На прошлой неделе в Воронеже разгорелся скандал. В Сети появилась запись фрагмента урока русского языка в четвертом классе школы №103, на котором учительница рассказывала о вреде разводов. Педагог, вероятно, преследовала благую цель, но вышло наоборот – ее выступление оскорбило детей из неполных семей и матерей-одиночек. После травли в соцсетях учительница уволилась.

Корреспондент РИА «Воронеж» поговорила с родителями, педагогами и психологами о том, стоит ли в школе говорить с детьми на такие темы и корректно ли решать конфликт с учителем за стенами учебного заведения.

Что произошло

Запись урока появилась 8 февраля в одном из сообществ соцсети «ВКонтакте». Учительница на примере из жизни рассказала о последствиях развода.

По ее словам, в обычной семье есть оба родителя: мама учит ребенка мыть посуду и чистить картошку, а отец уделяет семье внимание и дарит подарки. А когда родители разведены, «мать не знает, на какую ногу встать – и на работе работать, и ребенка стирать, и все убирать», «мужика нет – все на ней». Дальше – мать «уже не знает, к какому бы мужику пристать», «мама не пойми чем занимается, мужиков водит». Не отстает и папа, который «водит в свой дом женщин». А дочь, которая родителям не нужна, начинает копировать поведение мамы – встречается с мальчиками и «мужчинами постарше».

Аудиозапись опубликовал отец одного из учеников. Многие родители осудили учительницу, некоторые высказались в ее поддержку. Городские власти планировали провести в школе служебную проверку, следом за ними проверку начала прокуратура. Из-за разгоревшейся в соцсетях травли учительница уволилась.

Как оценили ситуацию воронежские педагоги и психологи

Большинство учителей, с которыми поговорила корреспондент РИА «Воронеж», назвали высказывание педагога беспардонным и неадекватным.

Соцпедагог школы №28 Ольга Подгайная отметила, что учительница была неправа и вела себя с детьми грубо и вульгарно. Причем, как только учитель заговорила о неполных семьях, на записи послышались голоса нескольких детей, которые робко попытались сказать, что их родители расстались. Они говорили: «Да, и у меня так».

Ольга Подгайная, социальный педагог:

– Для ребенка развод – страшная трагедия. И учитель не учла, что может нанести этим деткам еще большую травму. Что ребята услышали? Что их мама «водит домой мужиков». Это оскорбление, так делать нельзя.

Ольга Дмитриевна для сравнения привела в пример определение из учебника обществознания за пятый класс (автор – Боголюбов). Речь идет о том, что семьи бывают полными и неполными. «Но это не значит, что неполная семья хуже полной. Ведь оставшийся родитель (папа или мама) делает все, чтобы детям было уютно и тепло в доме», – говорится в учебнике.

– Согласитесь, совсем другая подача, – отметила Ольга Дмитриевна.

По мнению матери двух школьниц Натальи Стародубцевой, учитель не должен себе позволять экспромтов и несдержанных эмоций, особенно если это касается нравственных проблем. Педагогу надо заранее продумать, что и зачем он расскажет детям и как это сделать тактично.

– В современном обществе большинство людей с пониманием относятся к неполным семьям, никакой травли я не замечаю. Так зачем учительница заострила эту грань – разделила детей своего класса на две группы? Всем понятно, что ребенок может быть обделен вниманием и в полной, и в неполной семье – его душевный комфорт определяется многими факторами. Вообще, какой смысл заводить подобный разговор? Любой человек, когда женится, не мечтает о разводе. Но если семья распадается, зачастую это неизбежность, не надо это представлять катастрофой и пугать детей, – рассудила Наталья.

Любовь Корецкая, мать школьницы:

– Каждый имеет право на личное мнение, но оно должно оставаться личным. Как же педагог, который столько лет учился, чтобы общаться и работать с детьми, мог транслировать детям целого класса свое личное мнение о матерях-одиночках, которое к тому же крайне субъективно и не соответствует действительности?! Я не представляю, что должны были чувствовать дети из неполных семей, слыша, что их мама рано или поздно начнет «водить в дом мужиков». Это высказывание, которое провоцирует конфликты в классе и психологические проблемы у детей из неполных семей.

А мать пятиклассника Наталья Демидова за учительницу заступилась:

– Бедных учителей уже затюкали! То им в купальниках фотографироваться нельзя, то теперь нельзя о разводах с детьми говорить. Стрессы бывают у всех, нервы сдают. Скорее всего, у этой учительницы что-то в жизни случилось. Она не напилась, никого не побила – просто излишне эмоционально высказалась, а ее затравили.

Психолог Наталья Дашкова заметила, что выливать рассуждения о разводе на малышей с их неокрепшей психикой учителю было незачем. Она предположила, что детей в большей степени напугали истерические нотки в голосе педагога.

Психолог, однако, подчеркнула, что учитель – живой человек, которому свойственно ошибаться. Ошибку нужно было разобрать на педсовете школы, вместе с учителями и родителями, но не выносить на всеобщее обсуждение в интернет.

Наталья Дашкова, психолог:

– Учитель могла перегнуть палку, нарушить нормы этики. Но побуждения у нее были высокие. Просто она не смогла объяснить эту тему безобидно и доступно. Если бы она говорила со старшеклассниками, никто бы даже внимания не обратил. Мы от учителей и не такое слышали. Они говорили: «Садись, пока тебя не убила!» Но у меня даже не возникло бы мысли записать нашу учительницу на диктофон. Мы уважали учителей, они нас воспитывали. А сейчас учительский авторитет стерли. Телефон стал орудием в руках родителей. Они могут растоптать неугодного учителя в момент.

Поступок детей, тайно записавших учителя, и родителей, выложивших запись в интернет, Наталья Дашкова назвала очень некрасивым и неэтичным.

– Дарить на 1 сентября учителю букеты и подарки на Новый год, а затем записать его тайком и выложить в интернет – это предательство, – уверена психолог.

Солидарна с ней и психолог Ольга Вязникова. Она призналась, что действия родителей вызвали в ней глубочайшее сожаление. Добавила, что молодому и неопытному педагогу должны были помочь директор школы, завучи и наставники. По всей видимости, этого не произошло, и педагог уволился.

Ольга Вязникова, психолог:

– Мы люди, мы можем ошибаться. Но это не значит, что за эти ошибки надо увольняться и бросать детей перед окончанием четвертого класса. Ошибки на то и ошибки, что они позволяют понять, где ты неправ, остановиться, разобраться и начать действовать по-другому – во благо детей и развития.

Учитель школы №75 Евгений Древаль отметил, что в ситуации, которая произошла в школе №103, виноваты и учитель, и родители:

– Тут с обеих сторон – некорректность, отсутствие воспитанности и понимания, как решаются проблемы. Эту проблему нужно было обсуждать в стенах школы: учитель должен был выслушать, что хотят родители.

Нужно ли в школе обсуждать с детьми проблемы разводов?

Мнения против

Евгений Древаль, учитель:

– Какая может быть воспитательная ценность у такого формата классного часа? Если педагог видит, что у ребенка есть проблемы, связанные с его семьей, он должен предпринять какие-то конкретные шаги для того, чтобы сгладить их. Но это внутренняя кухня учителя. А озвучивать эту проблему, делать из нее классный час нет ни смысла, ни пользы. О семейных ценностях учитель может говорить на примере произведений литературы и искусства.

Учитель начальных классов Ольга Иванова (имя изменено по ее просьбе) уверена, что говорить в классе о проблемах неполных семей с детьми нельзя, причем ни в среднем звене, ни в старшей школе. Но иногда педагогу нужно поддержать ребенка, который переживает расставание папы и мамы. В этом случае учителю нужно разговаривать с ребенком с глазу на глаз.

– Говорить в этом случае нужно в русле того, как тяжело приходится маме одной выполнять функции двух родителей. Ребенку нужно говорить, что он должен помогать маме. Он должен понимать, что с его стороны любовь к маме должна быть вдвойне сильной.

Ольга Иванова заметила, что говорить на эту тонкую тему со всем классом нельзя, чтобы дети из полных семей не стали домысливать лишнего.

Наталья Стародубцева, мать двух школьниц:

– Если педагог хочет показать значимость семейных ценностей, то можно побудить учеников к воспоминаниям о лучших моментах, проведенных с родителями. Не стоит ударяться в абстрактные понятия семейных идеалов, как это делают на уроках светской этики. Морализаторство не в тренде, и дети отторгают такой формат подачи материала. И вообще, в школе надо поменьше заниматься воспитанием – предпочтение отдавать все-таки образованию, чтобы родители не тратились потом на репетиторов. Вопросы семьи лучше всего рассматривать через призму литературы. Например, хорошо бы почитать с детьми книги Туве Янссон о муми-троллях, где показана идеальная дружная семья. О неполной семье – «Вафельное сердце» норвежской писательницы Марии Парр.

Мнения за

Наталья Демидова считает, что проблемы разводов и неполных семей обсуждать в школе необходимо. Об этом можно говорить с пятого класса.

– Учителя всегда являлись вторыми родителями для детей и знали многие семейные проблемы своих учеников: помогали им, разговаривали с родителями. Школа должна не только вкладывать в головы детей правила счета и химические формулы, но и жизненные ценности, коими, несомненно, являются семья и отношения родителей. Развод – это не что-то постыдное, а суровая правда жизни. И дети должны понимать, что, если у Васи папа ушел от мамы, это не значит, что Вася плохой, – отметила Наталья.

С ней согласна адвокат и мать Елена Овчинникова. По ее мнению, тему разводов и неполных семей в школе обсуждать надо – на уроках этики, на классных часах. Главное, чтобы дети понимали: неважно, в какой семье они живут – важно, что они любимы.

– Мы не должны судить о родителях в разводе категориями 20−30-летней давности. Тогда семей в разводе было немного и о них не говорили. Но сейчас, по статистике, более 80% браков расторгаются. То, как дети будут относиться к разводу родителей – как к трагедии или как к норме, – зависит от родителей, – отметила Елена Овчинникова.

Уполномоченный по правам ребенка в Воронежской области Ирина Попова предложила ввести в школе курс «Семьеведение». На нем дети смогут учиться основам конфликтологии, финансовой грамотности, выстраиванию отношений не только супругов друг с другом, но и с родными по обе стороны – тещей, тестем, свекровью, свекром. И в рамках этого курса со старшеклассниками уже можно будет говорить о разводах и неполных семьях.

Законно ли записывать учителя на видео на уроке?

Запрета на получение изображения гражданина в нашей стране не существует. Статья 152.1 ГК РФ запрещает обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи) без его согласия. Но согласия не требуется, когда изображение получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях, за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования.

Ирина Попова, уполномоченный по правам ребенка в Воронежской области:

– Школа – общественное место, на территории которого проводятся публичные мероприятия, а учитель выполняет свои должностные обязанности. Для публикации таких материалов согласия учителя не нужно. Кроме того, родители имеют право знакомиться с методами обучения и воспитания в школе. Они имеют право защищать права своих детей.

В целом использование телефонов и других средств мобильной связи, в том числе с функцией аудио- и видеозаписи, в ходе учебной деятельности не запрещено, за исключением случаев проведения ЕГЭ. С юридической точки зрения гаджеты являются личным имуществом, так что педагог не имеет права требовать у учеников сдавать телефоны перед уроком. Личное имущество должно сдаваться добровольно.

А корректно ли?

Мнения педагогов и экспертов разделились. Елена Овчинникова отметила, что родители приняли решение записать учителя от безысходности.

– Насколько я знакома с материалом, произошедший инцидент – только вершина айсберга. К учителю уже были вопросы. Но доказать родители ничего не могли – школа для родителей закрыта для посещения в связи с пандемией.

Ольга Подгайная также считает, что в данной ситуации ребенок, который записал учителя на телефон, не сделал ничего плохого.

– Мы ведь не знаем, что педагог говорил до этого, что заставило ребенка нажать на запись? Благодаря записи у нас есть основание неголословно говорить о том, что сказал учитель.

По мнению Ольги Ивановой, вести тайную запись того, как учитель ведет урок, недопустимо – это посягательство на личность человека.

– Почему бы тогда родственникам не приходить в хирургию и не записывать на видео, как идет операция? Сколько раз бывало, что ребенок не работает на уроке, учитель заставляет его заниматься. Стоит ему повысить голос, как ребенок начинает записывать учителя и показывает запись маме. Та, не разобравшись, выкладывает ее в родительский чат. Лучше бы они воспитанием детей занимались.

Любовь Корецкая считает, что, когда отсутствует централизованное видеонаблюдение за учебным процессом, аудио- и видеозапись – единственный способ детей доказать то, что они испытывают во время учебного процесса.

– Я за то, чтобы любые учебные занятия записывались. Так будут защищены и учителя от несправедливых нападок детей и родителей, и дети от учителей.

Евгений Древаль отметил: с одной стороны, когда ученики ведут тайную запись на уроке, это не очень этично. С другой – деятельность учителя на уроке не представляет собой тайны, а открытость уроков позволит учителям в будущем избежать многих неприятностей, которые происходят за закрытыми дверями.

– Насколько я знаю, в некоторых школах в классах установлены камеры, которые пишут видео и звук. Если в школе есть технические возможности, с каждого урока можно организовать прямую трансляцию. Родители могли бы посмотреть, как проходит учебный процесс. Многим учителям такое наверняка не понравится. Но нужно уметь отвечать за каждый свой урок, вести его так, как будто он транслируется через YouTube, – считает учитель. – Один гаджет учитель заберет – появится второй, третий, четвертый. Проблема решается мотивацией. Если ребенок мотивирован, если атмосфера урока позитивная, то и не надо ничего отнимать.

Стоит ли родителям выносить проблемы с учителем на всеобщее обсуждение?

Ольга Иванова уверена, что вести себя так, как сделали родители класса, недопустимо. По ее мнению, решить конфликт с учителем можно было в стенах школы. Претензии можно было высказать на родительском собрании.

Ирина Попова отметила, что каждый родитель вправе самостоятельно выбирать способы защиты прав своих детей, но сама она «всегда за конструктивный диалог».

– Вопросы, которые возникают в школе, можно и нужно решать сначала с классным руководителем, завучем и директором. Если возникло недопонимание и проблему не удалось разрешить, обращайтесь к уполномоченному по правам ребенка, – посоветовала Ирина Попова.

Для разрешения конфликтов между учителями и родителями омбудсмен привлекает службу школьной медиации, школьного психолога, социального педагога, районный отдел образования, при необходимости – органы прокуратуры или комиссию по делам несовершеннолетних.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».