4 Июня 2020

четверг, 20:01

$

68.34

76.62

Общий памятник. Почему воронежская пенсионерка 20 лет ухаживает за безымянной могилой

, Нижнедевицкий р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 9163
Общий памятник. Почему воронежская пенсионерка 20 лет ухаживает за безымянной могилой Общий памятник. Почему воронежская пенсионерка 20 лет ухаживает за безымянной могилой Татьяна Маслова считает солдат, погибших при освобождении ее села, родными.

Татьяна Маслова считает солдат, погибших при освобождении ее села, родными.

Уже более 20 лет жительница села Нижнее Турово Нижнедевицкого района Татьяна Маслова ухаживает за безымянной могилой сельского кладбища. Женщина даже не знает имен людей, погребенных здесь, но считает их родными. О забытой на 40 лет могиле и перезахоронении, а также о том, почему 81-летняя сельчанка видит своим долгом держать в порядке место захоронения незнакомых ей людей, – в материале РИА «Воронеж».

Тайны земли

– Когда Советская армия уже наступала, в январе 1943 года, на поле возле Нижнего Турова случился последний бой. Часть погибших советских солдат похоронили сразу после вступления Красной армии в село, кого-то – уже ближе к весне, когда сошел снег. Всего на сегодняшний день установлено 15 фамилий наших солдат, павших в том бою, – рассказал глава Нижнетуровского сельского поселения Владимир Борисов. – Их похоронили в центре села в двух могилах. Одну из них вскрыли в 1946–1947 годах и перенесли останки в братскую могилу в центр Нижнедевицка. Туда, где сегодня захоронено более 700 советских солдат и мирных жителей, погибших в оккупации. Фамилии солдат, павших в бою за наше село, так и не были высечены на том памятнике. Про вторую могилу, в Нижнем Турове, где были похоронены остальные солдаты, позабыли на долгие годы.

Скорее всего, в Нижнедевицке перезахоронена меньшая часть останков тех 15 солдат. А с другой могилой, о которой не вспоминали почти 40 лет, произошла интересная история.

В 1983 году в самом центре Нижнего Турова экскаватор копал траншею для водопровода, и неожиданно ковш ударил обо что-то твердое.

– Я именно в тот момент проходил мимо этого места, – рассказал корреспонденту РИА «Воронеж» тогдашний заведующий сельским клубом Виктор Новиков. – Слышу: ковш зацепил что-то в земле. Подбежал к краю полутораметровой траншеи, гляжу, – а он буквально размолотил громадный гроб двухметровой ширины, откуда посыпались черепа и кости. Экскаваторщик выскочил из кабины весь бледный, сказать ничего не может. Подбежал какой-то дед, живший неподалеку, и вспомнил о том, что это была вторая могила, где зимой – весной 1943 года захоронили другую часть останков тех самых 15 советских солдат. А буквально через пару дней тогдашний председатель велел сколотить большой гроб и захоронить останки на нашем сельском кладбище. Сделали все быстро и по-тихому. Сегодня лишь немногие наши старики знают историю той могилы.

В конце 1990-х Татьяна Маслова, навещая на сельском кладбище родные могилы (там похоронены ее супруг, сестра и другие родственники), обратила внимание на то, что соседняя – та, где захоронены останки советских солдат, – покосилась, с нее упал крестик.

– Мои сыновья Александр и Николай сделали гробничку и обелиск, покрасили все это, и теперь мы все вместе ухаживаем за ней, – сообщила пенсионерка. – У нашей семьи есть своя военная история, которая подтолкнула меня ко всему этому. Мой старший брат Ефим Каширин 1924 года рождения погиб на фронте на территории нынешней Псковской области в 1944 году и был похоронен в большой братской могиле, на памятнике которой высечена и его фамилия. Знаю, что возле нее проходят торжественные мероприятия, за этим захоронением ухаживают и старики и молодые. Раз незнакомые люди так бережно хранят там память о моем брате, как же я могу у себя дома бросить могилу солдат, которые освобождали мое родное село! Это мой долг и перед братом, и перед всеми моими земляками, не вернувшимися с войны.

Свои люди

Глава Нижнетуровского сельского поселения Владимир Борисов уточнил имена и фамилии тех самых 15 солдат. Это Кутабай Амирханов (1902 года рождения), Айскиа Аминов (1907), Талпек Саллахатдинов (1917), Петр Ефименко (1921), Афанасий Холодов (1913), Александр Тиханов (1923), Фома Пушкарский (1912), Гусейн Мамедов (1919), Алексей Треногин (1904), Павел Похомов (1914), Мусса Шхагашев (1905), Александр Лапшинов (1923), Иван Самсонов (1904), Карам Гизетдинов (1899) и Максим Войцек (1915). Но только установить, кто именно из них перезахоронен в братской могиле Нижнедевицка сразу после войны, а кто покоится на местном кладбище, теперь невозможно.

По словам чиновника, генетическая экспертиза, которая могла бы помочь с ответом на этот вопрос, – дело долгое и дорогое, и далеко не факт, что у всех 15 солдат сегодня найдутся родственники. Все эти солдаты – уроженцы мест, далеких от Нижнего Турова: кто-то из Казахстана, Украины, кто-то из Омской области, кто-то из Красноярского и Алтайского краев.

– Я отправил в Воронежский областной военный комиссариат все необходимые документы для того, чтобы придать этой могиле официальный статус воинского захоронения с присвоенным порядковым номером, – рассказал Владимир Борисов. – Если все пройдет успешно, то, думаю, к 75-летию Победы мы успеем облагородить могилу, придать ей более цивилизованный вид. Мне кажется, самым правильным в этой ситуации будет написать на ней фамилии всех 15 солдат, которые погибли зимой 1943-го, освобождая наше село. Пусть это захоронение станет общим памятником всем этим людям.

Гробница скромной могилы тщательно выкрашена. На табличке написано: «Вечная память».

– Для меня неважно, кто именно лежит в этой могиле, сколько человек и какой национальности. Для меня все они сыновья! – заметила Татьяна Маслова. – Каждый раз бываю здесь, и слезы наворачиваются на глаза. Пока жива, я их не брошу, а не станет меня – сыновья продолжат наше общее дело.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: