3 Июля 2020

Пятница, 13:34

$

70.52

79.52

Фронтовики и партизанка. Житель Воронежской области поведал о военном пути родственников

, Новохопёрский р-н, текст — , фото — из семейного архива
  • 4452
Фронтовики и партизанка. Житель Воронежской области поведал о военном пути родственников Фронтовики и партизанка. Житель Воронежской области поведал о военном пути родственников В архиве Алексея Костина хранятся уникальные фронтовые снимки.

В архиве Алексея Костина хранятся уникальные фронтовые снимки.

Алексей Костин родился и вырос в Новохоперске. Здесь же жили и работали его родители, оба – участники Великой Отечественной войны. В семейном архиве 70-летнего Алексея Костина находится немало уникальных военных снимков, которые они привезли с фронта. Кроме того, семья хранит предание о двоюродной сестре матери Алексея – подпольщице, казненной за попытку выполнения особого задания. Подробнее – в материале РИА «Воронеж».

Моравская Острава, май 1945 года

– Мой отец, Иван Костин, родился в селе Троицкое Новохоперского района в многодетной семье. Перед 1941 годом успел отслужить срочную службу и даже несколько месяцев побыть дома. На фронте был с первых дней войны. Служил в должности начальника радиостанции. В 1941-м под Брянском попал в окружение, выйти из которого ему и его товарищам помогли местные жители. Далее всю войну в прежней должности прошел в составе 50-го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона Западного, Центрального, Брянского фронтов. На нескольких фото отца запечатлены как раз торжественное собрание и праздничный обед этого батальона в городе Моравская Острава, – рассказал Алексей Костин. – Снимки очень интересные, поражают масштабностью и хорошо передают настроение победителей. На одном из них надпись: «16 мая 1945. Чехословакия. Во время обеда, посвященного подведению итогов боевого пути нашей части. С этими товарищами пройден боевой путь в 5657 км»…

Иван Костин – на первом плане слева
– Или еще очень выразительная фотография. Весна. Шикарный сад. Под раскидистым деревом накрыт стол с белой скатертью. На нем бутылочка вина. И сидят за столом победители. На обратной стороне подпись: «27 мая 1945 года. Чехословакия». Вот немножко попразднуют и вновь засучат рукава – восстанавливать страну, кормить семьи. Они всю жизнь не опускали рук.

Чехословакия. Иван Костин – слева

Мать Алексея Костина, Лидия Захаровна, на фронте была телеграфистом-морзистом.

– У мамы также с войны остались интересные фотографии, – отметил сын. – Например, грандиозный снимок, где их часть сфотографировалась в Польше. На обратной стороне подпись: «Во время марша, деревня Горлице (Польша). Фото на кладбище, где похоронены русские, погибшие в 1915 году. Июль 1945 года».

В Горлице находится воинское кладбище, где похоронены военнослужащие русской армии, погибшие в Первую мировую войну. Перед тем как навсегда покинуть Польшу, победители отдали дань памяти и сфотографировались около некрополя, где покоятся их соотечественники.

После войны и Иван Костин, и Лидия Глуховскова вернулись в Новохоперск. Здесь встретили друг друга, поженились. Работали вместе в районном узле связи: муж – начальником цеха электросвязи, жена – на телеграфе. Воспитали дочь и сына, дождались внуков и правнуков.

Лидия – справа

– На 9 Мая родители обязательно накрывали праздничный стол. Но о самой войне практически не рассказывали. Говорили только, что выстоять всем помогла дружба, сплоченность, – сообщил сын фронтовиков.

– В нашей семье помнят о моей тете – двоюродной маминой сестре Надежде Моисеевой, – продолжил Алексей Костин. – Она, как и мама, родилась на хуторе Бубновский Урюпинского района, обе они хоперские казачки. Перед войной тетя жила в Минске, училась в мединституте. В 1943 году вошла в партизанский отряд «Юрий». И вскоре получила особое задание...

Надежда (справа) с сестрой Клавдией, 1942 год

На 30 октября 1943 года в резиденции минского гебитскомиссара Фрайтага в Лошице планировалось совещание высокопоставленных гитлеровских офицеров. Должен был присутствовать генеральный комиссар Белоруссии Курт фон Готтберг, заменивший убитого подпольщиками гауляйтера Кубэ. Новый генеральный комиссар ужесточил немецкий террор на белорусских землях. Был разработан план операции по его уничтожению.

Исполнителями стали комсомолка Надежда Моисеева (Подруга), учительница Мария Чижевская (Мать) и ее 19-летняя дочь Елена (Дева). Они работали на вилле Фрайтага официантками и прекрасно знали, что там и где расположено. Женщинам удалось пронести мину в особняк и установить в печи гостиной. Но взрывчатку обнаружила немецкая служба безопасности. Всех женщин арестовали. Почти полтора месяца их допрашивали в застенках гестапо, но, ничего не добившись, приговорили к казни.

Утром 15 декабря 1943 года приговор привели в исполнение. Первой на глазах у матери повесили Елену Чижевскую. Перед смертью она успела крикнуть: «Смерть немецким оккупантам!» Затем казнили Марию Чижевскую и Надежду Моисееву. На месте их казни в Минске воздвигли памятник.

– Есть в нашем семейном архиве и такое фото: возле этого памятника стоят старенькая мама и сестра нашей героической подпольщицы. А над ними в вышине застыла в бронзе их Надежда, – закончил Алексей Костин.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: