Пятнадцать лет назад жительница села Елань-Колено Новохоперского района Лидия Вострикова получила официальный статус несовершеннолетней узницы концлагеря. В лагерь она попала, когда ей было всего лишь 1,5 года.

Лидия родилась 8 марта, в весенний праздничный день. Вот только год выпал для страны очень тяжелый – 1941-й. Через четыре месяца после рождения младшей дочери отца забрали на войну. Оттуда он не вернулся. Жена осталась одна с тремя детьми.

Летом 1942 года село Борщево Хохольского (тогда Гремяченского) района Воронежской области, где в то время жила семья Лидии, заняли фашисты. Применяя плетки и приклады автоматов, они в считаные минуты выгнали население из домов, собрали всех в лесу, а потом погнали дальше – в лагерь, расположенный в хохольском селе Семидесятное. Жителей строго расположили по семьям, провели учет и обыск каждого человека и его клади. В лагерь загоняли тоже плетками, отобрав все ценные вещи. На его территории венгерский комендант запретил подходить к ограждению ближе чем на три-четыре метра.

В лагере, кроме мирного населения, находились советские военнопленные, которых отделяла колючая проволока. Вокруг стояли вышки с солдатами.

Кормили один раз в день – давали вонючее мясо павших лошадей, капустные листья и воду. Ночевали узники под открытым небом. Постелью был навоз, и им же наполняли мешки, чтобы укрыться от непогоды. Взрослых выгоняли на тяжелые работы, трудиться приходилось по 12−16 часов в день. Многие начали болеть, но медицинской помощи никому не оказывалось. Ежедневно десятки пленников расстреливали в овраге.

Через полтора месяца, в конце августа 1942-го, часть ослабленных голодом и болезнями людей под конвоем отправили в село Меловое Курской области. В их числе была Лидия со своей семьей. Освободили село в феврале 1943 года.

Обо всем этом на суде, устанавливающем факт принудительного содержания несовершеннолетних в неволе во время Великой Отечественной войны, в 2006 году рассказывали старшая сестра Лидии Надежда и брат Николай, подтверждая слова архивными документами.

Сама Лидия Федоровна, конечно, ничего не помнит – была совсем крошкой. Мать Евдокия Ивановна, которая каким-то чудом уберегла всех своих троих детей в этом аду, на все расспросы дочери всегда отвечала: «Лучше не спрашивай, вспоминать тяжело».

Лидия в молодости
Лидия в молодости

Свое детство Лидия Федоровна вспоминает с того момента, когда после освобождения Мелового они вернулись в родное Борщево. Домов не было – немцы сожгли все. Семья была вынуждена выкопать землянку. А позже они сплели себе избу. Именно сплели – из орешника. Стены обмазали глиной. В этой землянке Зина и росла.

– После войны два года была засуха. Есть было нечего совсем. Мама ходила побираться по соседним селам. А мы сидели около двора и смотрели на бугор – с той стороны она возвращалась. Принесет сумку, высыплет, а там сухарики. Как же мы им радовались! А еще выручали Дон и ракушки. Много их было в реке. Варили, жарили, на вкус они на рыбу похожи. Тем и сыты бывали, – рассказала Лидия Федоровна.

Первые в ее жизни сандалики Лидии выдали в сельсовете к первому классу. А мать сшила дочке холщовую сумку через плечо.

После окончания школы Лидия устроилась разнорабочей на стройку в Воронеже – почти разрушенный после войны город восстанавливался, рабочие руки были нужны позарез. Старшие брат и сестра Лидии Федоровны тоже трудились на стройке.

В общежитии Лидия познакомилась с будущим мужем – уроженцем села Елань-Колено Николаем Востриковым. Так же, как и она, он младенцем в 1941 году провожал своего отца на фронт. И тоже больше никогда его не увидел.

Лидия с дочерью и мужем
Лидия с дочерью и мужем

Николай Востриков привез молодую жену в родное новохоперское село. Здесь Лидия тоже работала на стройке. Потом была свинаркой. Ее портрет висел в центре города на районной доске почета. С мужем Лидия Федоровна прожила 58 лет. Супруги воспитали двух дочерей, дождались внуков и правнуков. Недавно Николая Вострикова не стало.

Как несовершеннолетняя узница концлагеря, Лидия Вострикова получает к пенсии прибавку в 2 тыс. рублей и пользуется льготами при оплате коммунальных услуг и проезда.

– Перепахала и исковеркала война мое детство, мамину судьбу, отца забрала. Много от нее бед людям. Нужно беречь мир – дороже ничего нет, – уверена пожилая женщина.

Лидия с дочерью Галиной
Лидия с дочерью Галиной

А мать Лидии до самой смерти прожила в родном Борщево. Старшие сын с дочерью построили для Евдокии Ивановны новенький дом-пятистенок. Правда, пожить в нем она не успела – так и закончила свою нелегкую жизнь в плетеном домишке.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter