23 Февраля 2020

воскресенье, 04:27

$

64.30

69.42

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Плясово-Китаево

, Новоусманский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 23585
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Плясово-Китаево

Трое пенсионеров дежурят у шлагбаумов, охраняя границы поселка.

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о жителях умирающих хуторов и деревень Воронежской области. Журналистов интересует, останутся ли эти населенные пункты на карте региона через 10-15 лет или исчезнут вместе с последними обитателями. Корреспонденты РИА «Воронеж» отправились в поселок Плясово-Китаево Новоусманского района, где постоянно проживает три пенсионера.

Плясово-Китаево относится к Рождественско-Хавскому сельскому поселению. Поселок расположен в 6 км от центра поселения и в 3 км от автодороги Воронеж – Тамбов.

В 1859 году в поселке жили 62 человека, в 1900-м – уже 203. После революции в Плясово-Китаево были две кузницы и школа.

По одной из версий, поселок основали в начале XIX века переселенцы из соседнего крупного села Орлово.

В 2016-м в Плясово-Китаево остались трое стариков: 77-летний Лео Кыйв и семья пенсионеров Новинкиных, 68-летний Вячеслав и его супруга и ровесница Нина. Последние жители поселка – воронежцы, много лет назад решившие сменить город на сельскую местность.

Поселок растянулся на полтора километра. На въезде со стороны Рождественской Хавы стоит шлагбаум, который на свои деньги поставили дачники, занимающие около 20 домов – обычно они приезжают в поселок в теплое время года. На другом конце Плясово-Китаево поставили второй шлагбаум, за которым начинается одноименное садоводческое товарищество на 150 домов. Еще через 800 метров, на дальнем выезде в сторону поселка Южный, стоит третий шлагбаум.

Трое пенсионеров, живущих в Плясово-Китаево постоянно, почти пограничники: открывают свои шлагбаумы для въезда и выезда машин дачников или тех, чьи дома стоят в Плясово-Китаево.

Первый шлагбаум опекает пенсионер Лео Кыйв. На шлагбауме висит табличка с номером его мобильника. Дом Лео – в двухстах метрах. Пенсионер открывает шлагбаум только для тех, кого знает. Для непрошенных гостей у Кыйва три пса – стаффорд Мальчик и два его сына от матери-дворняги.

Эстонец Лео Кыйв, родившийся в Тарту и по воле случая оказавшийся в Воронеже в 50-е, похож на Деда Мороза: высокий, поджарый и бородатый.

Во дворе возле его дома стоят три старых «Волги». Две машины Лео купил на запчасти, третья на ходу – пенсионер ездит на ней на рынок в райцентр или в Рождественскую Хаву.

Лео приехал в Плясово-Китаево из Воронежа больше 20 лет назад. В областном центре у него квартира, которую он сдает квартирантам, сам приезжает в Воронеж несколько раз в год – и всегда торопится обратно.

– В Воронеже я работал строителем, шофером, а в 90-х приятель посоветовал мне купить домик под дачу в этом поселке. Дом был на двух хозяев, я купил одну половину, а друг - вторую, потом продал ее. Лет пять тому назад она, уже нежилая, сгорела. Так что я, считай, живу на пепелище, – говорит Лео. – В Эстонии у меня и сейчас полно родни, да только я с ней отношений не поддерживаю.

– Моя жена давно умерла, а сын Борис, программист по специальности, давно живет в другом городе. Мы с ним практически не общаемся, – объясняет пенсионер.

У Лео большое хозяйство – гуси, индюки, куры, собаки, кошки и огород на полгектара с фруктовыми деревьями, овощами, дынями и арбузами.

Хозяин иногда печет в электродуховке хлеб, напоминающий толстый лаваш.

У Лео есть в Воронеже 82-летняя подруга, которую он раз за разом приглашает переехать в поселок, но пенсионерка не хочет менять городскую квартиру на половину уцелевшего при пожаре дома. Приятельница приезжает к Кыйву в конце лета, чтобы помочь закрутить банки с компотом и вареньем.

– Мой дом – ближний к шлагбауму, поэтому отвечаю за него, – объясняет Лео. – У меня есть ключи, как и у всех воронежских дачников, заезжающих в поселок с этой стороны. Летом я немного подрабатываю к пенсии – сторожу технику фермера в нескольких километрах от Плясово-Китаево. А как приезжаю в Воронеж, стараюсь как можно быстрее вернуться сюда, домой.

Единственная улица поселка называется Дворянской, хотя живут на ней обычные пенсионеры.

И если дом Лео – первый на ней, то жилье пенсионеров Новинкиных – самое дальнее. Между соседями – полтора километра улицы.

У дома Новинкиных стоит шлагбаум, за которым начинаются дома членов садоводческого товарищества «Плясово-Китаево». На другом конце СНТ – третий шлагбаум.

За шлагбаум рядом с домом отвечает сам Вячеслав, а дальний охраняет посменно с супругой Ниной.

– Сами мы воронежцы, – рассказывает хозяин. – У нас двое детей и трое внуков, всю жизнь проработали на городских предприятиях, а здесь оказались из-за онкозаболевания супруги. Ей сделали семь курсов химиотерапии и 25 облучений – ничего не помогало, и когда кто-то из врачей посоветовал уехать из города в деревню, мы схватились за этот шанс как за соломинку. Купили дом у знакомых, приехали, и через пару месяцев жена пошла на поправку. А сейчас мы вообще позабыли о ее болезни.

– Здесь мне сразу стало лучше, – подтверждает Нина. – До того мы никогда не жили в деревне, и когда начинали сажать первый огород, первую грядку моркови я по незнанию сделала чуть ли не полутораметровой ширины. Картошку поначалу посадили тоже не по-людски. Зато теперь мы каждую осень закрываем по 300 банок компотов и солений, у нас в хозяйстве куры и петух, а коз и коров не держим. Летом у нас весело, во всех домах дачники, а с осени по весну мы одни. Иногда заходим Лео проведать – ему труднее, чем нам: он совсем один.

У Вячеслава есть УАЗ, на котором хозяин в любую погоду может добраться до асфальтовой дороги. В семье Вячеслав отвечает за картошку, помидоры и огурцы, а его жена – за клубнику и кустарники. По выходным и на праздники к старикам приезжают дети и внуки.

Если Нина едет к детям в Воронеж и остается ночевать, то старается уехать обратно первым утренним автобусом.

– Как приеду в город, у меня сразу голова болеть начинает и давление повышается, – говорит она. – А уже за несколько километров до Плясово-Китаево все приходит в норму.

Каждый день Новинкины созваниваются с Лео, который охраняет границу их поселка с другой стороны.

Когда днем Нина дежурит в будочке у дальнего шлагбаума, Вячеслав часто звонит ей на мобильник – старики 33 года прожили вместе, а до сих пор волнуются и переживают друг за друга.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: