12 мая 2021

среда, 11:29

$

74.16

90

«Многие уехали, мы остались». Что перед смертью писал воронежский ветеран о родном поселке

, Новохопёрский р-н, текст — , фото — Светлана Перегудова
  • 6507
«Многие уехали, мы остались». Что перед смертью писал воронежский ветеран о родном поселке «Многие уехали, мы остались». Что перед смертью писал воронежский ветеран о родном поселке
Населенного пункта уже нет на карте

Участника войны Семена Диденко не стало в 2020 году. Он совсем немного не дожил до 96-летия. В последний год он писал воспоминания о своей жизни и много внимания уделил поселку, в котором родился и куда вернулся после войны, – Ержовке, относившейся к Воронежской области. Этого населенного пункта давно нет на карте – последний житель уехал оттуда в 1981 году.

В канун Дня Победы краевед из поселка Михайловский Новохоперского района Вячеслав Пометов передал журналистам РИА «Воронеж» мемуары Диденко. Что написал работавший кузнецом ветеран о родной Ержовке и какие любопытные факты из своей биографии вспомнил, – в материале РИА «Воронеж».

Фото – Светлана Перегудова
Фото – Светлана Перегудова

«Зимы были суровые»

– Семен Федорович был добрым и мастеровым человеком. Я всегда обращался к нему по поводу заточки овечьих ножниц, он умел наточить лучше всех в селе. В его 90 лет к нему приходили автомобилисты за консультацией, – так запомнился Семен Диденко краеведу Вячеславу Пометову.

А еще, как выяснилось, ветеран войны писал мемуары. Из воспоминаний следует, что Семен Диденко родился 1 марта 1924 года. Его отец рано ушел из жизни, детей поднимала одна мать.

Ержовку, в которой появился на свет будущий ветеран войны, основали в начале ХХ века выходцы из Полтавской губернии Украины. Там они работали на польского пана Ержа – в честь него и дали название поселку. Находился он за Михайловкой.

«Мои родители Федор Иванович и Марфа Васильевна, одногодки, 1888 года рождения, приехали сюда из Украины, Полтавской губернии, Сахновщинского района. С ними приехали и другие наши родственники и земляки. Отец умер, когда мне было два года, – написал Семен Федорович. – Зимы были суровые, морозные и снежные. Заметало нашу хату в Ержовке по самую трубу. С крыши мы катались на санках. В снегу копали тоннели, чтобы ходить. Снег топили, поили скотину и сами пили. А весной воды было – как в море. В 1938 году был голод, неурожай. Многие наши земляки уехали на Украину. А мы остались. Мама принесет с мельницы муки, накосит спорыша, смешает и печет лепешки. Да и корову сохранили – кормили ее соломой с крыши».

Фото – предоставлено Вячеславом Пометовым
Фото – предоставлено Вячеславом Пометовым

«Продал ведро крошек»

Семен Диденко окончил семилетку, Борисоглебскую школу ФЗО. Вот что он пишет о периоде учебы: «В школу ФЗО я приехал в ботинках на деревянных подошвах. А там паркет. Иду гремлю, как конь. Завел меня директор школы в свой кабинет, спрашивает, где я взял такую обувь. «Мамка, – отвечаю, – в колхозе выпросила, работникам на ферме такие выдают». Позвал директор завхоза и велел мне выдать хорошие ботинки, а эти в печь бросить».

После школы ФЗО Диденко работал в Поворино, а в 1941 году – на Амурской железной дороге. Оттуда в 18 лет его призвали в армию. Во время войны Диденко был комендором батареи ардивизиона Тихоокеанского флота. Участвовал в войне с Японией.

Внук Семена Федоровича Виталий Ерошкин рассказал, что в Великую Отечественную дед служил в береговой артиллерии недалеко от Находки:

– Пушки у них на берегу стояли старинные, отлитые в 1886 году, снятые с какого-то известного дореволюционного военного корабля. Дед служил в орудийном расчете – сначала снарядным, а потом замковым. Так что вся его жизнь с металлом связана – артиллерист, кузнец, паяльщик.

Фото – Светлана Перегудова
Фото – Светлана Перегудова

В 1947 году Семен Диденко демобилизовался.

«Когда демобилизовали с армии меня, сильная засуха была. Выдали мне 74 продуктовых талона, сталинский паек и 300 рублей. На пути следования нашего эшелона люди меняли на талоны все, лишь бы покушать. У меня были хлебные крошки, мы получили сразу по 12 кг хлеба. Я одной тетке продал ведро крошек, сказала, детей нечем кормить. Да и в Ержовке зимой кушать в тот год было нечего. Ели желуди да спорыш. Картошка была, но ее берегли на семена... В Ержовке колхоз назывался «18 партконференция». Работали нормально. Были у нас коровник, свинарник, бычатник, конюшня. Убирали хлеб косаркой. Я на ней работал. Женщины вязали снопы, старики делали из снопов копны. Одна копна –  60 снопов. Сеяли рожь, овес, пшеницу, сахарную свеклу. Все жители колхоза были в поле. Даже малыши подносили воду. Потом наш колхоз соединили с колхозом Коминтерна. Там я работал кузнецом».

Вся дальнейшая жизнь Семена Диденко была связана с Михайловкой. Здесь он женился, здесь родились его дети.

Временный переход  в Ержовку во время половодья (60-е годы). Диденко — третий справа. Фото – предоставлено Вячеславом Пометовым
Временный переход в Ержовку во время половодья (60-е годы). Диденко — третий справа. Фото – предоставлено Вячеславом Пометовым

Хата по памяти

Семен Диденко в своих мемуарах нарисовал план Ержовки – 35 дворов. Составил список жителей: Радченко, Диденко, Трегубенко, Рябченко, Одуденко, Калюжные, Лозовые, Татаренко, Оноприенко, Шажко... И с особой тщательностью изобразил хату, где родился – с колодцем-журавлем, деревом под окном и сарайчиками во дворе.

Фото – Светлана Перегудова
Фото – Светлана Перегудова

Все это хорошо помнит и учитель-пенсионер из поселка Михайловского Зинаида Пометова, тоже родом из Ержовки:

– Михайловка и Ержовка граничили. Но до одного поселка дошла цивилизация, а до другого нет. Даже в 70-е годы в Ержовке еще не было электричества. Хлеб пекли сами в печах, готовили на керогазках, за водой далеко идти нужно было, зимой заметало нас сильно. В школу в Михайловку ходили. А люди все жили, не бросали приютившую их землю. Наши деды сюда из Украины за лучшей жизнью приехали. Очень трудолюбивый народ был в Ержовке. Вот такую сцену помню из детства: идут женщины на покос, а платочки на головах у всех кипенно-белые. А ведь ни машинок стиральных, ни средств отбеливающих – все ручками, да к колодцу-журавлю за километр сходи... Наша семья раньше оттуда уехала, а Диденко почти до последнего там оставались. Потом домик с краю Михайловки купили, поближе к Ержовке, и тоже на новое место перебрались.

Зинаида Пометова на месте бывшей Ержовки. Фото – Светлана Перегудова
Зинаида Пометова на месте бывшей Ержовки. Фото – Светлана Перегудова

Житель Михайловки Александр Хромых, который раньше тоже жил в Ержовке, отметил:

– Иногда хожу туда прогуляться. Остались там сады да кладбище. Даже речку затянуло. Долго электричество не проводили, вот люди и разъехались. Рубленые дома перевезли на новые места, из камня разобрали на нужды, а из плетня да глины завалились от времени. Как будто и не было ничего. Недалеко Синичкино было – хороший уютный поселочек, – тоже ничего не осталось. Одни названия...

Внук Семена Диденко вспомнил, что в Ержовке была «удивительная атмосфера добра»:

– Огороды сажали сообща: сегодня одному, завтра другому. Поросенка в каком доме заколят – праздник для всех устраивают. Помогали люди друг другу, злобу не таили. Поэтому, наверно, хоть жили тяжело, а на душе легко было. Вот и дед и войну прошел, и нужды хлебнул, и работал много, а радостным, мягким, открытым был. До последнего огород сам сажал, помогать не разрешал, да с железками все возился... Смотрю на ержовский домик, который старый человек так старательно рисовал в своей заветной тетрадке, чтобы мы все помнили этот поселок, и даже слезы наворачиваются.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: