29 ноября 2020

воскресенье, 04:48

$

75.86

90.46

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Викторовка

, Кантемировский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 26694
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Викторовка Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Викторовка
Как жительница крошечного села зарабатывает на лавке у забора

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10–15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями. Очередной выпуск спецпроекта посвящен селу Викторовка Кантемировского района.

Викторовка, где постоянно живут семь человек, относится к Осиковскому сельскому поселению и расположена в 3 км от его центра – села Осиковка. Викторовка находится по обе стороны от асфальта, ведущего от Кантемировки на восток района.

От границы с Ростовской областью отсюда порядка 15 км, до границы с Украиной – около 30. Единственная улица села – Народная – плавно переходит в улицу Мира, где уже начинается соседняя Андрюшевка.

– Викторовка была основана в середине ХIХ века, – рассказала журналистам РИА «Воронеж» учитель русского языка и литературы Осиковской ООШ, краевед Валентина Локтева. – В наших краях жил пан, фамилии которого уже никто не помнит, и двум своим сыновьям – Виктору и Андрею – он подарил по хутору. Так образовались Викторовка и Андрюшевка, сейчас это села.

В 1860 году в Викторовке было 13 дворов и около 80 жителей.

Во времена СССР – 25–30 дворов. В этих местах существовал колхоз имени Сталина, позже переименованный в «Путь к коммунизму». У Викторовки и Андрюшевки были общие школа, магазин, клуб, медпункт.

В крохотной Викторовке всего четыре жилых дома. Уровнем цивилизации село выгодно отличается от многих маленьких населенных пунктов региона – стоит на асфальте, в 2009 году сюда пришел газ, трижды в неделю приезжает автолавка, до магазина в Осиковке рукой подать.

Глава Осиковского сельского поселения Василий Герман в Викторовке частый гость.

Два дома Викторовки расположены по одну сторону от асфальта, два – по другую.

В ближайшем к дороге живет 69-летняя Елена Ширданова, которая перебралась в эти края вместе с семьей из Таджикистана в 1988 году. Они приехали по программе переселенцев, планировали пожить на новом месте пару-тройку лет, а если не понравится, вернуться в Душанбе. Но в Таджикистане началась война, и Ширдановы решили остаться на юге Воронежской области. Конечно, после столичного города деревенский быт казался непростым и непривычным.

– Мы с мужем Сергеем на новом месте работали в колхозе – я была учетчиком, он – электриком, – рассказала Елена Ширданова. – Дружили с Сергеем с восьмого класса, поженились в 1971 году. Схоронила его в 2016-м. Теперь живу одна. У нас было трое детей (сын недавно погиб в Москве) и пятеро внуков. Они хотят, чтоб я поехала жить к ним, а куда мне отсюда?

– Жили мы неплохо, скотину держали. Сейчас остались только гуси, утки да коза. Спиной уже давно маюсь. Дети купили специальную кровать-массажер – я иногда ложусь, беру в руки пульт и отдыхаю, а она массирует мне спину. А так отдыхать особо некогда – в деревне каждый день работа.

Почтовым ящиком для хозяйки служит старая микроволновка, а в кузове ржавого ЛУАЗа, стоящего во дворе, хранится зерно для птиц. В качестве одного из бортов используется старая табличка с названием села.

Напротив домика пенсионерки – колхозная силосная башня, построенная еще в 1930-е годы, которая теперь рассыпается от времени.

По улице Народной в паре сотен метров от Елены Ширдановой живет 38-летний Евгений Овчаренко. Их с матерью дом – неподалеку отсюда, в поселке Коваленковском того же Осиковского сельского поселения, а старенькую хатку в Викторовке парень купил для себя, чтобы заняться подсобным хозяйством.

– Я тут уже четыре года, – рассказал Евгений. – Завел кроликов, скоро займусь скотиной. Здесь много земли и мало людей, тихо и спокойно, а это самое главное для меня.

Здешнее сельское кладбище удивляет полным отсутствием травы и редкими деревьями. Оно стоит на плотном суглинке, который издалека кажется засохшим бетоном, а редкие могилки викторовцев расположены далеко друг от друга.

По другую сторону асфальта – домик самой пожилой жительницы Викторовки, 79-летней  Марии Шевченко. Она живет вместе с дочерью Мариной и шестилетней внучкой Алиной. Отец Алины, Владимир, на заработках в Ростовской области.

Мария Шевченко с мужем Петром Алексеевичем, умершим несколько лет назад, нажили пятерых детей, 10 внуков и трех правнуков. Всю жизнь супруги Шевченко проработали в колхозе: он – бухгалтером, она – учетчиком.

Дочь Марии Марина сообщила:

– Мой муж – дорожник, а я работаю в Осиковской школе. Конечно, мы рано или поздно отсюда уедем поближе к цивилизации. Может, в Осиковку, может, Кантемировку, может, куда-нибудь еще. Все-таки тут у нас глушь. Работы практически нет, муж ездит на заработки далеко от дома, Алина в следующем году пойдет в школу…

По мнению Марии Михайловны, Викторовка долго не протянет – молодежи нет, да и стариков скоро не останется.

– Мне тут скучно, – призналась Алина. – Играть вообще не с кем – только с кошками да рыбками в аквариуме. Но они не понимают меня, а я их. Скорее бы в школу пойти!

В хозяйстве Марии Шевченко – куры и утки, а раньше были и козы, и коровы.

Самые молодые жители Викторовки – супруги Рустам и Хамида Пулодовы – переехали из Таджикистана в 1988 году в поисках лучшей доли.

Сегодня 59-летний связист Рустам работает в Кантемировке и каждый день мотается туда на работу и обратно – всего выходит под 80 км. Его 55-летняя супруга зарабатывает, практически не выходя со двора своего дома, дистанционно.  

Она диспетчер дорожно-строительной организации. Буквально в километре от ее дома находится карьер, где КамАЗы загружаются песком.

Когда машины едут с грузом обратно, они замедляются возле дома Пулодовых, сигналят,  и Хамида либо со скамейки возле забора, либо прямо из своей кухни машет водителю: «Увидела, езжай!»

А потом ставит галочку в специальной тетради, отмечая очередной рейс. По меркам села она зарабатывает совсем неплохо.

– Мы жили в поселке под Душанбе, – вспоминает хозяйка, – увидели объявление о том, что в России требуются рабочие руки в пустеющие села и деревни. Решили попробовать.

Хамиде тогда было 24 года, ее мужу – 27.

– Приехали с двумя дочками. Умида и Хуршида родились в Таджикистане, а сыновья – Манучех и Абдурахман – уже тут, в Викторовке, – рассказала Хамида Пулодова. – Сначала муж работал в колхозе забойщиком скота, потом заведующим фермой.

– Здесь очень хорошие люди, старики буквально в первого дня начали опекать нас: то мешок морковки дадут, то лука, то картошки. Тогда мы с мужем по-русски еще не очень хорошо говорили, зато теперь я «трохи размовляю» на здешнем «суржике». Помню, как в первый раз мы пришли в магазин в Осиковке и продавец спросила у нас: «Жукив е?» Мы стояли, как иностранцы, глазами только хлопали, ничего не понимали. А она тогда просто поинтересовалась, есть ли на нашем огороде колорадские жуки.

У Пулодовых пять внучек. На каждый Новый год вся большая интернациональная семья собирается за праздничным столом именно в Викторовке. На столе обязательно появляются национальные блюда, непременно – таджикский плов.

– Я специально несколько лет назад посадила во дворе барбарис, чтобы добавлять его в наш любимый плов, которым мы всегда угощаем соседей-стариков, – отметила Хамида. – Пока они живы, будет держаться и Викторовка, ставшая для нас второй родиной.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: