РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень Воронежской области. Журналистов интересует, будет ли в этих населенных пунктах жизнь через несколько лет или они опустеют и останутся лишь точками на карте. Корреспонденты РИА «Воронеж» отправились на хутор Солонцов Новохоперского района.

Непустое место

Хутор Солонцов, относящийся к Михайловскому сельскому поселению, находится на самом краю Новохоперского района на границе с Бутурлиновским и Воробьевским. Самый ближний путь до Солонцова – мимо такого же умирающего хутора Землянка Воробьевского района и дальше 8 км по проселку, непролазному в дождь. Со стороны Новохоперска в Солонцов добраться проще – асфальт от поселка Полежаевка, где есть школа и магазины, доходит прямо до хутора.

Фото — Андрей Архипов

В советские времена в Солонцове работал совхоз «Восход». На хуторе было 40 домов и почти 200 жителей, а число овец на местной ферме доходило до 9 тыс. В 2016 году в Солонцове остались две чеченские семьи – Зайпулаевы и Битербиевы, переехавшие в эти края в конце 80-х.

Фото — Андрей Архипов

У Зайпулаевых пятеро детей. Третьеклассница Аймани, 14-летний Увайс, 19-летняя Имани, которая заканчивает Бутурлиновское медучилище, и два старших сына – 24-летний Ильяс, живущий с женой в соседней Михайловке, и 25-летний Идрис, работающий в Москве вахтовым методом на строительстве метро. Две недели Идрис работает в столице, две недели живет в родительском доме, а потом снова едет в столицу.

Глава семьи, 49-летний Муслим, в 1989 году после армии привез в Солонцов жену Мадину. На хуторе появились на свет все их дети. Молодые приехали не на пустое место: четверть населения Солонцова составляли чеченцы. Совхоза давно нет, последние коренные хуторяне умерли, и лишь две чеченские семьи, живущие в бывших совхозных домах, поддерживают жизнь на хуторе.

Вся жизнь возле коров

Фото — Андрей Архипов

Жизнь Зайпулаевых расписана по часам.

– Во время учебного года Аймани и Увайса забирает школьный автобус и везет за 5 км в Полежаевку, после учебы привозит их обратно, – рассказывает Мадина. – Имани дома бывает редко – она учится и живет в Бутурлиновке, а у старших сыновей своя жизнь.

Семья держит полсотни овец и коров, вокруг которых сосредоточена жизнь хуторян. Рано утром по субботам Мадина с Муслимом везет на рынок в Новохоперск сметану, творог, сыр, масло собственного производства. У Зайпулаевых есть постоянное торговое место и постоянные покупатели. Торговля приносит семье около 90% дохода.

Фото: 1 из 26

Фото — Андрей Архипов

– Вся наша жизнь проходит возле коров, – говорит Муслим. – Мы так прочно вросли в этот чернозем, что когда к нам приезжает родня из Чечни, то удивляется – что мы нашли в этой глухомани? А мы тут живем почти 30 лет, считай, обрусели полностью. У чеченцев есть поговорка: «Работать нужно в России, а умирать – в Чечне». Но нам до старости еще далеко, так что всем родным мы с женой отвечаем: "Здесь наш дом, а в Чечне чувствуем себя гостями". Грозный стал вполне европейским городом, а как приезжаю туда, сразу домой в Солонцов тянет: шум, гам, машин полно.

Муслим – поклонник классической русской литературы. В поселковой библиотеке в Полежаевке его читательская карточка толще других. В основном Муслим читает книги, пока пасет коров, а день пастуха летом начинается в 6 утра. За пару недель на пастбище Муслим прочел «Войну и мир».

– Очень хороший роман Толстого, некоторые страницы я перечитывал по нескольку раз, – говорит Муслим и гордо добавляет. – Но сын мой младший дальше меня пошел.

Шолохов для стада

Фото — Андрей Архипов

Обычный день Увайса в теплое время года начинается поездкой в школу и обратно домой. После обеда, сменяя рано встающего отца, парень гонит стадо коров и овец на луг. Там, по колено в траве, Увайс репетирует декламацию отрывков отечественной прозы – в основном «Донских рассказов» Михаила Шолохова. Весной 2016 года Увайс победил в областном конкурсе юных чтецов «Живая классика-2016». В апреле юноша побывал в «Артеке» на всероссийском финале конкурса, но не попал в число лауреатов.

Фото — Андрей Архипов

– Моя школьная учительница русского языка и литературы Ирина Кузенкова предложила мне выступить в районном конкурсе чтецов, – рассказывает Увайс. – Я вообще люблю сцену, хочу быть артистом, и сразу же в 2015 году занял третье место в районе и третье место в областном конкурсе. А в нынешнем году выступил еще лучше. Я читал наизусть отрывок из «Донских рассказов» Михаила Шолохова. Когда учил его, рассказывал не только дома родителям и сестрам, но и на поле – коровам и овцам.

Женская часть семьи Зайпулаевых летом целый день трудится по хозяйству. Имани предстоит устраиваться на работу – она собирается работать медсестрой в больнице Новохоперска.

Фото — Андрей Архипов

– Когда я приезжаю домой из Бутурлиновки дома, кажется, такая глушь, – говорит девушка. – Интернета тут нет, мобильная связь ловит только у окна, где на гвоздики мы вешаем все свои телефоны. Ровесников поблизости тоже нет, только коровы да овцы.

Фото — Андрей Архипов

Муслим как правоверный мусульманин молится по пять раз в день. Его дети и молитв толком не знают, а глава семьи перед каждой молитвой совершает омовение, берет четки и уходит в дальнюю комнату, где на экране плазменного телевизора идут передачи одного из каналов, транслируемые из Грозного. На экране молятся седобородые старцы, а в горнице деревенского дома общается с Аллахом обрусевший чеченец – по виду типичный российский крестьянин.

Живи – не хочу

Еще меньше похож на чеченца сосед Муслима, 62-летний Умар Битербиев, который вместе с женой Тамарой коротает старость в доме по соседству. В Солонцове Битербиевы живут с 1989 года, у них два сына, Руслан и Рустам, и две дочери, Оксана и Хеда. Сыновья редко бывают дома, Оксана замужем, живет в Чечне, Хеда работает в стоматологической клинике в Воронеже.

Фото — Андрей Архипов

– Раньше в доме, где мы живем сейчас, были совхозный магазин и столовая, – объясняет Умар. – Теперь вокруг брошенные дома и море пастбищ. Мы, как и соседи, водим овец и коров, возим на рынок в Новохоперск масло, сметану и творог. Тамара по образованию – технолог колбасного производства. Иногда для себя делаем домашнюю колбасу.

Около полутора десятков брошенных совхозных домов в Солонцове вполне пригодны для жилья, только новые жители в эти места не спешат, сетует Муслим Зайпулаев.

Фото — Андрей Архипов

– С одной стороны к Солонцову подходит асфальт, сюда вполне могли бы приехать переселенцы, обзавестись хозяйством, рожать детей, – говорит Муслим. – Но только вряд ли это когда-то случится. Молодежи работать на земле неинтересно, и Имани с Увайсом рано или поздно уедут отсюда в город, а мы с женой останемся здесь, на своей земле, ставшей второй родиной. Так что, может быть, нам не придется, согласно поговорке, ехать в Чечню, чтобы там умирать.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter