяцев в Кривченково на один жилой дом станет меньше.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: