16 апреля 2021

пятница, 23:33

$

75.55

90.46

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Студеновка

, Эртильский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 31802
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Студеновка Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Студеновка
Как фермер увековечил память соседнего поселка при помощи старинных мельничных жерновов

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10–15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями. Очередной выпуск спецпроекта посвящен поселку Студеновка Эртильского района.

Студеновка, где постоянно живут пять человек, территориально относится к Ячейскому сельскому поселению. Летом от села Ячейка сюда можно добраться напрямик через поля по проселочной дороге (порядка 7 км). А в непогоду доехать до крошечного поселка можно только кружным путем по асфальту через Эртиль – это уже около 25 км.

Как говорят старожилы, своим названием поселок, основанный после 1917 года переселенцами из соседних сел и деревень, обязан помещику Студеникину. Его имение располагалось в этих местах.

Асфальт, проложенный еще во времена СССР, доходит до первых домов поселка, где лет 30–40 тому назад насчитывалось более 30 домов. Здесь тогда располагался второй участок колхоза имени Калинина, были конюшня, телятник, начальная школа, магазин и клуб.

Ближайший к обрывающемуся асфальту – домик 66-летней Зинаиды Гусевой, долгие годы проработавшей дояркой в здешнем колхозе. Своего супруга Анатолия она похоронила в 2016 году и с тех пор живет одна.

Когда журналисты РИА «Воронеж» приехали в Студеновку, в гостях у Зинаиды Егоровны были ее сноха из Воронежа Светлана с двумя детьми.

– Мы с мужем и детьми часто приезжаем сюда. Тем более, сейчас, в период пандемии, лучше держаться подальше от больших городов, а здесь тихо и, главное, малолюдно, – поделилась Светлана.

Ее дочь, шестилетняя Лиза, прямо с порога спросила у гостей, есть ли у них маски, и, получив утвердительный ответ, широко распахнула перед ними дверь.

– У меня трое детей и пятеро внучат, – рассказала Зинаида Гусева. – Конечно, я всегда могу легко уехать к ним, но как я свою родину брошу на старости лет? Автолавка  приезжает несколько раз в неделю в соседнюю Голевку, до которой 1,5 км, так что с продуктами проблем нет. Сажаю огород, держу козу, хлеб сама пеку в духовке. Если что,  до Эртиля добраться непросто – таксисты от нас в оба конца берут по 700 рублей. Особо не наездишься…

Во времена СССР в поселке, помимо клуба и магазина, был даже свой радиоузел – на столбах висело несколько громкоговорителей, откуда в праздничные дни доносились веселые песни о том, как хорошо живется людям в советской стране.

– Помню, как выборы депутатов в Верховный Совет СССР у нас проходили. Настоящий праздник был – все окрестные поселки гуляли: Голевка, где еще теплится жизнь, наша умирающая Студеновка и Виноградовка, которая опустела несколько лет тому назад. Слава богу, что у меня такой сосед рядом, который всегда поможет, если что. Если б не Валерка, давно бы загнулась наша Студеновка, – заметила Зинаида Гусева.

История жизни здешнего фермера, 63-летнего Валерия Лазарева, вполне тянет на остросюжетный рассказ. Родом он из села Николо-Сергеевка Мордовского района Тамбовской области, расположенном от Студеновки в 3 км. До революции село называлось Ермоловкой, до 1939 года входило в состав Воронежской губернии. В Николо-Сергеевке отец Валерия Лазарева Иван Кузьмич стал первым фермером в своем районе. Начинал еще в 90-х годах. До этого был передовиком-механизатором колхоза «Красный Октябрь».

– Как-то отец вечером выпивал на крыльце своего дома с приятелями, глянул на небо и решил назвать свое КФХ «Луной». «Люди услышат, улыбаться будут», – сказал тогда он.

Валерий в это время жил в Воронеже – с 1979-го по 2006 год работал мастером на мехзаводе (ВМЗ). Когда отец начал болеть, бросил цивилизацию и вернулся на родину. Сегодня у Валерия более 300 га земли в соседней Тамбовской области, а также вокруг ставшей родной для него Студеновки.

– Отца не стало в 2009 году. Потом умерла и мама. А я так и не решился вернуться в город, остался на своей родине и продолжил отцову работу на земле. Знал, что вокруг Студеновки есть свободные земли, и переехал сюда больше 10 лет назад. Купили старый домик, подремонтировали его, теперь живем с семьей, – рассказал Валерий Лазарев.

У мужчины взрослая дочь от первого брака, у нее в Воронеже своя семья. А младшей, Валерии, 13 лет, она учится в Эртиле, и отец каждый день возит ее в школу и обратно. Супруга Наталья по специальности портниха, но шить в глуши ей нечего, зато забот по дому и хозяйству хоть отбавляй.

– Я точно знаю, что Лера после 11-го класса уедет от нас: ей надо учиться, строить свою жизнь. Но наш дом пока тут, и никакого чемоданного настроения нет. Дочь сейчас учится на удаленке, а так, конечно, скучно ей тут – никаких сверстников нет и близко, общение с ними только через компьютер, – заметил мужчина.

В КФХ Валерия порядка десяти единиц техники: трактора, комбайны, плуги, бороны. В сезон он дает округе несколько рабочих мест, хотя осенью-зимой, когда работы на земле нет, управляется один. Уже сейчас Лазарев готовит свой автопарк к весне.

И все это – тремя пальцами.

Кисть правой руки несколько лет назад была затянута в барабан комбайна и оторвана, а три пальца левой руки Валерия – по неосторожности отрезаны циркулярной пилой.

Но назвать инвалидом Валерия язык не повернется – он легко двигается, уверенно водит свой джип, оснащенный коробкой-автоматом, вместе с супругой управляется по хозяйству, в котором кролики и птица.

– Во времена работы на ВМЗ я несколько лет занимался карате, был одним из сильнейших лыжников завода, – вспомнил хозяин. – Каждые выходные шел на «толпу» покупать редкие пластинки – был отъявленным меломаном. Вот, например, первый диск немецкой группы «Чингисхан», купленный за 200 рублей. Это по тем временам месячный оклад мастера нашего цеха. Но теперь все это как будто из другой жизни, и в Воронеж меня давно не тянет вернуться…

До родового гнезда Валерия в соседней Николо-Сергеевке всего 3 км. Дом, где прошло его детство и где умерли родители, до сих пор стоит нетронутым, и продавать его Лазарев не собирается.

– Приезжаю туда – кажется, батя сейчас спустится с крыльца, мама позовет к столу. Но вокруг тишина, только ветер гудит, – грустит Валерий.

А на новом месте он бережно сохраняет прошлое этой земли.

Клумба в центре двора выложена старинными мельничными жерновами весом по 1,5 т каждый. Мужчина нашел их в земле неподалеку от места, где в 50-х работала колхозная мельница, и привез к себе. Его жена Наталья весной разобьет вокруг них клумбу и посадит разные цветы.

– Говорят, что есть время разбрасывать камни, а есть время их собирать – вот я и начал собирать их уже в зрелом возрасте. Хочу увековечить свою родину и память своих предков, – рассудил Валерий.

Сельчанин привел журналистов РИА «Воронеж» в один из старых домов поселка, где обитала его семья в Студеновке, пока строился дом, где они живут сегодня.

– Под этим клеенчатым ковром, будучи ребенком, я засыпал в родном селе Николо-Сергеевка. Он принадлежал моей прабабке Анастасии Лаврушиной 1886 года рождения. А вот еще сохранившаяся настоящая люлька, прикрепленная к балке в потолке, где крестьянки укачивали детей перед сном. Есть у меня и старинные прялки, и рубель, и много чего из крестьянского быта. Но кому это все сегодня интересно, кроме тех, кто родился и вырос на земле?..

Дом соседа Валерия Лазарева, 55-летнего Юрия Бобровского, стоит на самом дальнем краю поселка, примерно в полукилометре теряющийся в полях речушки Малый Эртиль.

Хозяин – заядлый рыбак, ловит и зимой и летом. В день приезда журналистов в поселок тоже находился на рыбалке, куда его сопровождали три голосистые собаки.

– Жены, детей у меня никогда не было – я всю жизнь прожил один. Эта привычка научила меня и готовить, и печь хлеб, и делать заготовки на зиму. Я работал в колхозе шофером, трактористом. Пенсию не получаю, потому «живых» денег у меня практически нет. Выручают братья: кто карманных денег подкинет, кто передаст продукты. Чтобы оформить пенсию, надо несколько дней подряд мотаться в Эртиль, а у меня хозяйство большое – овцы, куры, утки, – кто за ними присмотрит? То же и с работой – в округе устроиться можно, но это значит, бывать дома придется редко, и вся моя живность либо передохнет, либо заболеет. Замкнутый круг выходит. Баранов я в основном себе выращиваю, иногда продаю. Тем и живу.

В Студеновке такая тишина, что, кажется, любой громкий звук разнесется на километры. Да только скоро слышать будет некому. В соседней Виноградовке людей нет уже сейчас – лишь волки иногда воют.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: