15 Августа 2020

суббота, 08:03

$

73.22

86.41

Взнос за газ. Почему воронежская сельчанка продала 40-летнюю коллекцию открыток

, Грибановский р-н, текст — , фото — Елена Шелякина
  • 3545
Взнос за газ. Почему воронежская сельчанка продала 40-летнюю коллекцию открыток Взнос за газ. Почему воронежская сельчанка продала 40-летнюю коллекцию открыток У жительницы Верхнего Карачана еще осталось более 1 тыс экземпляров.

У жительницы Верхнего Карачана еще осталось более 1 тыс экземпляров.

У 58-летней жительницы села Верхний Карачан Грибановского района Ирины Шипиловой сохранилось более тысячи почтовых открыток. Они достались женщине от матери Лидии Дедюхиной, которая собирала коллекцию с 1950-х годов и вела учет каждому экземпляру. Большую часть открыток – свыше 10 тыс. – семья продала в 1990-е, однако еще около тысячи хранятся для потомков.

Сельчанка рассказала, с чего началось коллекционирование, какие экземпляры для нее особенно ценны и почему она рассталась с большинством открыток.

Поддерживали связь

Семья Шипиловых приехала в Верхний Карачан в начале 1990-х из Печоры. Добирались на поезде двое суток. А в контейнере вместе с другими вещами ехали коробки с почтовыми открытками.

– Собирать их мама начала, когда жила на Печоре. В начале 1960-х она переехала на БАМ. Мы жили в Усть-Куте, на станции Лена. Мама работала на почте. В эти годы ее коллекция и разрасталась, – сообщила Ирина Шипилова.

Телевизора и телефона у семьи не было. Свободное время коротали, слушая радиопередачи. А с родственниками, которые остались в Печоре, связь поддерживали как раз с помощью открыток.

– Когда я училась в школе, мама приносила целые пачки открыток и заставляла меня их подписывать. Столько же мы и получали, – вспомнила женщина.

С праздниками Лидия Дедюхина поздравляла двоюродного брата и друзей из Великого Устюга, племянницу из Череповца, друзей из Иркутска и Братска. С помощью открыток поддерживала связь с одноклассницей, которая уехала на Кубу с мужем-военнослужащим. Однажды Лидия Михайловна познакомилась в поезде с кем-то из Украины, и туда тоже полетели открытки.

Позже для того чтобы их подписывать, семья даже купила недешевую печатную машинку. Ирина Шипилова хранит ее до сих пор.

Все открытки, которые получала семья, не просто читали. Им вели учет в специальной тетради, а затем раскладывали их в альбомы. Если поздравление было в стихах, его переписывали. Если попадались две одинаковые открытки, мать разрешала Ирине использовать одну для рукоделия.

Больше всего поздравляли с Новым годом – таких открыток набралось около 6 тыс. Больше 5 тыс. – с 8 Марта.

Когда в 1970-е годы Лидия Дедюхина вернулась в Печору, открытки вновь переехали вместе с ней.

– Мама никогда не говорила «открытка» – только «открыточка». Она считала, что в них сохраняется вся история, – рассказала Ирина.

Цветы, ракеты и артисты

В коллекции есть черно-белые экземпляры начала 1950-х годов, больше похожие на фотографии. Такие же открытки, только уже частично цветные, тогда печатали и в борисоглебской типографии. Стоили они до денежной реформы 1961 года 1 рубль 25 копеек. Родственники присылали их семье в Печору.

С середины 1950-х и в 1960-е годы открытки стали цветными. Сюжеты были самыми разными. Часто изображали людей – например, на поздравительных открытках к 8 Марта можно увидеть портреты счастливых улыбающихся женщин. На новогодних были изображения радостных людей у елки, детей, которые наряжают новогодние деревья, делают игрушки.

В начале 1960-х часто рисовали ракету – в ознаменование первого полета человека в космос. Было много сюжетных открыток. Например, женщина-агроном в поле, семья за столом вечером, дети рассматривают огромный глобус. Открытки с маркой стоили 4 копейки, без марки – 2 копейки. В 1970-е годы на 8 Марта женщинам стали подписывать открытки с цветами. Стоили они 4–6 копеек.

– Мама даже завела отдельный альбом, где были только открытки с розами, – поделилась Ирина Шипилова.

В 1980-е на открытках стали появляться артисты. Есть в коллекции и экземпляр с сюжетом из индийского фильма. К этому же времени относятся наборы, посвященные морским обитателям, городам-героям и даже открытки с кулинарными рецептами.

Не просто формальность

Среди сохранившихся экземпляров некоторые для Ирины особенно ценны. Одна подписана ей матерью уже на третий день рождения, на другой сохранился почерк отца ее свекра, который умер еще в 1970-е годы.

– Тогда ведь писали не просто формальные слова поздравлений, но и старались рассказать что-то о событиях в своей жизни. На некоторых открытках мелкими буквами исписано все свободное место, – заметила Ирина Шипилова.

Сохранились и открытки с Днем донора:

– У мамы была редкая группа крови. Иногда ее прямо с работы забирали в больницу, если кому-то нужна была помощь.

Есть экземпляры из других стран: брат Ирины был радиолюбителем и общался с такими же увлеченными людьми, живущими за рубежом.

Ценные подписи

В 1990-е годы Лидия Дедюхина уже не проявляла прежнего интереса к своей коллекции и просила дочь куда-нибудь убрать многочисленные коробки с открытками. Ирина несколько раз звонила по объявлениям о покупке старинных вещей. Однажды после такого звонка к ним приехал мужчина из Борисоглебска – видимо, перекупщик. Когда он увидел открытки, спросил цену.

– Мы просто так назвали – 10 тыс. Мужчина спорить не стал. Отдал деньги и погрузил коробки в машину, – вспомнила Ирина.

Вырученные деньги стали для семьи первым взносом за газ, который тогда проводили в селе.

Покупатель рассказал Ирине и ее матери, что подписи на открытках не уменьшают их ценность – наоборот. Однажды на аукционе продали карточку за сотни тысяч долларов только потому, что на ней сохранилась подпись какого-то известного человека. Со слов мужчины, среди коллекционеров больше всего ценятся открытки с изображением людей. С цветами – самые дешевые.

Кофейная чашка в кредит

От матери Ирине Шипиловой досталась и небольшая коллекция фигурок из фарфора – несколько десятков экземпляров. Было больше, но часть побилась при переезде.

– Фарфор всегда был дорогим. Делать часто такие покупки у мамы возможности не было. Однажды в магазине ей понравилась кофейная чашечка. Стоила она 20 рублей, а зарплата была рублей 70–80. Так мама взяла кредит, чтобы купить набор из шести штук, – призналась Ирина Шипилова.

До наших дней сохранились фигурки животных, олимпийские мишки, Буратино, лампа Аладдина. Их любит рассматривать шестилетний внук Ирины, Слава. Остатки коллекции открыток она тоже планирует сохранить для внуков.

Сейчас Ирина открытки не подписывает, родственников и знакомых поздравляет по телефону и в соцсетях. Считает, что прежней радости от такого подарка люди уже не испытывают и хранить его не будут.

– Сейчас даже детей трудно чем-нибудь удивить. Мы в детстве ждали, когда родители поставят под елку новогодний кулек. Теперь упаковки красивые, конфеты разные, а дети просто посмотрят и положат обратно. Конфеты, которые они едят каждый день, у них не вызывают восторга, – пояснила Ирина.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: