28 ноября 2020

суббота, 19:05

$

75.86

90.46

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Студенок

, Подгоренский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 18283
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Студенок Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Студенок
Необычный крест охраняет покой жителей крохотного населенного пункта

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10–15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями. Очередной выпуск спецпроекта посвящен хутору Студенок Подгоренского района, где живут около десяти человек.

Территориально Студенок относится к Юдинскому сельскому поселению и находится в 4 км от его центра – села Юдино. По некоторым данным, хутор основали в середине XIX века, в 1900-м году в нем проживало 134 человека и было 22 двора. К 2007-му осталось менее 20 жителей.

Студенок расположен на границе Каменского и Подгоренского районов – на одном из главных туристических маршрутов региона. Через него проходит самый короткий путь из Воронежа, Острогожска и Каменки до Костомаровского женского монастыря, до которого от домов, стоящих на единственной здешней улочке – Садовой, – не более 10 км.

Но из-за пандемии количество автобусов с туристами и паломниками, проносящихся мимо Студенка в сторону Костомарово, сократилось до минимума.

Достопримечательность хутора – четырехметровый крест в центре Студенка. Он отличается от многочисленных подобных крестов, которые в последние годы стали ставить при въезде в населенные пункты области.

– Этот резной и потому кажется немного необычным, – заметила глава Юдинского сельского поселения Елена Миндолина.

Инициатором установки этого произведения столярного искусства стал новоиспеченный хуторянин Геннадий Борщев. Он приехал сюда из Ставропольского края и купил несколько пустовавших домов Студенка.

Геннадий вместе со своими сподвижниками, живущими в этих самых домах, исповедует особое течение православия, суть которого журналистам из Воронежа так и не объяснил.

– По образованию я инженер, приехал сюда со своими единомышленниками по семейным обстоятельствам, – сообщил он. – У нас тут своя жизнь, в которую мы никого не пускаем. А крест этот поставили в начале 2020 года, мне его один столяр сделал, не взяв ни копейки. Больше общаться с вами не могу, много дел по дому…

Когда через три часа на хутор приехала автолавка, из домов, купленных Геннадием Борщевым, к ней потянулись женщины в темных монашеских одеяниях.

Соседка Геннадия Борщева – 79-летняя Екатерина Косенко – родилась в соседнем Юдино. Со своим супругом Борисом Семеновичем, умершим весной-2020, прожила 52 года. У нее трое детей, пятеро внуков и двое правнуков.

– Во времена СССР тут были колхозы «Ударник» и «Победа», а в Студенке было около 30 дворов, работали магазин, детсад, – вспомнила Екатерина Косенко. – Были овчарня, свиноферма, где мы работали с дедом. А сейчас хутор пустеет, лисицы чуть ли не в дома забегают – в 2019 году они у меня потаскали 12 курочек. Хорошо еще, что мы на асфальте живем, который положили в 1980-х годах, и автолавка приезжает дважды в неделю.

Старейшая хуторянка, 82-летняя Надежда Стешенко, живет в самом начале Студенка. Она тоже родом из соседнего Юдино, тоже схоронила своего мужа Дмитрия Ивановича, ее тоже зовут уехать из глуши трое детей, четверо внуков и четверо правнуков. Но пенсионерка не собирается бросать свою малую родину:

– Если бы здоровье было похуже, может, уехала бы к детям. А так пока держусь – и слава богу.

В ее доме стоят несколько прялок – когда хозяйка была помоложе, она держала коз, пряла шерсть, вязала варежки да носки. Надежда Ефимовна до сих пор бережно хранит цветок, который ее сын Сергей в 1980 году вставлял в петлицу своего свадебного костюма. Эта вещь дорога для нее как память.

– Помню себя ребенком. Как на Яблочный Спас мама водила меня в Костомаровский монастырь. Помню, как на берегу Дона священник освящал яблоки, одно из них покатилось с обрыва и упало в реку. Я глупая была, пятилетняя, потянулась за ним и улетела в воду – слава богу, какая-то женщина меня выхватить из нее успела, – рассказала Надежда Стешенко. – Наш хутор раньше, говорят, назывался Фирсовым в честь какого-то здешнего деда Фирса. А нынешнее его название – Студенок – связано с тем, что в старину  так называлась одна из здешних балок.

Двор Надежды Ефимовны вполне ухожен, сын построил душевую – целую комнату, куда вода поступает из бака, расположенного на крыше. В центре двора растут три дерева грецких орехов, рядом с ними – громадный погреб, а подальше – огород, который полностью не обрабатывается уже несколько лет.

– В хозяйстве у меня 10 курочек, да собака, – отметила Надежда Ефимовна.

Похоже, что сегодняшний Студенок держится за счет двух старушек-старожилов да людей, приехавших со Ставрополья.

Кроме Геннадия Борщева, на хуторе живет еще одна семья из тех же мест – 65-летний Владимир Чирков и 71-летняя Любовь Миронова, приехавшие в 2010 году.

– На Ставрополье у нас было свое фермерское хозяйство, – рассказал Владимир. – Но в наших краях крупные фермеры начали скупать земли, и противостоять этому мы не сумели. Начали искать возможность переезда туда, где много земли и мало людей. Так и оказались в Студенке. Мои взрослые дети от первого брака остались там, а два сына Любови живут рядом в Юдино, мотаются по вахтам. Я прошу их: «Давайте вместе займемся землей, скот разведем!» Но им это сто лет не надо, а мне тащить все это в одиночку уже надоело.

В одной из комнат своего дома Владимир Чирков оборудовал нечто вроде домашнего храма – там много икон, религиозной литературы. Хозяин заходит туда несколько раз в день.

– Для меня самое важное состоит в том, чтобы спокойно заниматься любимым делом, то есть хозяйством. Иногда что-то мастерю – у меня же и инженерное образование имеется, я и токарь, и каменщик. Вот вентилятор сделал под потолком своими руками, винт может вращаться в двух направлениях. В жару никакой кондиционер не нужен! Построил в доме баню, как могу обустраиваю свой комфорт. Одно плохо – автобус мимо нас по асфальту из Каменки до Юдино уже много лет перестал ходить, а как до магазина в Юдино добраться? На мотоблоке, прицепив его за тележку? Машины-то  у нас нет. Но это не для осени и зимы. Нам бы автобус мимо пустить, вообще бы цены Студенку не было бы!

Засушливым летом 2020 года из домашней скважины, пробуренной Владимиром, ушла вода. И ее теперь приходится качать, но все равно для хозяйства не хватает.

Воды не стало и в бывшем колхозном пруде, расположенном в 300 м от домика Владимира и Любови. Теперь потрескавшееся дно водоема напоминает фантастический, какой-то неземной пейзаж.

Постепенно из Студенка утекает и жизнь, которая складывалась у хуторян веками.

Надежда на то, что уроженцы Ставрополья дадут хутору новый импульс для развития, увы, невелика.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: