7 мая 2021

пятница, 09:54

$

74.58

89.68

Тема дня: Подсудная инфекция

, Калачеевский р-н, текст — , фото — Ольга Бренер
  • 8846
Тема дня: Подсудная инфекция Тема дня: Подсудная инфекция
Мать ребенка, зараженного опасной инфекцией, отсудила у районной больницы 250 тысяч рублей.

В Воронежской области окончательно разрешилась громкая судебная тяжба по иску молодой мамы, чья новорожденная дочь была инфицирована синегнойной палочкой. Девочку успели спасти областные хирурги. Роженица Вера Прунова смогла доказать в суде, что ее ребенок заразился опасной инфекцией в родильном отделении Калачеевской ЦРБ. Молодая мама подчеркнула в беседе с корреспондентом РИА «Воронеж», что не стала бы взыскивать с больницы столь большую сумму компенсации морального вреда - 250 тысяч рублей, если бы врачи признали свою вину и принесли ей извинения.

Между тем, администрация ЦРБ по-прежнему отрицает факт внутрибольничной инфекции и настаивает на том, что инфицирование новорожденной произошло от самой матери и вне стен ЦРБ.

Этот судебный процесс можно считать местным прецедентом во взаимоотношениях между пациентом и больницей. 

Разбирательство длилось три года. Еще девять месяцев ушло на то, чтобы молодая мама и ее трехлетняя дочь Алина смогли, наконец, получить через судебных приставов от Калачеевской ЦРБ присужденные им 250 тысяч рублей компенсации морального вреда и судебных издержек. Материальный вред оценен не был: Вере было не до подсчета денег и сохранения чеков, когда в декабре 2010 днем и ночью вместе с врачами ей пришлось бороться за жизнь дочери.

Процесс длился сначала в районном суде, затем по апелляционным жалобам – в областном, который «засилил» решение первой инстанции.

Молодой маме удалось доказать, что ее новорожденная дочь заразилась синегнойной палочкой в родильном отделении МУЗ «Калачеевская ЦРБ». В результате у девочки через две недели после рождения стал стремительно развиваться острый гнойный правосторонний мастит, потребовалась срочная госпитализация и операция в областной детской клинической больнице №1.

Инфекция осталась неизвестной

Вера поступила в родильное отделение Калачеевской ЦРБ 7 декабря 2010 года, а 11 декабря родила дочь Алину. Через несколько дней у девочки поднялась температура, началось покраснение и нагрубание молочных желез. Заволновавшись, Вера попросила неонатологов отправить ее с дочкой в областную больницу в Воронеж и сама готова была вызвать такси. Но врачи не отправили девочку с мамой в областной центр, а стали колоть новорожденной антибиотики – тремя курсами. Как стало известно в ходе судебного разбирательства, никакие пробы на определение вида инфекции за все время лечения антибиотиками малышу так и не сделали. Когда температура пошла на спад, 24 декабря маму с дочкой выписали домой, предварительно попросив написать расписку «под свою ответственность». Уже потом на суде Вера будет доказывать, что никто из врачей не информировал ее об истинном состоянии ребенка и при выписке не предупредил об «инфекции неизвестной этиологии», что было зафиксировано в других медицинских документах. Молодой женщине, для которой это был первый опыт материнства, лишь сообщили, что нагрубание желез у девочки – нормальный физиологический период новорожденной.

Через день после выписки температура Алины показала на градуснике 40. «Скорая» предложила дождаться утра и вызвать педиатра. Утром врач диагностировал острый гнойный мастит, и Веру с дочкой срочно госпитализировали в Воронеж в ОДКБ №1. Девочку прооперировали, откачав большое количество гноя. По словам врачей хирургического отделения новорожденных, жизненный счет Алины велся на часы. Взятые пробы установили заражение новорожденной синегнойной палочкой – инфекции, которая может стремительно поразить жизненно важные системы организма.

– Мы не хотим винить калачеевских коллег, но синегнойная палочка – это внутрибольничная инфекция, – сказали Вере воронежские хирурги.

После выписки из областной больницы Алина еще три месяца принимала антибиотики. Долгие месяцы кишечник малыша опорожнялся только при помощи газоотводной трубки.

Вирус неприкасаемых

Вера оказалась девушкой с характером. Она написала заявление в РОВД с просьбой провести проверку и установить виновных в заражении ее ребенка. Так «безбашенная» мама решила вдруг посягнуть на святая святых маленького городка – негласные устои, где все роли, как правило, давно расписаны.

Полиция опросила сотрудников ЦРБ и отказала заявительнице в проведении проверки. Со слов представителей ЦРБ оказалось, что Вера Прунова сама виновна в заражении своего ребенка тяжелой инфекцией, мол, дома у нее «антисанитария», и вообще она «ведет аморальный образ жизни». Никто из опрошенных врачей даже не усомнился в этической правомочности своих определений. И тогда Вера решила искать правду в суде.

– Она меня поразила. По моему опыту, судиться с больницами обычно бесполезно. И я честно предупредила Веру, что перспектив в этом деле у нас мало. Но девушка настояла. Она вообще отличилась очень сильным характером. С самого начала задалась целью: сделать это дело показательным и на своем примере помочь другим людям не бояться и не молчать, а отстаивать свои права,
Ирина Соляная, адвокат Веры Пруновой.

Кодекс Хаммурапи

На суде Вера заявила, что ни к кому конкретно из врачей не имеет претензий и что ЧП с ее ребенком – системная проблема всей больницы, а не конкретного доктора.

– Для меня это дело было интересно сложной доказательной базой. И тем, как истребованные медицинские документы проявили все недостатки лечебного процесса, – говорит в беседе с РИА «Воронеж» адвокат Ирина Соляная. – Молодую маму в родильном отделении должны были информировать о состоянии здоровья ребенка, тем более что у Веры это первенец. Но листы информирования не велись. Прунова сама бегала за врачами и все выспрашивала. А медицинские документы просто не читаемы. В этом «кодексе Хаммурапи» невозможно разобрать ни одной буквы! Все экспертные оценки, которые мы получили из центра эпидемиологии, областной судмэдэкспертизы, центра борьбы со СПИД-ом говорят о том, что ребенка лечили не надлежащим образом. Инфекцию, которой заразилась девочка, можно было выявить в Калачеевской больнице и лечить, не доводя до экстренной госпитализации в Воронеж и до операции. Вместо этого новорожденную просто «тупо» кололи антибиотиками, а как температура спала – «тупо» выписали, так и не убив синегнойную палочку. Кстати, районная прокуратура в ходе процесса тоже встала на нашу сторону и посчитала исковые требования Пруновой обоснованными.

По следам синегнойной палочки

Между тем, позиция ЦРБ, представленная в суде, сводилась к тому, что новорожденная заразилась синегнойной палочкой или в домашних условиях после выписки, или внутриутробно – от матери. Доводы ЦРБ: во время беременности у Веры Пруновой в районной больнице были диагностированы пиелонефрит и панариций. Кроме того, других случаев гнойно-септических заражений детей за этот период в больнице не выявлено. Как не выявлена до сих пор и сама синегнойная палочка.

В ходе разбирательства судом были сделаны запросы в самые разные учреждения, рассмотрено огромное количество документов, опрошены свидетели. Из Калача дело выходило на уровень медицинского сообщества региона.

Как выяснилось, диагноз пиелонефрит у Пруновой был снят еще во время беременности в ОКБ № 1. И панариций вылечен задолго до родов. В воронежском паталогоанатомическом бюро была обследована плацента роженицы – никакой инфекции в ней также не выявлено. Более того, воронежский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД-ом и инфекционными заболеваниями пояснил, что случаев заражения синегнойной палочкой внутриутробно в медицине вообще не описано. Заразиться же дома после выписки новорожденная девочка тоже не могла - как написано в заключении комплексной судебно-медицинской экспертизы, «инкубационный период данного заболевания составляет 7-14 дней, следовательно, заражение произошло до выписки из родильного отделения».

Выводы областного Центра гигиены и эпидемиологии также сводятся к тому, что девочка заразилась в стационаре, и случай расценивается именно как внутрибольничная инфекция.

«Суд достоверно установил, что инфицирование ребенка синегнойной палочкой произошло в результате внутрибольничного заражения инфекцией при оказании медицинской помощи», – говорится уже в апелляционном определении Воронежского областного суда.

«Виновата система – врачей я могу только благодарить»

– Я бы не стала требовать столь большой денежной компенсации морального вреда, если бы представители ЦРБ хотя бы принесли мне извинения. «Мы, конечно, извиняемся, но она сама во всем виновата», - это все, что я услышала на суде от нашего нового главврача, – рассказывает Вера Прунова.

Мы сидим в маленьком домике на окраине Калача, где Вера живет с мамой и дочкой. Сени, уютная кухня, две светлые чистые комнаты. Жарко топится печь. Алина обедает, пьет чай, а потом показывает свои рисунки в альбоме. О какой «антисанитарии» и «аморальном образе жизни» говорили врачи дознавателю – вообще понять трудно, глядя на эту ухоженную, эмоционально развитую девочку, на яркие книги и кубики, на весь уклад дома, перестроенный под маленького члена семьи. С тех первых тяжелых дней жизни малышки миновало три года.

– После всей этой истории мне только один раз удалось получить рецепт в ЦРБ – на две бесплатные пачки бифидумбактерина. Все остальные препараты, обследования шли за мой счет. В поликлинике на нас смотрят косо. Свою или дочкину карточку я могу теперь получить лишь после особой подписи заведующей. Но я уверена, что это вина системы, а не отдельных врачей. В нашей ЦРБ давно пора менять условия для рождения человека. Здание больницы очень старое. Да, ремонт сделан – но как? Например, в зазоре между новой фальшь-панелью и старой ветхой стеной – какая угодно инфекция поселится. На моих глазах слесарь чинил трубы в отделении в своей обычной рабочей одежде. И только бахилы якобы защищали роддом от уличной грязи. Я обратила внимание на то, что в областной детской больнице после каждого ребенка пеленальный столик протирается, кладется новая чистая пеленка. А у нас детей пеленают «на потоке»: одного со стола забрали – другого сразу положили. Это – система, а вот самих врачей я могу только благодарить: и принимавшую роды Наталью Сидельникову, и педиатра Ларису Чекалову, и, конечно, хирургов областной детской больницы, – говорит Вера.

Врачи и пациенты: классовая борьба или партнерство?

Новый главный врач Калачеевской ЦРБ Андрей Дегтярев от встречи с РИА «Воронеж» отказался.

– Я не согласен с решением суда. Деньги мы были вынуждены выплатить, потому что нам все равно доказать ничего не удалось. Хотя я по-прежнему уверен, что роженица заразилась не в стенах лечебного учреждения,
Андрей Дегтярев, главный врач Калачеевской ЦРБ.

Откуда такая уверенность безо всякой тени сомнения – понять сложно. Ведь на момент ЧП Андрей Дегтярев еще не работал главврачом, а синегнойная палочка – очень известная внутрибольничная инфекция, от которой не застрахован никто. Да и выводы всех экспертных ведомств, всех судебных инстанций в этом деле вполне однозначны.

К слову, в отличие от многих других российских регионов, в Воронежской области пока нет центра защиты прав пациентов и врачей, где истина в подобных спорах рождается путем партнерского взаимодействия, совместного исправления ошибок. На благо обеих сторон. И главное, в таком формате отношений конфликт не уходит в суд. К сожалению, в калачеевской истории окончательную точку поставили судебные приставы. Областной департамент здравоохранения ситуацию пока не комментирует.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: